Мария Каллас: трагедия и мистика оперной дивы

0
«Слоновьи ноги», четыре голоса и проклятье для любовника

Многие считают, что певица Мария Каллас, очаровавшая в середине XX века весь мир, так и осталась непревзойденной в своем певческом таланте. Ее жизнь считали волшебной сказкой, но на самом деле судьба совсем не баловала певицу. Кроме фантастического успеха и любви публики в ее жизни было немало боли и разочарований.

Расплющила хаму нос

Девочка, которую назвали при рождении Мария София Сеселия, родилась в Нью-Йорке в декабре 1923 года в семье греческих эмигрантов. Мать Марии, Евангелия, в юности увлекалась пением, но так и не смогла реализовать себя на сцене. Она хотела для своей дочери лучшей доли, поэтому с самых ранних лет занималась развитием ее талантов. Она брала Марию с собой в библиотеку, с трех лет приучала к классической музыке, а в 8 лет нашла ей преподавателя вокала. В 1936 году Евангелия вернулась с дочерью в Грецию, где было дешевле получить хорошее музыкальное образование и начать карьеру. В США тех лет не жаловали приезжих с юга Европы, считая их едва ли не цветными, и найти себя в искусстве иностранцам было невероятно сложно.

При поступлении в консерваторию мать Марии добавила возраст, сообщив комиссии, что дочери уже есть 16. Экзамен проходил на греческом языке, которого девушка не знала, и Евангелии пришлось выступить в роли переводчика. Пение Каллас никто не оценил, и экзамены она провалила. Но Евангелия не собиралась отступать — она нашла для дочки учителя греческого языка и другого преподавателя вокала, которые должны были подготовить будущую певицу к следующей попытке поступления.

Четыре года упорного труда дали свои плоды — в 17 лет Мария уже дебютировала на сцене Афинской оперы. Ее появление в спектакле нельзя было назвать запланированным. Выступить девушке дали только благодаря тому, что исполнительница главной партии в «Тоске» Джакомо Пуччини заболела. Никому не известную девушку, полноватую и неуверенную в себе, пригласили благодаря яркому сопрано, но в ее успех никто по-настоящему не верил. Мария целыми днями пропадала в театре и выкладывалась на репетициях полностью, но ей казалось, что этого мало для достойного дебюта. Перед самым выходом на сцену произошел неприятный инцидент. «Разве такая слониха сможет петь?» — услышала Каллас от одного из работников Афинской оперы. Обидчик тут же был нокаутирован крупной девушкой, которая буквально расплющила хаму нос кулаком. И уже спустя несколько минут после драки Каллас появилась на сцене с необходимым для роли выражением лица.

Уже после первой арии все присутствующие поняли, что перед ними новая звезда. Овации казались бесконечными, а самые впечатлительные кричали: «Божественный голос!» И пытались прорваться на сцену. В этот день Мария поняла, что если есть голос, то публика простит и лишние килограммы, и близорукость, и отсутствие лоска.

Четыре голоса одной певицы

Почти сразу же после приезда в Грецию у Каллас начались проблемы с кожей. Сначала все думали, что дело в переходном возрасте, но это было не так — всю свою жизнь Мария должна была покрывать свое лицо и зону декольте толстым слоем грима, чтобы скрыть симптомы своей болезни. Это был дерматомиозит — прогрессирующее заболевание соединительной ткани и кожи, постепенно разрушающее и внутренние органы.

Создавал проблемы певице и лишний вес, из-за которого она часто становилась мишенью для острот. Спустя 10 лет после начала карьеры, уже будучи звездой мирового масштаба, Каллас занялась, наконец, собой и похудела. Шутки про «Аиду со слоновьими ногами» были забыты — избавившись от лишнего веса, Мария превратилась в красавицу.

Но настоящим знатокам оперного искусства было все равно, как выглядит звезда. Их восхищал голос Каллас, которая в разных спектаклях могла исполнять партии различными голосами. Всего их у певицы было четыре и ей прекрасно удавались как партия Брунгильды, так и Эльвиры.

Студии звукозаписи выпускали пластинки с ее ариями, а типографии тиражировали ее портреты. Похудев, Мария стала для многих эталоном особой, греческой красоты. Совсем неудивительно, что мужчины были без ума от Каллас, и признания в любви она получала ежедневно, как в письмах, так и лично.

Пока муж отдыхал в шезлонге…

Замуж Мария Каллас вышла за миллионера Джованни Менегини, который был гораздо ее старше. Женщина его не любила, но ценила заботу и умение красиво ухаживать. Кто-то был уверен, что причина таилась в богатстве итальянца, но это вряд ли было правдой. К моменту выхода замуж Каллас получала баснословные гонорары и могла сама позволить себе все что угодно.

Сам Джованни был влюблен в свою Марию безумно. Он передал родственникам руководство своей компанией и полностью посвятил себя молодой супруге. Менегини стал для Каллас всем — секретарем, администратором, продюсером. Со стороны казалось, что их брак идеален и продлится до конца жизни, но Мария сама все испортила, впервые по-настоящему влюбившись.

Любовь Марии звали Аристотель Онассис, и он, как и Джованни Менегини, был миллионером, но гораздо более успешным. Но в отличие от итальянца, на момент знакомства с оперной дивой он состоял в браке. Их знакомство начиналось вполне безобидно — Онассис пригласил Марию и ее мужа покататься на яхте по Средиземному морю. Но уже спустя пару дней все присутствующие начали замечать, что пока Джованни отдыхает в шезлонге на палубе, его жена уединяется с владельцем яхты в его каюте. Казалось, что Менегини все устраивало, и многие даже были уверены, что он сам подложил жену под Онассиса, например, ради денег.

Но, скорее всего, Джованни, привыкший к мелким интрижкам супруги, просто не воспринял всерьез происходящее. Возможно, он думал, что все закончится так же быстро, как и началось. За 7 лет семейной жизни Каллас не раз уходила от мужа, но каждый раз возвращалась и всегда бывала великодушно прощена.

Но в этот раз все было по-другому. После морской прогулки, едва ступив на берег, Каллас и жена Онассиса Тина одновременно подали на развод. Вскоре Мария и Аристотель стали жить вместе, и в жизни оперной звезды начался новый период, который сложно назвать безоблачным.

Соперница – вдова Кеннеди

Аристотель относился к Марии совсем не так, как Джованни. Он издевался над певицей и нередко распускал руки, причем мог ударить в присутствии посторонних. Каллас терпела все его выходки, списывая все то на сложный период жизни, то на тяжелый характер мужа.

Когда женщина забеременела, Онассис потребовал аборта, грубо мотивировав это тем, что у его состояния уже есть наследники. Из-за проблем в семье здоровье Каллас пошатнулось, и ей иногда приходилось отказываться от выступлений. Организаторы и публика поняли это по-своему – певица заработала репутацию капризной и скандальной знаменитости. Оперная карьера Марии Каллас рушилась на глазах. Ей стало сложно брать ноты, которыми раньше овладевала играючи, а в самые ответственные моменты не хватало дыхания. Это начал давать о себе знать дерматомиозит, постепенно превратившийся из косметического дефекта в тяжелое хроническое заболевание. В конце 60-х произошло то, что рано или поздно должно было случиться — Мария сорвала финал оперы, не сумев справиться с арией. Армия поклонников растаяла, как дым, и всё, что осталось бывшей звезде, — это насмешки в прессе и шепот за спиной.

Тем временем Онассис, которого связывал с Каллас лишь гражданский брак, времени даром не терял. Находясь в отъезде, Каллас узнает из газет, что ее возлюбленный женился на Жаклин Кеннеди, вдове американского президента Джона Кеннеди. Мария была потрясена вероломным предательством Аристотеля. Говорят, что, узнав о свадьбе, она сказала: «Боги будут справедливы. Есть на свете правосудие». Многие считают слова оскорбленной женщины проклятием — все наследники Онассиса, для которых он так берег свои миллионы, умерли. В 1973 году Александр Онассис, сын миллионера, погиб в авиакатастрофе. А в 1988 году при невыясненных обстоятельствах ушла из жизни и его любимая дочь Кристина, которой было всего 37 лет.

Похищенный прах

Но удары судьбы, сыпавшиеся на Каллас со всех сторон, не могли её сломить. Она потеряла голос, но у нее осталась яркая экзотическая внешность. Античный тип лица Марии привлек внимание режиссера Пьера Пазолини, который предложил сыграть роль Медеи в своем историческом фильме. Картина имела успех, но кино так и не стало вторым призванием бывшей солистки оперы.

Болезнь Каллас прогрессировала, и женщине ничего не оставалось, кроме как уйти на покой. Последние годы великой певицы прошли в Париже, где она жила как отшельница, практически не выходя из квартиры. Она умерла от сердечного приступа в 1977 году, на два года пережив предавшего ее Онассиса. Марии было всего 53 года, но дерматомиозит не оставил ей шанса.

После смерти Марии Каллас ходили самые разные слухи. Болтали, что ее отравила бывшая соперница по сцене, не простившая ошеломляющий успех певицы… И даже после смерти Каллас не обрела покой. Урну с ее прахом, помещенную в колумбарий парижского некрополя Пер-Лашез, похитили. Спустя время останки певицы были возвращены, но во избежание повторения неприятной истории было решено развеять прах над Эгейским морем. Пустая урна с именем Марии Каллас сейчас находится на парижском кладбище, и к ней приходят поклонники ее таланта.

Источник – bigpicture.ru

Share.

Comments are closed.