Топ-100

Клавдия Коршунова: «Творчество — очень интимная сфера»

0

Продолжательница актерской династии – о съемках в сериале «Неопалимая купина» и сегодняшнем следе давней войны.

— Клавдия, рассказ «Неопалимая купина» написан Борисом Васильевым в 1986 году, повесть «Встречный бой» — в 1979.
— Хорошая литература не устаревает. А честно и талантливо написанные книги о войне сегодня в каком-то смысле приобретают роль документа.

— В вашей собственной семье есть истории, связанные с войной?
— Их много. Мамин отец Семён Арсентьевич прошел всю войну, вернулся в чине капитана. Служил в войсках связи. У него как ценного специалиста была бронь, мог не идти на фронт — или пошел бы в более поздний призыв. Но бабушка моя, истовая женщина, сама его прогнала. Сказала: как так, другие идут, а ты не пойдешь? Хотя у нее на руках был младенец, и она даже, кажется, уже второго ребенка ждала. Такой вот характер. Дед, слава богу, вернулся. Мама у них родилась уже после войны. Но я, к сожалению, дедушку не застала — он рано умер от инфаркта.

Прадед Иван, отец моего дедушки Виктора Ивановича Коршунова, тоже прошел всю войну. Солдатом, в пехоте. Но тоже вернулся. Другие прадеды, по линии Еланских, тоже воевали. Прадедушка Валя, старший лейтенант, погиб под Москвой, а Аркадий был там же в ополчении, они рыли окопы и в первый же день попали в плен, потом он бежал из немецкого лагеря, вышел к своим. Аркадий — брат моей прабабушки Клавдии Николаевны Еланской, знаменитой актрисы МХТ.

Еще у нас традиция — никогда не встречать Новый год на даче. Дело в том, что на этой подмосковной даче встречали Новый год только один раз, и это был 1941-й.

— Как вы попали в проект «Неопалимая купина»?
— Совершенно обыкновенно: кастинг-директор Наталья Борисова прислала моему агенту сценарий, пригласила на пробы. Я попробовалась — судя по всему, удачно. Мне и самой хотелось сниматься, было чувство, что в этой роли нужна именно я. Такое ощущение — очень правильное, если его не возникает, значит, это не твоё.

— В чем заключалась подготовка к работе?
— Читала книги. Смотрела хронику, интервью с участниками войны, картину «У войны не женское лицо». Для физических тренировок ездила в военную часть под Коломной, Владимир Геннадьевич Шелестюк, человек с настоящим боевым опытом, проводил строевую подготовку, показывал, как рыть окоп, я изучала орудия, училась стрелять. Говорили с ним и о последствиях войны, о том, что остаётся в душе от нее. Очень благодарна ему за помощь и откровенность. Еще интересная вышла история — я на этой подготовке прыгнула с парашютом, хотя, честно говоря, не планировала совсем. Просто в первоначальном варианте сценария был такой флэшбэк: Антонина приземляется на парашюте. Его почти сразу убрали, но наш военный консультант Игорь Волокитин уже договорился с парашютной базой. Я думала, он шутит, говоря: «Ну, какая ты разведчица, если с парашютом не прыгнешь». И вдруг через некоторое время он сообщает: завтра прыжок. Пришлось поехать и прыгнуть. Вышло потрясающе. Теперь вот сыну рассказываю, а он смотрит на меня, открыв рот, — гордится!

— Советовались ли вы по поводу роли с отцом Александром Коршуновым? Ему ведь приходилось играть в фильмах про войну.
— Не советовалась. Мы, конечно, делимся друг с другом тем, что делаем, но советовать тут что-то сложно. Творчество — очень интимная сфера.

— Чем вам близка ваша героиня, а какие ее действия вы, может быть, не принимаете?
— Таких действий нет, я понимаю и принимаю её во всем. Вообще роль эту очень люблю и считаю своей главной работой — уж на телевидении точно. Антонина превратилась для меня в живого человека, как будто это моя бабушка. И не себя я люблю в Антонине, а именно её саму, и жутко жалею, и благодарна ей, и скучаю по ней. Это была работа с огромным погружением, я даже слегка запуталась, где она и где я сама. Иногда понимаю, что присвоила себе некоторые моменты ее жизни, и они стали моими воспоминаниями.

— Чего бы вам хотелось для себя как актрисы?
— Разные бывают периоды и настроения, но вне зависимости от деталей считаю себя очень счастливым человеком. У меня было много крутых проектов, и сейчас приходят интересные предложения в кино. Я люблю свой театр «Современник», верю в его будущее, вижу себя в нём. Два года назад в моей жизни появилась благотворительность. Пробую себя в качестве продюсера благотворительных проектов. Мне бы хотелось и дальше развиваться, возможно, даже пойти учиться. Ну и, конечно, моя семья — это абсолютное счастье и награда.

Анна Чепурнова
«Труд»

Share.

Comments are closed.