Анна Чиповская: «Я сама себе самый строгий критик»

0

Исполнительница главной роли в сериале «Пекарь и красавица» Аня Чиповская рассказала, почему не рвётся в Голливуд и как ей удаётся сохранять идеальную репутацию.

– Аня, вас, как и вашу героиню Сашу, можно назвать девушкой с обложки. Думаю, вы очень часто слышите комплименты в свой адрес. Они вас стимулируют или же, наоборот, расслабляют?
– Я следую совету своего мастера Константина Райкина, который всегда наставлял нас не слушать ни комплиментов, ни хулы. Потому что люди, которые хвалят, часто льстят или просто хотят понравиться – трудно понять, когда это действительно искренне. Поэтому я прислушиваюсь только к словам своих самых близких людей. Ну и поверьте, я сама себе самый строгий критик.
– А бывало такое, что привлекательная внешность мешала вашей карьере?
– Очень часто. Кино – это типажное искусство, и всех режиссёров в театр не затащишь, не расскажешь им, что ты действительно умеешь. Как-то раз один молодой режиссёр, в которого я сильно верю, позвонил мне и сказал: «Ты знаешь, у тебя были лучшие пробы, но мы не можем утвердить. У тебя просто не может быть таких проблем с мужчиной, в это никто не поверит». Меня, если честно, эти слова повергли в ступор. Почему в 2019 году у симпатичной женщины не может быть проблем в отношениях? Где логика? Как оказалось, стереотипы ржавеют очень медленно.
– На пресс-конференции сериала «Пекарь и красавица» вы сказали, что у вас очень низкая самооценка. Тем не менее вы не боитесь выкладывать в соцсети фото без ретуши и макияжа, казаться смешной. Не каждая уверенная в себе знаменитость так может!
– Я просто не рассматриваю свои социальные сети как бизнес. «Инстаграм» – это для меня забава. Я, конечно, очень уважаю людей, которые могут зарабатывать на нём деньги, но мне же интереснее просто делиться частью своей жизни, которую я готова показать. А что касается самооценки, это другое дело. К сожалению, она никак не зависит от того, что вас окружает и кем вы являетесь. Это вопрос того, на чём вы концентрируетесь. Я, как перфекционист, концентрируюсь на несовершенствах и неудачах. Это не совсем хорошо, но такова моя природа, и к 31 году я её приняла и смирилась. Я из тех, кто постоянно переживает, много думает и накручивает себя.
– Помню, вы как-то выложили в «Инстаграм» фото с состаренным с помощью грима лицом. Насколько сложно было смотреть на себя в зеркало и видеть пожилую женщину?
– Сложно. И это мощные ощущения. А представьте ситуацию наоборот: скольким пожилым людям хотелось бы снять с себя свои годы? Моя бабушка говорила: «Ты не представляешь, как быстро проходит молодость. Ты всем доволен, счастлив, но так хочется хотя бы на одну секунду снова оказаться молодой».
– Как бы вы хотели выглядеть в старости?
– Как моя бабушка. Это очень естественное старение. Но на самом деле я не зарекаюсь от того, что лет в пятьдесят пять мне захочется что-то «прибрать». Я говорю об очень аккуратной, минимальной пластике, той, которую позволяют себе взрослые европейские женщины, которые, кстати, стареют очень красиво. И я абсолютно уверена, что долго буду взрослеть естественно. Я видела, как это произошло с моей мамой – очень красиво и благородно. А ещё я очень жду седину: мне нравятся аккуратные классные стрижки, но при этом естественная седина.
– В Интернете вас часто сравнивают с Анджелиной Джоли и пишут, что по вам плачет Голливуд. Не поступало ещё предложений оттуда?
– Предложения были, но в одном случае я уже работала над картиной, в другом – произошла смена режиссёра. Но, если честно, я не думаю, что Голливуд по мне рыдает. Нет, мне, конечно, хотелось бы сняться на Западе, но это труднодостижимо.
– Почему же?
– Потому что, во-первых, я реалист. Во-вторых, это требует просто колоссального труда с самого начала. Не думаю, что мне это всё подходит по складу характера. Мне должно быть комфортно чисто по-человечески. Я не могу пробиваться, рассказывать, какая я потрясающая, – просто не умею.
– Вы много снимаетесь, играете театре. С годами уже выработалась зависимость от работы?
– Не думаю. Я очень люблю свою работу, но я не робот. Вы знаете, тот небольшой перерыв, который я взяла сейчас, – это то, что мне нравится больше всего. Я гедонист, я много чего люблю в этом мире. Мне нравится путешествовать, готовить. Я люблю людей, животных – миллион всего. И из-за работы мне просто не хватает времени на все прелести жизни.
– А после какой роли вы почувствовали, что уверенно стоите на ногах в профессии?
– После «Хождения по мукам». Настолько мне досталась многогранная героиня – такие даются очень редко. Правда, народная популярность на меня свалилась после выхода на экраны «Оттепели» Валерия Тодоровского. Меня даже кассиры в магазине называли Марьяной. Но я тогда мало что понимала и могла воспринимать всерьёз. Марьяна – не моя любимая героиня, я сложно к ней отношусь.
– Ваш родной театр возглавил Владимир Машков. Почувствовали ветер перемен?
– Посмотрим, что будет происходить. Мне необходимо время, чтобы сформировать своё мнение. Я должна прикипеть к человеку, который в некоторой степени управляет моей жизнью. Если у меня не получится, не смогу там работать.
– Перед интервью я решила перечитать статьи о вас. И знаете что? Я не нашла ни одной скандальной публикации в СМИ. Кажется, что вы вся такая положительная. Легко ли поддерживать репутацию? Не хочется вот так взять и оторваться на славу?
– А я отрываюсь. Безумно неловко сравнивать себя с такими людьми, но буквально на днях я услышала прекрасную фразу. Джек Николсон говорил о Томе Хэнксе следующее: «Том Хэнкс – потрясающий. Вы никогда не услышите о нём ничего плохого, вы никогда не поймаете его на краже, вы никогда не увидите его пьяным. Этим он мне и нравится: он никогда не попадается!» Я тоже стараюсь никуда не встревать: не хожу по ток-шоу, ничего не мусолю и у меня нет своего мнения по 95 вопросам одновременно.

Анна Храмцова
Metro (metronews.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты