Майкл Джей Фокс: «Мне правда нравится жить»

0

На пике славы он узнал, что у него болезнь Паркинсона, но не сдался

Болезнь стала для него страшным ударом. Многие в Голливуде поставили на нем крест, однако артист сумел вернуться на экраны.

«Марти МакФлай — это я»
Майкл Джей Фокс родился 9 июня 1961 года в городке Эдмонтон в Канаде в семье актрисы и отставного военного. Он всегда мечтал стать актером и уже в пятнадцать лет занялся кинематографом профессионально, исполнив небольшую роль в телевизионном сериале канадского производства «Лео и я». Бросив школу в восемнадцать, Майкл перебрался в Лос-Анджелес, где первое время еле сводил концы с концами. Периодически появлялся с ролями в сериалах различной степени успешности. На широких экранах дебютировал в 1980 году с второстепенной ролью в семейной комедии «Полуночное безумие».
Настоящий успех пришел к Майклу вместе с ролью в комедийном телесериале «Семейные узы». У нас же о Майкле заговорили после выхода в прокат фантастическо-комедийной картины Роберта Земекиса «Назад в будущее». Фильм имел огромный успех, хотя на самом деле ему пришлось долго пробиваться на экраны. Авторам говорили, что их фильм «слишком детский», что большая часть потенциальной аудитории оставит его без внимания, потому что в нем «мало жесткости».
Тогда же выяснилось, что Майкл Джей Фокс, который, по мнению всех авторов фильма лучше всего подходил на роль Марти МакФлая (с ним Земекис познакомился случайно, когда тот снимался в «Волчонке», и моментально отметил его как кандидата номер один), был и дальше связан контрактом на производство телесериала «Семейные узы». Продюсер ленты Дэвид Голдберг и слышать не хотел о том, чтобы отпустить востребованного телевизионного актера работать над художественным фильмом на протяжении нескольких месяцев. Собственно, он был уверен, что рейтинг шоу держится в основном на Фоксе.
Несмотря на горячее стремление Майкла сниматься в «Назад в будущее», от его кандидатуры отказались. После этого Земекис провел множество кинопроб на роль Марти. Ситуация накалялась, поскольку выход фильма наметили на май 1985, а между тем осенью 1984 съемки еще даже не начались. Впрочем, из-за трудностей производства дата релиза позднее откладывалась дважды. В конце концов, главную роль доверили Эрику Штольцу. «Он играл замечательно, лучшего и пожелать было нельзя, – вспоминал Роберт Земекис. – Но с каждым новым дублем я все отчетливее понимал, что Эрик — не тот Марти МакФлай, которого мы придумали, когда писали сценарий. Я принял не самое легкое решение о прекращении работы со Штольцем спустя примерно месяц после начала работы. Это стоило нам 3 миллиона долларов».
Сам же Фокс изъявил огромное желание работать с Земекисом над «Назад в будущее» с самого начала, с того самого момента, как прочел сценарий, даже несмотря на свою стопроцентную занятость. Он так и сказал: «Я согласен работать день и ночь, только возьмите меня в этот фильм. Все, что я делал в старших классах, — катался на скейте, ухаживал за девчонками и играл в рок-группах. Я даже хотел стать звездой рок-н-ролла. Марти МакФлай — это я».

«Мы с Трэйси до сих пор влюблены»
Когда после увольнения Штольца проект «Назад в будущее» повис над пропастью, было все же принято решение о включении Майкла в работу. Актер согласился работать сверхурочно: «Я вставал в шесть утра, мчался на телестудию и там работал над сериалом полный рабочий день. В шесть часов вечера я мчался на киностудию «Юниверсал» и там снимался в «Назад в будущее» до двух часов ночи. К тому моменту, когда я добирался до дома, мне оставалось на сон два-три часа. В шесть часов утра все начиналось по новой. Не понимаю, как я выдержал. Большую часть времени я даже плохо соображал, где я нахожусь. Это был самый сумасшедший период моей жизни, но я рад, что он был».
В 1991 году Майкл Джей Фокс пошел к врачам с жалобами на неврологические недомогания: дрожь в конечностях и головные боли. Диагноз прозвучал как приговор – болезнь Паркинсона. Актер думал, что его карьере настал конец, поэтому он принялся заливать горе спиртным. Очень скоро актер вплотную приблизился к самому настоящему алкоголизму, что при болезни Паркинсона является особенно опасным фактором: спиртное мешает действию препаратов, необходимых для терапии.
«Примерно через год после получения диагноза, я проснулся однажды утром и увидел лицо моей жены Трэйси. Она спросила у меня: «Это то, чего ты хочешь?» Тотчас я осознал – нет, это не то, чего я хочу, и я совсем не такой, каким стал. Я бросил пить в 1992. Я понял, что если могу решить проблему с алкоголем, значит, смогу разобраться и с Паркинсоном. Да, я был бессилен справиться с самой болезнью, но существовали вещи, которые были мне по силам. Я мог применить все, чему научился в борьбе с алкоголем, чтобы научиться жить с болезнью Паркинсона».
Жена Трэйси Поллан не бросила Майкла в беде: уже после того, как стал известен диагноз, у пары родились трое детей. «Трудно объяснить, почему эта удивительная женщина решила остаться, – говорит Фокс. – Про нее люди говорят: «Трэйси – кремень». Она всегда смеется над этими словами и отвечает: «Я не кремень». Это, действительно, так. Она очень живой и подвижный человек. Нам повезло, и на нашу долю, кроме Паркинсона, не выпало больших испытаний. Трэйси знает, что может рассчитывать на меня, когда мы сталкиваемся с проблемами. Мы до сих пор влюблены и заставляем друг друга смеяться, и, наверное, это самая главная вещь на свете. Она все еще уверена, что я умный, забавный и сексуальный».
Фокс организовал свой собственный фонд, финансирующий исследования по борьбе с болезнью Паркинсона. Несколько лет назад актеру сделали операцию, после которой он больше не зависит от медикаментов до такой степени, как было прежде. Он вернулся на телевидение, занимается озвучиванием мультфильмов: «Мне правда нравится жить. Я люблю свою семью и свою работу. Я рад, что у меня есть возможность быть занятым. Это и называется счастьем».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам http://Kinonews.ru, http://Kino-mira.ruhttp://Medikforum.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты