Никита Панфилов: «Я человек скучный, а в ролях стараюсь отрываться»

0

В последние годы Никита Панфилов не исчезает с телеэкранов: два сезона «Мажора», три сезона «Сладкой жизни», пять сезонов сериала «Пёс», а ещё «Победители», «Пуля» и самые свежие — «Презумпция невиновности», «Лихач». В небольшом промежутке между очередными съёмками и практически на бегу удалось поговорить и о новых работах, и об отношении к экстриму, и о многом другом.

Рисковый человек

— На съёмочной площадке вам часто приходится исполнять трюки самому? Или продюсеры не разрешают рисковать?
— И продюсеры не разрешают, и не хочется у каскадёров отбирать их хлеб. Надо вещи, которые кто-то может делать лучше, доверять им, потому что они всегда сделают красивее и профессиональнее. В «Лихаче» на мотоцикле в проездах снимался я, а остальные трюки делали профессионалы.

— Вы сами рисковый человек? Экстрим присутствует в вашей жизни?
— Да, конечно! Мне и сноуборд нравится, и маунтинбайк (горный велосипед), и вообще нравится пробовать все-все новое. Например, парапланы — это же сказка и чудо, это я повторял бы и повторял! А вот скалолазание нахожу для себя скучным. Но каждому — свое… Мне нравится открывать каждый раз что-то новое. И это касается не только экстрима, а вообще жизни: открывать людей, страны, места какие-то…

— У вас — довольно большая загруженность по съемкам. Остается время на отдых? Как проводите свободное время?
— Надо пользоваться любым удобным моментом. Например, у меня сейчас в театре отменили репетицию — и я сразу на несколько дней поехал отдохнуть к морю. Но я до такой степени люблю свою профессию, что не устаю в ней. Тут важно, чтобы у тебя был хороший тыл: семья, в которой ты отдыхаешь. Если ты отдыхаешь в профессии и в семье, то ты не устаешь никогда…

— Сейчас, насколько мне известно, уже идёт работа над шестым сезоном сериала «Пёс». Что зрителей ждёт в новых сериях? Чуть-чуть приоткройте завесу тайны…
— Мы отсняли девять серий нового сезона. Этот сериал вертикальный: каждая серия — отдельный маленький фильм, поэтому больших изменений не произойдёт. Но могу сказать, что там появится больше того, что в предыдущих сезонах не разрешали: будут посмелее и шутки, и действия. «Пёс» — это уникальный сериал, который, на мой взгляд, может расти и совершенствоваться бесконечно…

Работа над ошибками

— В одном интервью вы недавно сказали, что далеки от своих персонажей. Неужели никогда не хотелось наделить их какими-то своими качествами?
— Какими-то своими качествами персонажей я, конечно, наделяю. Но просто играть самого себя в предлагаемых обстоятельствах неинтересно и скучно, это удел студентов 1-го курса. Всегда интересно создать такого героя, чтобы он был как можно дальше от тебя. В жизни я человек достаточно закрытый и скучный, если так можно сказать. А вот в персонажах стараюсь отрываться. Единственный герой, где, наоборот, я сдерживаю себя и прошу режиссёра говорить мне, если я где-то проявляюсь чуть больше, чем надо, — это Макс Максимов из «Пса». Это единственный персонаж, которого я «душу», если можно так сказать, потому что образ обязывает. А во всех остальных случаях я пытаюсь сделать образ как можно ярче, шире и дальше от себя.

— По моему опыту общения с актёрами, они чётко делятся на две категории: одни говорят, что всегда пересматривают свои работы, чтобы увидеть ошибки, а вторые снялись и забыли, не возвращаются больше к этой теме. Вы к какому «лагерю» себя можете отнести?
— На мой взгляд, обязательно нужно отсматривать все свои работы, делать работу над ошибками, в этом и заключается твой рост. Как правило, это две огромные разницы: то, что я как актёр себе представляю, и то, что получается на камере. Именно для этого необходимо смотреть свои работы. Но если актёр — человек рефлексирующий и начинает переживать из-за увиденного, то, конечно, не стоит этого делать, не стоит смотреть…

«Ты за что его убил?»

— Наверное, было в вашей жизни такое, когда вас отождествляли с вашим героем и путали с экранным образом?
— Наверное, актёра зрители всегда будут отождествлять с персонажем, потому что мало кто знает, какой я на самом деле. И это всегда — начиная с фильма «Духless», когда поклонники говорили: «Мишаня, как ты всех красиво уделал!» Это была первая фраза, которая сначала меня покоробила. Но потом я понял: меня же они не знают, а персонаж понравился — это же хорошо! Или после «Мажора» мне говорили: «Стас, за что ты убил Игоряныча?» Ну, значит, я всё сделал правильно. Не должны видеть меня, должны видеть персонажа, должны ему сопереживать или ненавидеть его, а может, любить…

— Артисты часто бывают суеверны. Про вас так можно сказать? В какие приметы верите?
— Да, я суеверный человек. Есть просто вещи, которые я замечал за всю свою жизнь — которые сбываются, которые работают. Как сказал датский физик—теоретик Нильс Бор: «Неважно, верю я в это или нет — главное, что это работает». Есть, конечно, приметы абсолютно глупые. Например, просыпать соль — к ссоре. Эта примета идет из далекого прошлого, когда соль стоила колоссальных денег, и тогда рассыпать ее — конечно, это было к ссоре. Это как, например, разбить папину машину — к ссоре с папой. Или про зеркало тоже: восемь лет несчастья ждет того, кто его разбил. Оно стоило много лет назад целое состояние, и разбить его грозило тем, что люди будут восемь лет смотреть в осколок и копить деньги на новое зеркало, и будут тебя ругать каждый раз из-за того, что ты его разбил. У наших предков, видно, тоже было хорошее чувство юмора! (Смеется.) Но есть и приметы, которые сбываются — правильные приметы, они работают, в основном они связаны с вещами. Например, кольца я никогда не даю сразу в руки — всегда кладу сначала на какую-то поверхность…

Запретная зона

— Личную жизнь от посторонних взглядов оберегаете, стараетесь не рассказывать о ней в интервью? Или, наоборот, спокойно относитесь к вопросам о супруге, о детях?
— Я вообще стараюсь не распространяться о личной жизни. И свою семью я всегда берегу, стараюсь не показывать фотографии, потому что есть золотое правило: счастье любит тишину. У актёра, даже у публичной личности, должно оставаться личное пространство. Это моё личное, а не публичное, что сейчас очень часто путают…

— В социальных сетях вы часто отвечаете на вопросы своих поклонников. Но бывает, наверное, так, что могут разозлить какие-то негативные комментарии, замечания? Блокируете такие или просто не обращаете внимания?
— Всегда и во всём есть плюсы и минусы, чёрное и белое. Хорошо, что людей, которые меня любят и верят мне, гораздо больше, чем противоположных. Но есть и хейтеры (от английского hate — ненавидеть), которые пишут, чтобы просто позлить, вывести из себя и посмотреть, что будет дальше. Да, такие тоже есть. Это учит меня смирению и спокойствию, учит быть выше всего этого. Просто не обращать на это внимания неинтересно, лучше ответить так, чтобы это было и весело, и человек понял, что я чуть выше всего этого. Пусть пишут. Чаще всего это какие-то нелогичные глупости…

Плоды самоизоляции

— Как провели время в самоизоляции? Изменился ли взгляд на мир после всего, что происходило за эти полгода?
— Да, это было интересное время. В твоих руках было — создать вокруг себя ад или рай. Найти возможность отдохнуть, побыть с близкими — или довести всех до белого каления. Кто-то вышел победителем из этой ситуации: семья стала крепче, а у кого-то все разрушилось и потерялось, потому что с близким человеком стал проводить 100 процентов времени, и открылись разные неприятные грани. Сужу не по себе, а по своим друзьям. Для себя я многое почерпнул, а самое главное — даже отдохнуть успел, покопаться в земле. Вот, кстати, еще одна грань моего отдыха — при этом все мысли, если так можно сказать, уходят в землю. У меня вырос сад огромный, и сейчас мама, теща, тесть, я — собираем плоды. У нас столько теперь закаток, консервации, чему я безмерно счастлив и рад! Так сказать, пожинаю реальные плоды самоизоляции. Надо находить плюсы везде, где только это возможно!

Валерия Хващевская, «Юго-восточный курьер»

Share.

Comments are closed.