Сергей Стариков: «И на стройке работал, и траву косил»

0

У него так и не получилось раскрыться в НХЛ
Неоднократный чемпион страны, многократный чемпион мира, двукратный чемпион Олимпийских игр защитник Сергей Стариков в конце 80-х оказался в США.

Конфликт с Тихоновым
Стариков родился 4 декабря 1958 года. Отец Сергея — Виктор Иванович — тренер по хоккею, работал с детскими командами спортивного клуба «Восход» Челябинского трубопрокатного завода. С десяти лет под его руководством Сергей начал заниматься хоккеем. В выборе — быть нападающим или защитником — никогда не сомневался. Все решилось просто. Хоккейное амплуа он унаследовал от отца и перешел в оборону.
Команда, в которой играл Сергей, довольно успешно выступала в чемпионате города, и вскоре юного защитника заметили специалисты и пригласили заниматься в хоккейную школу спортклуба ЧТЗ. Уже в 1974 году Сергей — защитник юношеской сборной страны. В 1976 году стал чемпионом Европы. Следующий этап — член молодежной сборной. В ее составе дважды становился чемпионом мира среди юниоров. Был капитаном молодежной сборной.
Естественно, что после столь удачного выступления Стариков перешел в ЦСКА. В армейском клубе он проведёт 10 лет, и поводов жалеть о переходе у него не будет. Невысокий, но очень плотный защитник — при росте в 178 см вес его уходил за сотню, да ещё с таким прошлым в «молодёжке» — нашел свое место и в главной сборной. Через некоторое время после попадания в ЦСКА он дебютирует на чемпионате мира, где берёт с командой золото, правда, проводит лишь одну игру. После этого Борис Михайлов, рассуждая о своих партнёрах, скажет о Старикове, что тому есть над чем работать, в частности, покритикует молодого защитника за слабый пас. Видимо, Михайлов не стал говорить всего, но Сергей лишается места в сборной на три года.
Возвращается в национальную команду Стариков на чемпионате мира-83 в ФРГ. Там он проведёт в основе все 10 матчей, забьёт шайбу и выиграет золото. Олимпиада в Сараево также стала успешной, там Сергей сыграл 7 из 8 матчей. Место во второй или третьей тройке неизменно оставалось за Стариковым и в клубе, и в сборной, с которой он становится первым на домашнем чемпионате мира, а затем и в Калгари. Но после этого для него начинается непростой период.
«Весной 1989 года наставник ЦСКА и сборной страны Виктор Тихонов отчислил меня из команды. Причиной стало письмо, опубликованное в газете некоторыми армейцами, а также моей женой Ириной, о методах работы главного тренера, — считает Стариков. — На чемпионат мира 1989 года я, естественно, не попал. Но не только ссора с Тихоновым стала основанием для отъезда за границу. Еще после зимней Олимпиады 1988 года на приеме в правительстве Михаил Горбачев сказал буквально следующее: “Армия вас содержать уже не будет. Нет денег. Определяйтесь, рапорта всем подпишем”.
У меня были варианты с другими клубами высшей лиги, но я принял приглашение Вячеслава Фетисова. Он уже договорился с “Нью-Джерси”, когда позвонил мне и предложил отправиться за океан вместе. В Монреале уже полным ходом шел драфт, и на раздумья Слава дал 15 минут. «В каком раунде тебя выберут – уже неважно, главное, чтобы “Дэвилз” принадлежали права на Старикова», – добавил Фетисов. Вот так летом 1989 года я оказался в тренировочном лагере “Нью-Джерси”».

«Лишним оказался я»
Длительное время Сергей не тренировался, только поддерживал форму: бегал, катался. Полсезона отыграл за «Дэвилз» («Дьяволы»), а потом приехал Алексей Касатонов, и получилось так, что среди шести защитников команды оказалось трое русских: «Стало ясно, что кто-то из нас поедет в фарм (резерв). Этим лишним оказался я. Мне не хотелось выяснять отношения. Я, конечно, расстроился, хотел вернуться домой, но меня убедили остаться».
В фарм-клубе (резерве) все было то же самое, что и в «Дэвилз»: полнейший профессионализм, все четко выстроено. «Я там неплохо стал играть, даже забивать, хотя считался защитником оборонительного плана, — вспоминает Стариков. — Меня уже собирались переводить обратно, но помешала травма. Вторая попытка вернуться в основной состав “Нью-Джерси Дэвилз” тоже окончилась неудачей. Команда играла в плей-офф. Если бы “Дьяволы” пошли дальше, мне гарантировали, что я выйду на лед. Но наша команда проиграла и вылетела из плей-офф, а я так и не надел форму “Дэвилз”».
Из «Нью-Джерси» в 1991 году Стариков перебрался в Калифорнию, в Сан-Диего. Выступал за один из клубов АХЛ: «Там со многими нашими встречался: Александром Юдиным, Михаилом Шталенковым, Артуром Ирбе, Дмитрием Квартальновым. В Сан-Диего вообще курорт, приятно жить и работать. Потом два года был в Москве скаутом и занимался PR. Но в 1995 вернулся в Америку. Попытался устроиться в “Нью-Джерси”, но не получилось».
Началась трудная эмигрантская жизнь: Стариков брался за любую работу. «Надо было деньги добывать, семью кормить. Работал и упаковщиком, и водителем, и на стройке, и траву косил. А потом встретил приятеля, тоже бывшего хоккеиста, Игорем зовут. Объединившись, создали детский хоккейный клуб и назвали его “Джерси Пингвинз”».
Через некоторое время Сергей отказался от скромного бизнеса в США и принял приглашение Андрея Хомутова поработать в «Динамо». С июня 2010 по октябрь 2011 Стариков работал старшим тренером астанинского «Барыса».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Спорт день за днем» (sportdaily.ru), Mediazavod.ru

Поделиться.

Ответить