Михаил Сегал: «Искусство должно быть глубоким»

0
В комедии «Глубже» главный герой – серьёзный театральный режиссёр, который снимает кино для взрослых. Metro поговорило с режиссёром картины Михаилом Сегалом о компромиссах и слезах радости.
– Главный персонаж фильма «Глубже» отличается железной бескомпромиссностью. По-вашему, в современном мире творец может себе позволить быть бескомпромиссным?
– Смотря в каком виде искусства. В кино сложно быть бескомпромиссным или в архитектуре, например. Потому что это связано с большими деньгами. Ты можешь написать стихотворение без чьей-либо помощи, но ты не можешь снять кино без гигантских денег и без работы десятков если не сотен людей, не можешь построить небоскрёб, если его проект не одобрят, и не будет финансирования. И поэтому ты можешь быть бескомпромиссным, но твой сценарий или твой проект небоскрёба просто останутся у тебя в столе.
– Наверное, это должно раздражать или огорчать, что надо всё время подстраиваться под людей, у которых есть деньги.
– Да, всегда надо под кого-то подстраиваться. Но принципиальность заключается не в том, чтобы с гордым лицом говорить, что будет только так, как я задумал, а не по-другому. Потому что это будет просто красивая смерть. Вопрос в том, как добиться того результата, который ты хочешь. Если ты понимаешь, что можешь отказаться от каких-то художественных решений в своём произведении, и оно от этого несильно пострадает, то стоит пойти на компромисс. Если твой замысел не нарушат, не убьют, но при этом изменения удовлетворят продюсеров и прокатчиков, то и слава богу.
Проблема ещё в том, что никогда не знаешь на старте, что тебя ждёт. Ты можешь думать, что всё получится. Ты набрал в руки воды и идёшь – ты не знаешь, сколько ты прольёшь по дороге. Но, занимаясь кинорежиссурой, ты должен понимать, что никогда не донесёшь до финиша воды столько же, сколько взял, она всё равно прольётся. Вопрос в количестве. Если ты испытываешь рефлексию даже из-за одной пролитой капли, ты себя убьёшь, потому что она прольётся. Это факт. Ты просто психологически должен быть готов к тому, что ты всё равно теряешь что-то в процессе. Не всегда благодаря продюсерским притеснениям, бывают разные причины – погода не та, актёры не те. Если человек идёт заниматься боксом, он должен понимать, что в этой профессии его точно будут бить по лицу. Сколько-то раз увернёшься, но сколько-то раз получишь. Если ты не готов, чтобы тебя били по лицу, то не надо идти в бокс. Это входит в норму профессии. Так и с режиссурой.
– Мне кажется, что Александр Паль просто идеально подошёл на роль фанатичного режиссёра.
– Возможно потому, что я о нём подумал, когда только начал писать сценарий. Не знаю даже, почему: может, увидел фильм с ним, может, он мимо проходил. Так что я писал под него, под его голос, пластику, даже текст придумывал, который он мог бы органично произнести.  Мне это сильно помогло, потому что когда главный герой долго не находится – это очень изнурительно.
– Ещё одна очень яркая, но немногословная роль – у блогера Антона Лапенко. Как он попал к вам в кино? Вы входите в число поклонников его сериала на youtube?
– Когда мы снимали кино, сериал ещё не вышел. Я узнал о Лапенко, посмотрев его ролики в Инстаграме, и так совпало, что именно в этот момент нужно было делать кастинг для фильма «Глубже». Мне показалось, что у нас есть роль, которая ему подойдёт. Он в нашей комедии существовал абсолютно без гротеска, как он делает в своих скетчах. Он очень точно по-актёрски выдержал реалистичную школу игры. В результате всё равно получилось смешно. Но это означает, что он может работать в разных регистрах, и это прекрасно для актёра.
– Помимо кино, вы серьёзно занимаетесь и литературой. Знаю, что у вас скоро выходит книга «Слоны не играют в футбол». Что она собой представляет? Чем отличается от одноимённого фильма?
– Это очень интересный для меня опыт. Когда снимают экранизации, то от книги, как правило, остаются только основные сюжетные линии. А тут всё абсолютно по-другому. Я сначала написал сценарий и снял по нему фильм. Потом я совершил обратный процесс, и из фильма сделал книгу. Но я не переводил просто события картины на язык прозы. Это было бы никому неинтересно. Я развил сюжетные линии, более подробно раскрыл характеры героев, изменил финал. Получилась реинкарнация истории с гораздо большим накалом страстей. Это абсолютно творческий эксперимент. Мне кажется, так никто ещё не делал, и методологически это очень любопытно.
– Где вам комфортнее творить – в кино или в литературе?
– Это тот случай, когда ты от одного устаёшь и на другое переключаешься. Когда хочется активной деятельности, людей вокруг – занимаешься кино. А потом тебе хочется почувствовать, что всё зависит только от тебя. Ты садишься и пишешь – тебе никто не помешает, не поможет. Только то, что есть в твоей голове – умного, глупого – и будет результатом. Поэтому книга в этом смысле отражает меня гораздо больше, чем кино.
Мария Позина http://metronews.ru
Share.

Comments are closed.