Каково работать с Никитой Михалковым?

0
«Невероятный темперамент, он все вокруг рвет и мечет»

Режиссеру и актеру Никите Михалкову исполнилось 75 лет. Режиссер никогда не выбирал для себя одного направления, не загонял себя в рамки жанра и не боялся рисковать.

Это стало очевидно уже в первой его режиссерской работе. Рискнул и снял в совершенно авторской манере «Свой среди чужих, чужой среди своих», фильм, который стал культовым, а позже и признанной классикой.

Через несколько лет с не меньшим успехом Михалков воплотил на экране классику: «Неоконченную пьесу для механического пианино», фильм по произведению Чехова.

А потом без сомнений взялся за сценарий Виктора Мережко «Родня» – получилась щемящая трагикомедия с философским подтекстом.

Семейную и личную трагедию Никита Михалков поднимает и в драме «Утомленные солнцем». Перед зрителем рвется связь времен и отчетливо возникает ощущение, что никогда не будет, как прежде. Лучшие фильмы режиссера показывают человеческие судьбы на фоне разных эпох и раскрывают то, что и за рамками профессии волнует Михалкова.

За плечами – не только снятые фильмы, но и множество ярких ролей. Талантливый деспот – привычное амплуа режиссера. Как же вспоминали работу с ним его коллеги по съемочной площадке?

Почти всю жизнь, со школьных лет, Михалков дружил с художником и актером Александром Адабашьяном. Александр Артемович признается, что, по образованию художник, в кинематографе он оказался благодаря Никите Михалкову, позвавшему его на свои первые учебные работы в качестве помощника декоратора. «Все его достоинства и недостатки – типично режиссерские. Очень большой отпечаток наложила на характер профессия. За работой он сидит часами, спит часа по три-четыре. И спортом успевает заниматься, и в теннис играть… Но вообще он крайне авторитарный, он безусловный лидер. В общении это, конечно, доставляет неудобства. Ну а на площадке должен быть один гений. И у Никиты это всегда режиссер. И не уходил у него никогда никто с площадки, потому что все всегда знают, к кому и почему они идут. И все рвутся с ним работать», – рассказывал Адабашьян в одном из своих интервью.

Благодаря Михалкову фильм «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей» обогатился таким харизматичным персонажем, как дворецкий Бэрримор в исполнении Александра Адабашьяна. Причем решение Масленникова об утверждении на роль сэра Генри Никиты Сергеевича многие встретили в штыки – считали, что Михалков не вписывается в стилистику первых фильмов про приключения лондонского сыщика. Так или иначе, на съемочную площадку Михалков привез своего друга Сашу Адабашьяна…

«Поначалу я не мог понять, зачем Михалков его привез. Когда мы начали снимать, они стали что-то обсуждать между собой, шушукаться. И тут я догадался: Михалков не доверяет мне как режиссеру! – рассказывал режиссер картины Игорь Масленников. – Помню, явившись первый раз на съемку, Никита со свойственным ему размахом стал жаждать крови. По натуре он все-таки лидер и по призванию – режиссер. Раскомандовался: «Ты пойдешь сюда, ты – туда!..» Что же мне было делать? Я не деспот и не диктатор, но на площадке должен быть один режиссер, иначе ничего хорошего не выйдет. Пришлось цыкнуть на них. И они поняли, что я из себя что-то представляю. Михалков был счастлив. Потому что, кроме того, что он лидер и режиссер, он еще и актер, а актеру очень важно, чтобы у него был руководитель».

Чтобы разбить этот критический тандем, Масленников решил найти Адабашьяну занятие, и его утвердили на роль Бэрримора. Михалков всегда был представительным – рост под метр девяносто, регулярные занятия спортом. «У Никиты такой невероятный темперамент, он все вокруг рвет и мечет. На съемках загнал лошадь до такой степени, что та просто рухнула наземь. У нее был обморок: она лежала с закрытыми глазами, не шевелилась, не дышала… Я даже подумал: «Все, погибла!» Но Никита стал возиться с ней, после чего она вдруг открыла глаза, постепенно пришла в себя – и пошло-поехало! Он ее поднял! Вот такой феноменальный человек».

Умение Михалкова обращаться с лошадьми много раз пригождалось на съемках. Во время съемок «Жестокого романса» Эльдар Рязанов, зная, как ловко актер сидит в седле, придумал эффектное появление Паратова в начале фильма. С опозданием прибыв на свадьбу старшей сестры Ларисы, Паратов на белом коне спускается по лестнице и по узкому деревянному мостику въезжает на пристань. Во время одного из эпизодов не успел Никита Сергеевич слезть с лошади, как раздался пароходный гудок. Лошадь испугалась и рванула по набережной – прямо в толпу людей, наблюдавшую за съемками. К счастью, все обошлось.
Часто игравший в кино аристократов, в другой картине Рязанова – «Вокзал для двоих» – Михалков примерил на себя неожиданный образ. Он сыграл железнодорожного проводника и спекулянта Андрея, любовника Веры, интимные свидания с которой происходят в вагоне поезда во время остановок.

Исполнительница роли Веры Людмила Гурченко вспоминала съемки картины с теплотой. За несколько лет до «Вокзала для двоих» Гурченко исполнила главную роль в картине Никиты Михалкова «Пять вечеров» и одну из главных ролей в «Сибириаде» Андрея Кончаловского, где также играл Михалков. Актеры были уже хорошо знакомы, Гурченко уважала Никиту Сергеевича за актерский талант, интеллигентность, режиссерскую чуткость в обращении с актерами во время съемок. «В кино, пожалуй, тоньше всех меня понял режиссер Никита Сергеевич Михалков, – писала Гурченко в автобиографической книге «Аплодисменты». – Он незаметно раздвинул пестрый эклектичный внешний занавес и стал общаться с тем человеком, что сидел у меня внутри. Тот человек обрадовался, что наконец-то им заинтересовались, взял и с удовольствием подчинился. И стало так спокойно – нигде ничто не бунтовало. Удивительное добро я ощутила от всех членов семьи Михалковых.

Это происходило в самые неожиданные моменты и в ту пору, когда у меня уже была работа, на том этапе, когда – если со стороны – все прекрасно, когда не нуждалась в помощи. Но, как научила жизнь – не только тот друг, что плачет с тобой рядом, если тебе плохо, а и тот, кто радуется и дает, подсказывает то, чего не хватает для полноты ощущения праздника души, профессии».

Адабашьян как-то рассказывал такую историю. Во время съемок фильма «Несколько дней из жизни И. И. Обломова» Андрей Попов, игравший Захара, должен был побриться наголо, но брить голову категорически не хотел, объясняя это тем, что в его возрасте новых волос уже не вырастет. В контракте был пункт, по которому актер должен привести внешность в соответствие с требованием картины, но, если бы Михалков надавил, дальнейшие отношения с Поповым строить было бы проблематично. Режиссер нашел нестандартное решение: однажды в гримерку вошли совершенно лысые Никита Михалков, ассистент по актерам Сергей Артамонов и еще один член съемочной группы. «А, стригите под Котовского!» – махнул рукой сдавшийся Попов. Таким образом на съемочной площадке были сохранены хорошие отношения.

Умение Никиты Сергеевича идти на компромиссы ради талантливых актеров отмечал и Гафт. Валентин Иосифович рассказывал, что с писателем Сергеем Михалковым, отцом Никиты Михалкова и Андрея Кончаловского, познакомился в 1964 году. Тогда он экспромтом сочинил эпиграмму на театрального режиссера Андрея Гончарова – Михалков оценил стихотворный шарж и начал публиковать Гафта. Актер был в хороших отношениях с Сергеем Владимировичем, хотя из-за эпиграммы про трех Михалковых пришлось объясняться, ведь писал её не Валентин Иосифович – в ту пору появилось много подделок под Гафта. Обиделся на злостишие и Никита Сергеевич. «Вот Гафт говорит, что мы ползем. А мы не ползем! Караван идет, а собака лает, – рассказывал Валентин Гафт на мастер-классе для студентов в киноакадемии Михалкова. – Но потом мы с ним повстречались – нам обоим вручали награды. Он идет навстречу мне по коридору, остановились мы приблизительно как Дантес и Пушкин. Я ему: Никита, я не писал…» А он здоровый, с мускулами – ну, думаю, сейчас шарахнет. Но Никита огромными своими руками, грудью и хорошо пахнущим лицом – всем, чем мог – обнял меня, и мы стояли, как будто встретились двое разных полов. И он сказал: «Приходи сниматься в «12», без проб».

А вот Георгий Данелия в книге «Безбилетный пассажир» поделился забавной историей про юного и неопытного Никиту Михалкова. Он рассказал момент со съемок картины «Я шагаю по Москве», в которой 18-летний Михалков сыграл свою первую заметную роль. Взять его в фильм предложил сценарист Геннадий Шпаликов, друживший с Андреем Кончаловским – старшим братом Никиты Михалкова.
«Начали снимать. Через неделю ассистент по актерам Лика Ароновна сообщает:

– Михалков отказывается сниматься.
– ?
– Требует двадцать пять рублей в день.
Актерские ставки были такие: 8 р. – начинающий, 16 – уже с опытом, 25 – молодая звезда и 40-50 суперзвезды. Ставку 25 рублей для Никиты надо было пробивать в Госкино.
– А где он сам, Никита?
– Здесь, – сказала Лика. – По коридору гуляет.
– Зови.
– Георгий Николаевич, – сказал Никита, – я играю главную роль. А получаю как актеры, которые играют не главные роли. Это несправедливо.
– Кого ты имеешь в виду?
– К примеру, Леша Локтев, Галя Польских.
– Леша Локтев уже снимался в главной роли, и Галя Польских. Они уже известные актеры. А ты пока еще вообще не актер. Школьник. А мы платим тебе столько же, сколько им. Так что – помалкивай.
– Или двадцать пять, или я сниматься отказываюсь!
– Ну, как знаешь… – я отвернулся от Никиты, – Лика Ароновна, вызови парня, которого мы до Михалкова пробовали. И спроси, какой у него размер ноги, – если другой, чем у Никиты, сегодня же купите туфли. Завтра начнем снимать.

– Хорошо.
– Кого? – занервничал Никита.
– Никита, какая тебе разница – кого. Ты же у нас уже не снимаешься!
– Но вы меня пять дней снимали. Вам все придется переснимать!
– Это уже не твоя забота. Иди, мешаешь работать…
– И что, меня вы больше не снимаете?!
– Нет.

И тут скупая мужская слеза скатилась по еще не знавшей бритвы щеке впоследствии известного режиссера:
– Георгий Николаевич, это меня Андрон научил!.. Сказал, что раз уже неделю меня снимали, то у вас выхода нет!
Дальше работали дружно».

Мария Аль-Сальхани, «Мир 24»

Share.

Comments are closed.