Как Робин Уильямс боролся с «террористами в мозге»

0

В течение нескольких месяцев до своей смерти Робин Уильямс находился в тяжелом психическом состоянии: у него наблюдалось периодическое нарушение речи, мыслительного процесса, актер испытывал трудности в запоминании элементарных текстов во время работы на съемках. Позже врачи поставили ему диагноз крайне острой формы деменции с тельцами Леви.

Данная деменция – патологический нейродегенеративный процесс в головном мозге, вызванный белковыми образованиями (так называемыми «тельцами Леви»), которые вызывают массовую гибель нервных клеток. До второй половины двадцатого века эти новообразования связывали с болезнью Паркинсона, пока японским ученым не удалось доказать их связь с приобретенным слабоумием (деменцией).
После смерти Робина Уильямса американский журнал «Неврология» опубликовал статью вдовы актера Сьюзан Шнайдер Уильямс под названием «Террорист в головном мозге моего мужа». В ней Сьюзан в подробностях описывает историю развития болезни своего супруга. Статья является обращением к неврологам с просьбой использовать опыт Робина для дальнейшего исследования этого редкого заболевания.
Как утверждает супруга покойного, после того, как Робин узнал о первоначально поставленном диагнозе, болезни Паркинсона, он впал в глубокую депрессию. Диагноз поставили за несколько месяцев до его смерти. Признаки деменции были обнаружены уже только после вскрытия.
Из-за того, что тельца Леви напоминают включения, вызывающие болезнь Альцгеймера или болезнь Паркинсона, врачи часто ставят неверные диагнозы. Такие ошибки приводят к тяжелым последствиям. Болезнь приводит к серьезным нарушениям когнитивных функций мозга: ослабевает память, внимание, ухудшается координация, речь, мыслительный процесс.
После первого диагноза Робин постепенно начал сходил с ума, однако сдался не сразу. В течение года в отчаянной попытке преодолеть мучительную болезнь, он самостоятельно стал анализировать все симптомы, начавшиеся с бессонницы, констипации (затрудненного опорожнения кишечника), снижения обонятельных способностей, и переросшие в сильнейшее чувство тревоги и неспособность мыслить. Он проходил тесты и сканирования, экспериментировал с новыми лекарствами, физиотерапией, занимался физическими нагрузками, а также искал альтернативные методы лечения, такие, как аутогипноз и йога.
Таким образом Робин хотел перезагрузить свой мозг. Однако все старания были тщетны. Мозг уже находился в своего рода нейроновой ловушке, из которой ему так и не удалось высвободиться. В период борьбы с болезнью весной 2014 года Робин Уильямс работал на съемках фильма «Ночь в музее 3». Во время съемок у него случались панические атаки, он с трудом запоминал реплики своего героя Тедди Рузвельта.
Клиническая особенность данного типа деменции состоит в том, что расстройства имеют колебательный характер, проявления болезни то усиливаются, то ослабевают. По словам супруги актера, выступая на сценах Бродвея, он мог запоминать и безошибочно воспроизводить сотни реплик. А уже во время болезни Робин периодически терял ясность ума, минутная слаженная речь сменялась пятиминутным ступором и замешательством.
После смерти мужа Сьюзан проводила длительные беседы с неврологами с целью понять, что в действительности происходило с Робином. Врачи, которые просматривали записи хронологии развития заболевания, отметили его как «одну из самых серьезных патологий в неврологии».
В настоящее время еще не разработан метод лечения этого расстройства, который основывался бы на восстановлении дегенерировавших частей мозга и требует серьезных инвестиций. Незадолго до смерти Робин Уильямс стал одним из создателей американского фонда, который в настоящее время финансирует исследования редких неврологических заболеваний и разработку новых методов борьбы с различными формами деменции.

Источник: http://scientificamerican.com, перевод http://futurist.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты