Основатель «Плейбоя» увидел крах созданной им мечты

0

Хью Хефнер прожил долгую, яркую и благополучную жизнь, которой могут позавидовать многие. Он пробил брешь в традиционном пуританстве Америки и внес свой вклад в образ американской мечты XX века. Правда, триумф оказался недолгим. Он успел увидеть, как «Плейбой» теряет свое место в меняющемся мире, и осознать, что созданная им мечта рассыпалась в прах.

Про скончавшегося основателя и издателя журнала «Плейбой» легко можно написать множество текстов, так или иначе увязанных с политикой. Про роль Хью Хефнера и его журнала в формировании современной массовой культуры как глобального политического феномена; про значение Playboy — детища Хефнера — в завоевании Штатами культурной, социально-экономической и геополитической гегемонии в мире; про влияние журнала на внутриполитические процессы в самих США. И еще про множество других, реально существовавших и до сих пор существующих феноменов.
А еще можно написать про весьма злую шутку, которую сыграла с Хефнером, его сторонниками и противниками судьба. И, возможно, это самая интересная тема для осмысления и обсуждения.
Хью Хефнер прожил весьма благополучную жизнь, которой могут позавидовать многие, и мирно умер в своей постели в окружении близких. Он многие десятилетия занимался тем, что любил и что ему было интересно. Ему сопутствовал не просто успех, а фантастический триумф на мировом уровне. Его достижения не ограничивались заработанным состоянием. Он был властителем дум, задававшим культурные тенденции, определившие жизнь целых поколений людей на всей планете.
Правда, была у этого и обратная сторона.
Хефнер прожил достаточно долго, чтобы увидеть закат своей империи. Дело не только и не столько в том, что его любимое детище – журнал «Плейбой» – переживает трудные времена, не в силах конкурировать с новыми форматами распространения эротического контента. Дело в том, что агонизирует тот образ, стиль и идеал жизни, который воплощал в себе журнал и его создатель с момента основания.
Тут нужно напомнить, что Соединенные Штаты исторически были страной пуританских нравов и строгих правил. В момент создания «Плейбой» был для Америки потрясением основ и общественной морали. Журнал воплощал собой аморальность США – и в то же время в самих Штатах для огромного числа людей он представлял собой столь же неприемлемое явление.
Но консерваторы, борясь с этим образцом безнравственности, допустили ошибку: они обвиняли «Плейбой» и самого Хефнера в неприсущих им грехах. «Плейбой» был фривольным, пикантным и романтичным, но он никогда не был развратным, порнографическим и непотребным. А защитники общественной нравственности обвиняли его именно в этом. Возможно, именно поэтому они потерпели неудачу в своих усилиях. Общество видело их неправоту, на фоне которой журнал выглядел еще более стильным и остроумным.
В далеком 1953 году Мэрилин Монро послужила моделью для самой первой обложки «Плейбоя» и рядом с этой актрисой и похоронен Хью Хефнер. В журнале печатались Рэй Брэдбери, Курт Воннегут, Джек Керуак, выступали Фидель Кастро, Мартин Лютер Кинг, Фрэнк Синатра, The Beatles, Френсис Форд Коппола, Джек Николсон, Энтони Хопкинс, Стив Джобс. Снимались Элизабет Тейлор, Памела Андерсон, Синди Кроуфорд, Наоми Кэмпбелл, Шэрон Стоун. Журнал издавали в 30 странах мира, у Хью появились собственные ток-шоу.
Playboy задал стандарты в сфере романтики и сексуальных отношений полов для золотого века американской мечты. Хефнер сделал эротику частью общепринятой публичной пристойности. Журнал, сам Хью Хефнер, его особняк и легендарные вечеринки в нем стали такой же частью образа Америки, как и небоскребы Нью-Йорка, огни Лас-Вегаса, американские хайвеи и мощные машины с откидным верхом.
А потом выяснилось, что все это было не более чем прекрасной и очень кратковременной иллюзией. Прошло всего несколько десятилетий, и вот легкомысленный романтический мир «Плейбой» оказался зажат между двумя куда более мощными течениями, которые сдавливают его все безжалостнее.
С одной стороны, пробив брешь в пуританской картине мира, Хефнер открыл дорогу той самой низкокачественной похабной порнографии, с которой «теплый ламповый» «Плейбой» не способен конкурировать ни технологически, ни содержательно.
А с другой, выяснилось, что победа над консерваторами была только миражом, и ныне они берут реванш по всему миру, включая Америку. Новая атака на аборты, практически полное исчезновение сексуальных сцен из голливудского мейнстрима (потому что кассу обеспечивают дети), закутанные с головы до ног мусульманки на улицах западных городов. Да даже «Фейсбук»… В нем теперь даже «Данаю» Рембрандта не опубликовать, не то что фотографию из журнала «Плейбой».
Хефнер прожил достаточно долго, чтобы все это увидеть и явно осознать печальное будущее, уготованное его творению. Но теперь ему все это уже неважно. А для всех остальных остаются воспоминания о незаурядном человеке, изменившем мир. Пусть даже ненадолго.
P.S. Хью Марстон Хефнер родился 9 апреля 1926 года в Чикаго. Был домашним ребенком, учился в школе. В 1944 пошел в армию. Потом изучал психологию в Иллинойском университете, работал редактором в рекламном отделе журнала «Эсквайр».
Жен у Хью было три, а любовниц — множество. 10 лет он был женат на Милдред Вилльямс, а после развода в 1959 он 30 лет развлекался с моделями. В 1989 он женился второй раз, на модели Кимберли Конрад (55) – от этого брака у него двое детей, сыновья Марстон Хефнер (27) и Купер Хефнер (26). И снова через 10 лет Хью разводится. В 2012 он женился в последний раз, на модели Кристал Харрис (31). Ей тогда было 25, а ему уже 86. Согласно завещанию, все многомиллионное наследство Хью Хефнера будет поделено между детьми, а уже вдове Кристал не достанется ничего… Кроме своих украшений, одежды и некоторых личных вещей (виной всему брачный договор).
«Жизнь слишком коротка, чтобы жить чужой мечтой», — говорил Хефнер. И он прожил жизнь именно так, как и хотел. Хью часто высказывался в защиту гомосексуалистов, выступал против любых форм притеснения (например, скупал ночные клубы, в которые не пускали негров). С другой стороны, Хефнер позволял себе оскорбительные высказывания в сторону женщин, и его обвиняли в объективизации женщин. В интервью Vanity Fair он однажды даже согласился с этим: «Они и есть предметы».

Источник – «Взгляд» (vz.ru), peopletalk.ru, mir24.tv

Поделиться.

Комментарии закрыты