Рэпер Natan: «Когда вышла «Дерзкая», все поменялось»

0

Пять лет назад он мощно выстрелил дуэтом с Тимати и хитом «Дерзкая». Фраза «Слышь, ты че такая дерзкая, а?» – ушла в народ, а сингл по сей день разрывает колонки клубов и кафе. Но читать рэп Natan перестал. Сейчас он поет про танцы до утра, жаркие ночи и животные страсти. При этом артист не скрывает, что счастлив в браке и воспитывает двоих сыновей.

– Расскажи, как ты ухаживал за своей будущей супругой.
– Я абсолютно человек без денег. Я отдавал ей свои вещи, потому что мне было негде их стирать. Она их стирала у себя дома, приносила мне их сухими и чистыми. И однажды, когда все зашло слишком далеко, нужно было знакомиться с родителями, и мы пригласили маму в ресторанчик. Ну, или как сказать, кафешку, в которой готовят шашлыки. Это было в Алматы.
Я пришел с большим переживанием, у меня не было денег, чтобы заплатить. Но я не мог об этом сказать ей. Как же, я же должен отвечать за поступки. А оказывается, что супруга все продумала. Она засунула мне деньги в пальто, пока я сидел и разговаривал с мамой. Так что деньги оказались у меня. Когда принесли чек, она сказала: «Бери и оплачивай». Ну, и я оплатил.
– Ну, ведь эта история не делает тебя хорошим.
– Она делает мою жену хорошей! Когда мама говорила: «Зачем он тебе?» (причем это моя мама говорила), супруга в ответ говорила: «Я знаю, во что вкладываюсь». Первый вопрос, который задала ее мама, когда я сказал, что хочу взять ее в жены, был такой: «А что дальше?» И я тогда сказал глупую, но пророческую вещь: «Ну, я собираюсь сейчас звездой стать». Она улыбнулась, это было смешно.
– Как ты попал на конкурс «Молодая кровь»?
– Ко мне пришло сообщение от друга. Он мне скинул объявление о том, что проходит кастинг. Когда я приехал туда и увидел, что там около двух тысяч человек, все модные, все красивые, конечно, страх у меня зашкаливал. Конкуренция слишком большая. Я выступал под номером девять. И в первой десятке, когда я вышел, через каждую секунду люди заходили на прослушивание и выходили со слезами. Когда я вышел – был мандраж. Я начал исполнять. И меня быстренько послушали, сказали: «Окей, спасибо». И все, никакого ответа не было.
После этого я улетел в Алматы, начал работать. Прошел месяц. За этот месяц во всех соцсетях уже определили победителя, я уже потерял надежду. Подумал: «Да и ладно, черт с ним, надо уже думать, что делать дальше». Проходит пара дней, мне приходит сообщение, что меня поздравляют с участием во втором туре, финальном туре кастинга. Я снова собираю деньги, собираю материал и еду в Москву.
– И все получилось?
– Да, все срослось, хотя были большие переживания. Если бы не получилось в этот раз, то вряд ли бы я продолжил заниматься этим, потому что на это было поставлено все, на это была поставлена надежда, шансы и дальнейшие действия. Лейбл меня спросил, как у меня вообще с нахождением в Москве. Я соврал, что все в порядке, у меня есть квартира, деньги, гастроли.
– А зачем соврал?
– Затем, что так должно быть. Я не хотел быть для них обузой, не хотел быть для них проблемой. В любом случае я бы справлялся самостоятельно и обеспечивал себя сам. Они послушали все это, отпустили меня, я уходил уже со сцены и не знал, что будет дальше. Я уже подходил к выходу, когда ко мне подбежала девочка, дала клочок бумаги и сказала: «Все, пока». Я вышел из здания, открыл письмо, а там было написано: «Welcome to Black Star». Я позвонил домой, сказал, что все получилось.
Честно скажу, первая моя ошибка, которая была на Black Star, когда я уже подписал контракт, – это то, что я думал о том, что будет много бабок и будет заработок. Финансовая сторона меня очень интересовала. Но это была большая ошибка. Потому что если ты работаешь только ради денег, то ничего не получится. Только, когда я отключил эту мысль, деньги пошли.
– Ты свою жизнь держал под большим железным замком. Почему? Это было требование контракта?
– Ни в коем случае. Это было скорее обоюдное требование мое и моей жены. Наша жизнь – это личное. При первых годах после подписания контракта мы столкнулись с потоком негатива. Поэтому я подумал, что правильнее это оставить.
Мы не то что бы скрываем. Мы не скрываем. Мы просто не показываем. Но если меня спросят, есть ли у меня семья, я отвечу: «Да, конечно, у меня есть семья». У меня было понимание, кем я хочу стать, еще в детстве. Я мечтал о семье. Рассказывал жене, как в 13 лет заходил в класс, сидел, всматривался в окно и всегда представлял: джип, домик, собака и выбегающие ко мне дети с женой. Все это есть, осталось только домик построить где-нибудь в деревне. Мы вот сейчас с женой спорим, нужен ли джип. Я за легковую, а она за джип. Но мне кажется, что я знаю, кто победит. Наверное, джип.
– В лейбле когда ты начал зарабатывать большие деньги?
– После «Дерзкой». До этого я был все равно в долгах, неправильно распределял финансы. Москва в этом плане меня подвела, потому что все мои ценники здесь казались особо не ценниками. Думал, что все стоит примерно, как там. В результате мне едва хватало на метро, чтобы приехать и поработать. Когда вышла «Дерзкая», все поменялось. Все очень сильно поменялось.
Роль Тимати на тот момент была ключевой. Когда я принес трек сюда, никто на него не обратил внимания. Мы готовы были засунуть его на полку и работать дальше. Но потом я записал просто фановое видео в Instagram и выложил его. Просто фраза: «Слышь, ты че такая дерзкая?» Мы даже и не думали выпускать трек. После этого раздался звонок Тимы, и он сказал: «Срочно в студию». Он сказал, что это конкретно стрельнет и это конкретно сработает. Мы записали на студии, и за две недели до выхода этого трека в Сеть его уже все знали наизусть. Так что, Тимати здесь сыграл ключевую роль.
– Говорят, что у Тимати хорошая чуйка на деньги и на хит.
– Да, это так. Он мне даже рассказал, как это будет. И все получалось именно так.
– Вас за что-нибудь как артистов штрафуют?
– Конечно. У нас есть ответственность, у нас есть правила, которые нельзя нарушать. Мы представляем не только свое лицо, но и лейбл. Любая лажа скажется на лице лейбла.
– А было такое, что ты забыл слова?
– Бывает очень часто, но за это не ругают. Тут важен момент импровизации. Главное – то, как ты выкрутишься. Тут важен момент импровизации, нужно не показать, что ты забыл слова.
– Можно ли продержаться в музыке без продюсерского центра?
– Я не занимался этим самостоятельно, так что, не знаю, как там. Я здесь. Существуют несколько периодов у артиста. Период подъема, период среднего состояния и период спада. Когда ты самостоятельный артист, то у тебя есть период подъема, где ты получаешь очень быстро все. Потом ты должен быть готов к среднему периоду. Когда ты будешь уже заезженным, будешь кататься по городам. А если ты не выпустишь еще один хит, то будет период спада. И не все это выдерживают. Многие ломаются. Кто-то после одного хита через месяца три уже уходит. Снижается и цена, снижается твоя планка.
Лейбл, вне зависимости от твоего периода, все время должен зарабатывать. Здесь всегда идет работа. Даже если я буду в депрессии – я буду понимать, что здесь есть ребята, что мне нужно работать, нужно собраться. Так что, с этой стороны лейбл – круто.

Анжелика Радж http://mir24.tv

Поделиться.

Комментарии закрыты