Топ-100

Наталья Суркова: «Носить корону не так-то легко»

0
В сериале Юрия Мороза «Угрюм-река» купчиху Марью Громову, мать и жену двух главных героев семейной саги, сыграла Наталья Суркова, хорошо известная зрителям по фильмам «Дурак», «Свои», «Великая».
— Наталья, чем вас привлекла «Угрюм-река»?
— В первую очередь тем, что это классический литературный материал, проверенный временем, а не сценарный мусор, которого сейчас так много вокруг. И прекрасный режиссер Юрий Мороз, с которым я уже работала, и звездные партнеры — Александр Балуев и Александр Яценко. И скрупулезный подход к созданию декораций и костюмов. Что еще надо для актерского счастья? Даже особых сложностей в этой работе не припомню. Кроме того, что в прошлом году мы все никак не могли дождаться зимы — снег очень долго не выпадал — в отличие от года нынешнего.
— Вы пересматривали перед съемками классический фильм «Угрюм-река» 1968 года?
— Видела эту ленту довольно давно, но прекрасно помню. Вообще-то я убеждена, что на других актеров в роли, к которой ты готовишься, смотреть не надо. Иначе можно даже помимо своего желания, на подсознательном уровне, что-то из их игры перенять. А у тебя должен быть собственный взгляд на сценарий и на образ героини.
— Многие зрители сегодня относятся к ремейкам с явным предубеждением. Как думаете, почему?
— Можно как угодно к ним относиться, но ремейки были, есть и будут. И, конечно, сравнения с оригиналом неизбежны, причем изначально этот взгляд будет придирчивым. По-моему, надо обращать внимание не на то, какая это постановка по счету, а на ее качество. Если режиссер может по-новому раскрыть содержание книги-первоисточника, почему бы ему этого не попытаться сделать? Конфликт, заложенный в «Угрюм-реке», мне кажется очень актуальным именно сегодня, когда тема служения мамоне вышла на первый план. Страсть и корысть, захватывающие человека в плен, выбор между чувствами и рациональностью, выгодой. Разве все это не присутствует в сегодняшнем дне с избытком? Фильм 1968 года великолепен, мне он нравится даже больше, чем книга. Но сама манера игры тех актеров сейчас смотрится тяжеловато. Да и выросло несколько поколений, не видевших старого фильма и не читавших книгу.
— Ваша героиня, говоря сегодняшним языком, подвергается насилию в семье.
— Во времена, о которых идет речь в фильме, это было нечто само собой разумеющееся, норма. Конечно, из ХХI века это выглядит анахронизмом. Для меня же тут особо важна тема терпения, принятия своей участи и полной невозможности повлиять на человека, с которым живешь, чтобы исправить его недостатки. Такого ведь и в нашей сегодняшней жизни хватает.
— Какие из сыгранных киногероинь вам ближе по характеру?
— Пожалуй, назову роли Екатерины II в «Фаворите» и Елизаветы в «Великой» — видимо, мне действительно близки образы женщин, олицетворяющих властность, царственность. Но, с другой стороны, очень люблю и простую деревенскую женщину Анну в фильме «Свои».
— Когда вы играете лицо историческое, обращаетесь ли к посвященной ему литературе, или достаточно сценария?
— Конечно, необходимо получить как можно больше информации, иначе образ яркой личности не сложится. И про Екатерину II, и про Елизавету Петровну я прочла немало книг и мемуаров. Меня поразило, насколько сложна и опасна жизнь тех, кто находится на вершине власти! У обеих моих героинь были моменты, когда они могли расстаться и с властью, и с жизнью. Обе взошли на трон вопреки первоначальному своему предназначению. Екатерина II себя практически сама образовала. Елизавету в царской семье растили исключительно для того, чтобы выдать замуж за августейшую особу, других задач перед ней не ставили. Но брак с принцем, за которого ее сватали с детства, не состоялся. Представляете, в какой ситуации она оказалась? Тем не менее, Елизавета продолжила дело своего отца, хотя была не очень образованной, да и хорошим здоровьем похвастаться не могла — умерла в 52 года.
Нет, быть императрицей — это не только носить пышные платья и корону. Кстати, даже это не так-то просто, как я поняла, проводя дни в царском облачении, притом в облегченном его варианте. Мое платье весило 19 кг! Представляете, каково носить такое же, но с настоящими драгоценными камнями, весящими гораздо больше, чем их имитация?
— Кстати, умению актера носить исторический костюм уделял особое внимание и сам Станиславский. А где вы этому учились?
— Этому учат в театральных вузах. У меня была очень строгая преподавательница. Но, конечно, каждый усваивает уроки в меру своего таланта и желания. Однажды я смотрела спектакль, где героиня в платье начала ХIХ века вела себя так, будто она в джинсах. Не запомнила из той постановки ничего, кроме шока, который актриса вызывала у зрителей задиранием юбки.
— Современные исторические фильмы нередко ругают за отсутствие достоверности. Для вас важно ее соблюдение или считаете, что огрехи в деталях не так важны?
— Не скажу за всех, но создатели тех картин, где я снималась, стремились к идентичности эпохе. В работе над «Фаворитом» актерам помогал консультант, который поправлял нас, если мы что-то не так говорили или делали. В сцене в тронном зале моя героиня пила из бокала и ставила его на поднос. Что тут сложного? Но когда я обернулась, чтобы не промахнуться бокалом мимо подноса, тут же получила замечание: «Сзади стоит лакей. Императрице достаточно только вытянуть руку, а подхватить бокал — уже его дело». Понимаете, как много один жест может сказать о манере поведения и об эпохе? Если зритель замечает неправду в деталях, это его раздражает, отвлекает, и тогда вся сцена летит коту под хвост.
Анна Чепурнова http://trud.ru
Share.

Comments are closed.