Почему Вуди Аллен высмеивал своих женщин

0
Режиссер не так давно отметил своё 85-летие

Один год – один фильм. Примерно такой темпоритм удаётся выдерживать легендарному голливудскому режиссёру Вуди Аллену, 1 декабря отметившему свое 85-летие. Каждая его картина становится событием, а уникальный стиль мастера создают три неизменных ингредиента – джаз, любовь и чувство юмора. Впрочем, всего этого и в жизни самого Вуди Аллена было немало.

Городской невротик

Кажется, объекты для своих шуточек он начал черпать с самого детства. Хейвуд Аллен Стюарт Конигсберг (а именно так по-настоящему зовут режиссёра) родился в ортодоксальной еврейской семье. Его мать работала бухгалтером в семейной кондитерской, отец был не слишком удачливым ювелиром и гравёром, поэтому вынужден был подрабатывать официантом. «Я унаследовал худшее от каждого из родителей, – иронично говорит режиссёр. – От отца у меня ипохондрия, слабая концентрация и аморальность. Ещё я угрюмый, как моя мама, вечно жалуюсь и ною. Единственное хорошее, что мама смогла мне привить – это невероятная дисциплинированность и перфекционизм».

В доме Аллена разговаривали на идиш, чтили еврейские традиции и читали в основном религиозные книги – вероятно, отсюда в его фильмах появились шуточки про ортодоксальных евреев. Отдушиной для мальчика был кинопроектор, благодаря которому он смотрел все фильмы, какие попадались под руку.
Вопреки своему экранному образу слабого и нервозного маленького человека, в школе Аллен был довольно популярен. Невысокий, некрасивый рыжий мальчишка в очках сумел завоевать уважение одноклассников благодаря своему чувству юмора. Аллен показывал фокусы, писал шутки в школьную газету, вдобавок он неплохо играл в баскетбол и бейсбол. Родители не разделяли этих увлечений. Пережив Великую депрессию, они мечтали о том, чтобы сын получил профессию, которая обеспечит семье стабильность и достаток – стал фармацевтом, врачом или юристом. Вместо этого Аллен, взявший для литературного творчества звучный псевдоним Вуди, строчил колонки в газеты и получал первые заработки.

Окончив школу, он поступил в Нью-Йоркский университет, потом в городской колледж Нью-Йорка, но не удержался ни там, ни там. Он уже варился в мире юмора и комических шоу. Писал памфлеты, фельетоны и шутки для стендап-комиков. В 19 лет Аллена пригласили в команду известного комика Герберта Шрайнера в качестве сценариста, затем – в крупнейшие юмористические телешоу страны. Агенты шоу-бизнеса видели в Аллене потенциал и для собственных выступлений. Однако он панически боялся сцены.

Вуди написал порядка 20 тысяч шуток для других артистов, прежде чем всё-таки решился появиться перед посетителями одного из нью-йоркских ночных клубов в качестве артиста. Тогда он впервые примерил на себя образ неуклюжего городского невротика, пессимиста и социопата с замашками мачо. И попал в самую точку. Жителям вечно спешащего, амбициозного, тревожного Нью-Йорка такой герой оказался близок. И Вуди Аллена стали приглашать в телешоу уже не в качестве сценариста, а как актёра. А оттуда до манящего мира кино было рукой подать…

Ну, кино!

В 30 лет он впервые сыграл в фильме «Что нового, киска?», заодно выступив там в качестве сценариста. Фильм был благожелательно воспринят публикой, Аллен продолжил работу в кино и, в конце концов, пришёл к выводу, что если хочешь сделать хороший фильм, его надо снять самому.

Его дебют «Что случилось, тигровая лилия?» не был замечен публикой. А фильм «Хватай деньги и беги» неожиданно выстрелил. После этого режиссёрская карьера Аллена пошла в гору. «Любовь и смерть», «Энни Холл», «Манхэттен» – эти фильмы стали классикой Голливуда.

Успеху Аллена способствовало и то, что рядом с ним оказалась настоящая муза — актриса Дайан Китон. Её стараниями в фильмах Аллена появились эксцентричные героини, достойные спутницы главного героя. Но, умело подыгрывая режиссёру на экране, Китон не смогла выстроить с ним отношения в жизни – они быстро расстались.

Для Аллена это была уже третья попытка обрести своё счастье. Первый раз он женился ещё в 20-летнем возрасте на Харлин Розен. Аллен обожал джаз, а Харлин была музыкантом. Они прожили вместе пять лет, пока супруга комика не обнаружила в его сценариях намёки на их семейные скандалы. Узнав себя в одной из героинь, она подала на Аллена в суд, а заодно и на развод.

Второй раз Аллен женился уже на актрисе с Бродвея по имени Луиза, увидев в ней родственную невротическую душу. Они обсуждали свои страхи и вместе сидели на антидепрессантах, однако психологические проблемы оказались слабым фундаментом для отношений – через три года Аллен опять развёлся.

Новый брак в планы режиссёра не входил. Однако планы Аллена остаться вечным холостяком рухнули, когда он встретил актрису Миа Фэрроу.

Мама Миа

Она с детства принадлежала к артистическому миру, куда так упорно пробивался Вуди Аллен. Миа была дочерью актрисы Морин О’Салливан и режиссёра Джона Фэрроу. В юности она вышла замуж за певца Фрэнка Синатру, который годился ей в отцы, а потом долго жила с композитором Андре Превеном. От второго мужа у Миа – шестеро детей: трое родных, трое приёмных. Она приютила брошенных и больных сирот из Азии, в том числе кореянку Сун-И.

Миа казалась Вуди необыкновенной – красивой, доброй, одухотворённой, талантливой. И всё-таки он не торопился сокращать дистанцию. Даже на свидания режиссёр приглашал Фэрроу через секретаря. И даже когда отношения перешли в серьёзную плоскость, они продолжали жить отдельно, по разные стороны знаменитого Центрального парка в Нью-Йорке. По утрам они созванивались и махали друг другу полотенцами из окон. Дважды в неделю Миа Фэрроу приходила в гости к Аллену и оставалась на ночь. Спустя семь лет такого гостевого брака на свет появился их сын Роннан Фэрроу, однако, даже это не сподвигло свободолюбивого Вуди на официальное оформление отношений.

Он редко наведывался в гости к Миа, и каждый такой визит оборачивался полным сумасшествием. В доме галдели дети, шипели кошки, лаяли собаки, бегали шиншиллы, хомячки, летали попугаи. И Аллен старался побыстрее скрыться в своем тихом и идеально чистрм пентхаусе.

В этом режиме Миа и Вуди прожили 12 лет. Многие считали такой гостевой брак идеальным, пока не выяснилось, что в гости к режиссеру время от времени ходит не только Миа, но и её приёмная дочь Сун-И. Молодая девушка с удовольствием проводила время в доме своего отчима, бродила по просторным комнатам, пила зелёный чай и рассказывала о себе. Ей надоело ухаживать за малышами и терпеть претензии вечно раздраженной матери. Аллену нравилось её слушать, давать советы, а иногда и просто помолчать вместе. «Мы были как два магнита, которых тянуло друг к другу», – признавалась Сун-И. Ей было уже за двадцать, когда это притяжение переросло в нечто большее.

А вскоре всё вскрылось: Миа обнаружила у Аллена обнаженные снимки Сун-И и устроила грандиозный скандал. Позже она обвинила Вуди в домогательствах по отношению к их общей приёмной дочери Дилан, которой на тот момент было семь лет. Подросшая Дилан потом подтвердила эту историю, однако режиссёр всегда отрицал обвинения. Голливуд раскололся на два лагеря: тех, кто верит, и тех, кто не верит Вуди. И всё-таки первых, видимо, оказалось больше. Его открыто поддержали многие актёры, в том числе бывшая подруга Дайан Китон. А сам Вуди Аллен внезапно превратился в примерного семьянина, женившись на Сун-И. «Поначалу я не думал, что это что-то серьёзное… Но потом мы начали вместе путешествовать, затем стали жить вместе, и нам это нравилось. А разница в возрасте не имела никакого значения. Ей интересно было узнавать от меня что-то новое, она училась и в чём-то уже могла меня превзойти», – делился он.

Вместе они уже 23 года, удочерили двух девочек. Сун-И оказалась идеальной спутницей режиссёра: она не пилит мужа, не говорит лишнего и не заходит к нему в комнату без приглашения. А Вуди Аллен тем временем продолжает снимать по фильму в год.

Его новый фильм «Фестиваль Ривкина» (16 плюс) – джаз, любовь и чувство юмора, что ещё нужно, чтобы зарядиться оптимизмом на весь год?

Лариса Плахина, «Новое дело»

 

Share.

Comments are closed.