Квентин Тарантино: «Знаю, что включил бы в фильм о себе»

0

В прокате стартовал девятый фильм Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде». А днем ранее по этому поводу состоялась пресс-конференция, на которой фильм представили для публики. Сделать это приехали сам режиссер и продюсеры Шеннон Макинтош и Дэвид Хейман.

– Квентин, двадцать пять лет назад вы просто ворвались в мировое кино. Тогда вы показали себя блестящим аутсайдером. Чувствуете себя сейчас частью Голливуда или в какой-то степени остались тем самым аутсайдером?
– Да, я теперь вхож в голливудскую тусовку, стал членом этого профессионального сообщества. Но если судить по тому, как снимают кино в Голливуде, я все-таки оставался этаким аутсайдером все 90-е и даже нулевые. Например, лет десять назад я легко мог остаться на обочине. Но не остался.

– В одном интервью вы говорили, что «Однажды в… Голливуде» станет вашим последним фильмом, если вы в нем скажете все, что хотели. Вы всё сказали этим фильмом или у вас еще осталось что-то на будущее?
– Я хочу снять всего десять фильмов. И в картину «Однажды в… Голливуде» я действительно вложил все, что хотел. Пока не знаю, что будет в десятом, но он должен логически закончить общую историю, которая длится уже девять фильмов. Чтобы все мои работы объединились в такой один большой общий проект.

– Как вам удалось свести на одной площадке двух звезд мирового уровня — Брэда Питта и Леонардо ДиКаприо? Они же раньше не работали вместе.
– Я хотел, чтобы они оба участвовали в моем фильме. Но хотеть — еще не значит сделать. Так что я не знал, согласятся они или нет. Я до этого работал с каждым из них, им понравился сценарий нового фильма, и они согласились. Тут еще важно понимать, что они существуют не отдельно друг от друга. Они часто вместе в кадре — один дублер другого. И они должны быть похожи друг на друга — не лицом, но фигурой, походкой, языком тела. Мы хотели воссоздать отношения дублера и актера, и у нас это получилось.

– А что же с воссозданием образа Брюса Ли на экране? Некоторые его критикуют за то, что он там показан самоуверенным и заносчивым. Что вы думаете по этому поводу?
– Я ничего не выдумывал. Я сам слышал, что он так себя вел. Кстати, то же самое о Брюсе говорила и его супруга. Так что я показал его реальным человеком.

– Продолжая тему съемочной команды. Почему вы выбрали Джона Декстера художником по спецэффектам для своего фильма?
– Джон — один из лучших мастеров по спецэффектам, я считаю. Важно, кстати, понимать, что спецэффекты — это не только компьютерная графика. Так что мы очень многое построили в натуральную величину. А город часто, наоборот, снимали в миниатюре. Улицы, машины, здания — многое снято в миниатюре. Мы старались делать все максимально реалистично, но когда снимаешь город, невозможно со всех домов снять современные антенны или рекламные плакаты. Это бы все пришлось закрашивать на постпродакшене.

– Кстати, о современности, действие фильма «Однажды в… Голливуде» происходит в 1969 году. Как вы считаете, то время может чему-то научить нынешнее поколение, предостеречь от чего-то?
– Хотя мне очень нравится та эпоха, я не уверен, что она может чему-то научить. Вот 70-е годы, когда родился «новый Голливуд», — это да.

– Вы — известный любитель русской классики. Скажите, есть ли в вашем новом фильме какие-то отсылки к ней?
– В самом фильме — нет. Однако если бы я решил снять фильм о Квентине Тарантино, в нем однозначно нашел бы место фильм «Человек-амфибия». В начале семидесятых я был еще подростком и часто пересматривал эту картину — ее у нас показывали по телевизору.

– Еще вы очень любите комиксы. После того, как вы выпустите десятый фильм, может быть, попробуете себя в этом направлении?
– А я уже попробовал. Мы превратили в комикс мой фильм «Джанго освобожденный». Более того, сейчас я занят на создании еще одного выпуска, в котором Джанго встречает Зорро.

– Пара вопросов к продюсерам. «Однажды в… Голливуде» — это чисто авторское кино. При этом в нем снимаются два известнейших актера. Не хотелось ли вам сделать фильм более мейнстримным и блокбастерным?
– Нет. Мы полностью доверяем профессионализму Квентина.

– Каково вам работать с Квентином непосредственно над продвижением фильма? Половина мира его обожает, но есть и вторая, которая явно недолюбливает.
– Когда Квентин участвует в продвижении фильма — это прекрасно, потому что он много, очень много рассказывает. Но делает это так энергично и увлеченно, что прямо завораживает.

Источник: Lostfilm.info

Поделиться.

Комментарии закрыты