Карен Шахназаров: «Реставрация требует кропотливой работы»

0
Знаменитый кинорежиссер, сценарист, продюсер Карен Шахназаров рассказал, почему так важно реставрировать киношедевры прошлых лет, и поделился профессиональными подробностями этого процесса.
– Недавно отреставрировали военно-историческую киноэпопею «Освобождение» режиссера Юрия Озерова. Можно узнать об этом подробнее?
– Лента «Освобождение» – очень важный проект. Многие часто путают оцифровку с реставрацией и не понимают, в чем разница. В действительности это разные вещи. Оцифровать ленту значит перевести негатив на цифровой носитель, это занимает немного времени. Реставрация – совсем другое дело. Она требует очень тщательной, кропотливой работы, сложных инженерных решений. Вся картина, кадр за кадром, вычищается особой программой, удаляются все помехи и царапины, потом делается новая цветокоррекция – фактически картина приобретает новое изображение.
«Освобождение» – уникальная лента, она состоит из пяти частей, и каждая – законченный фильм. Мы отреставрировали их все. Это «Огненная дуга», «Прорыв», «Направление главного удара», «Битва за Берлин» и «Последний штурм». Пять частей картины отражают важнейшие этапы войны: сражение на Курской дуге, форсирование Днепра, освобождение Киева, Тегеранскую конференцию, напряженные бои за Берлин и штурм рейхстага, капитуляцию нацистской Германии, конференцию глав антигитлеровской коалиции в Ялте.
Тем, кто не видел «Освобождение», рекомендую непременно посмотреть. Кстати, с точки зрения батальных сцен – это абсолютный шедевр мирового кино. Ничего подобного до этого не было и, подозреваю, не будет. Мы сохранили этот фильм и дали ему новую жизнь.
– Где картину можно будет увидеть?
– Пока ее можно посмотреть только в Интернете. Но в зале она смотрится потрясающе! Никакой компьютерной графики тогда не было, все снимали в реальности. Ничего не рисовали, строили огромные декорации. Есть совершенно потрясающие сцены, например, затопление берлинского метро в последней части – это реальные декорации. Если танковые бои, то это настоящие танковые бои, если взрывы – это не нарисованные взрывы. В съемках участвовали настоящие профессионалы, которые, надо сказать, рисковали своей жизнью. Если вы посмотрите эпизоды Курской битвы в первом фильме «Огненная дуга», то увидите в кадрах три тысячи человек пехоты, сто танков, восемнадцать самолетов, всего техники – пятьсот единиц. Сегодня в современном кино подобное невозможно. Все авторы этого фильма сами были фронтовиками, то есть, над фильмом работали люди, которые хорошо понимали, что они снимают. И я надеюсь, что восстановленная картина станет отличным подарком для зрителей, очень советовал бы ее посмотреть молодому поколению.
– Сегодня, видимо, принципиально важно заниматься реставрацией?
– Кинофонд оказался на пленочных носителях, и так получилось, что на сегодня пленки пришли в такое качество, что показывать массовому зрителю их практически невозможно. Они требуют восстановления. Все мы знаем, что старые фильмы зрители до сих пор смотрят с большим удовольствием, они популярны на телеканалах, на разных фестивалях, но дело в том, что мы сейчас стоим на пороге ситуации, когда весь фильмофонд может оказаться невостребованным. Поэтому мы по мере наших сил занимаемся программой восстановления, шесть-семь картин в год реставрируем.
Этого, конечно, недостаточно, но пока делаем хоть что-то, наши силы, увы, не беспредельны. К сожалению, никто больше такой работой не занимается, и если сейчас не спасать фонд, старое кино просто исчезнет. В прошлом году мы отреставрировали фильмы: «Калина красная», «Дон Кихот», «Июньский дождь», «Неоконченная пьеса для механического пианино». Уже отреставрированы фильмы Андрея Тарковского, Леонида Гайдая, Владимира Меньшова. Отреставрированные ленты принимают участие в ретроспективных фестивалях по всему миру. Недавно в США вышла в прокат киноэпопея Сергея Бондарчука «Война и мир».
– Сегодня в мировой киноиндустрии правит «цифра», и немного непонятно, для чего нужна пленка, ведь это уже несовременный формат.
– Я с такой позицией категорически не согласен. В такой весьма передовой стране в области кино, как Америка, сегодня работает 19 лабораторий, восстанавливающих старые фильмы! Что такое лаборатория? Это уникальные специалисты, способные заниматься трудоемкой и кропотливой работой, которые воспитываются десятилетиями. На Западе до сих пор на пленке снимают кино, и она остается востребованным сегментом. Потом, никто ведь не знает, что будет с «цифрой». У меня нет сомнения, что пленка останется и у нее будет вторая волна популярности, как, скажем, в музыке вернулся винил. Во всем мире киноархивы хранятся в пленке, потому что пленка «работает» сто лет, а в «цифре» каждые два-три года меняется формат.
– По-прежнему ли работает ваш легендарный музей?
– Могу с гордостью сказать, музей «Мосфильма» необычен тем, что экспонаты в нем постоянно меняются – некоторые отправляются на киносъемки, другие возвращаются в экспозицию. Здесь же находится уникальная коллекция ретро-автомобилей, участвовавших в картинах «Мосфильма», например, знакомый всем «Мерседес» разведчика Штирлица или автобус ЗиС из фильма «Место встречи изменить нельзя». На «Мосфильме» также можно увидеть грузовики, автобусы и военную технику времен Первой и Второй мировых войн.
Анжела Якубовская http://gazetauzao.ru
Share.

Comments are closed.