«Ромео + Джульетта»: как это снято

0

Шекспировская трагедия в современном прочтении: враждующие семьи превратились в мафиозные кланы, рок-музыка, небоскребы и пистолеты вместо шпагДжон Легуизамо в роли двоюродного брата Джульетты Тибальта. С сайта tvkinoradio.ru

В ноябре 1996 года на экраны вышла кинокартина австралийца База Лурмана «Ромео + Джульетта» многих повергла в шок — такого Шекспира зрители еще не видели. Некоторые даже сочли это издевательством над великим драматургом, от которого в фильме, на первый взгляд, мало что осталось.

Вместо шпаг – пистолеты
Между тем режиссер, когда только приступал к работе над картиной, преследовал иную цель. По его словам, продумывая, какой должна быть будущая лента, он старался представить, как бы на его месте ее поставил сам Шекспир. Драматург писал пьесы для самой широкой публики, от королевы до простолюдинов, и охотно обращался на сцене к самым разным зрелищным эффектам, поэтому Лурман пришел к выводу, что кино должно быть современным во всех смыслах этого слова.
Возникла идея перенести действие в наши дни, в крупный мегаполис, враждующие семьи превратить в мафиозные кланы, хор — в ведущих теленовостей, шпаги заменить на пистолеты, а стилистически выдержать историю так, чтобы она максимально соответствовала эстетике кинематографа эпохи постмодернизма. При этом Лурман хотел не только сохранить сюжет и фабулу, но и оставить без изменений шекспировские строки (разве что, приблизив их к современной американской повседневной речи). В совокупности все это позволило бы подчеркнуть вечный характер оригинального произведения, а заодно и сделать его более привлекательным для зрителя поколения MTV.
Понятно, что успех картины также во многом зависел от точности попадания в образы исполнителей главных ролей. С выбором Ромео Лурман не сомневался ни секунды — режиссер сразу понял, что его должен сыграть стремительно набиравший популярность Леонардо ДиКаприо. С выбором Джульетты оказалось сложнее. На эту роль претендовали Дженнифер Лав Хьюитт, Сара Мишель Геллар, Кристина Риччи, Риз Уизерспун, Кейт Уинслет (всего через год она встретится с ДиКаприо на площадке «Титаника») и Натали Портман (она некоторое время была даже утверждена, однако вскоре авторы решили, что сцены поцелуев с ней выглядят как совращение малолетней).
Окончательный выбор пал на 16-летнюю Клэр Дэйнс. По мнению Лурмана, Дэйнс воплощала образ не эталонной красавицы, а скорей обычной девушки, живущей по соседству. Такое решение, понятно, тоже работало на контакт с молодым зрителем, приближая к нему шекспировскую историю. Интересно, что кандидатура Дэйнс показалась наиболее удачной и ДиКаприо. По словам актера, она была единственной из всех претенденток, кто на пробах во время диалогов смотрел ему прямо в глаза.Кадр из фильма «Ромео + Джульетта». С сайта tvkinoradio.ru

Дворец в Мексике и мини-статуя Иисуса
Отдельным аспектом работы актеров стали движения. Например, Джон Легуизамо, игравший Тибальта, несколько месяцев тренировался со знаменитым хореографом Джоном О’Коннеллом, добиваясь эффектности движений в духе фехтования и танца. Трюки с огнестрельным оружием, которые периодически проделывают герои, также потребовали усилий — в среднем каждому актеру понадобилось около двух месяцев занятий, чтобы на экране создать ощущение легкости обращения с пистолетами.
Съемки фильма продлились четыре месяца и проходили с января по апрель 1996 года. За это время группа побывала в разных местах — образ Вероны наших дней состоит из нескольких городов. Согласно установке Лурмана, был необходим ярко выраженный контраст жизни богатых и бедных, а в пространстве должно было ощущаться влияние латинской культуры, одновременно агрессивной, экспрессивной и религиозной.
После долгих поисков подходящих локаций большая часть съемок проходила в мексиканских городах Мехико и Бока-дель-Рио, а часть — в Майами. Среди особенно примечательных локаций Мехико можно выделить Чапультепекский дворец, превращенный в особняк Капулетти, и церковь Непорочного Сердца пресвятой Девы Марии. Кроме того, на крупнейшей мексиканской студии Чурубуско была построена часть декораций. В них, например, снимали сцену бала Капулетти, а также создавали бассейн. Подводные кадры команда фильма снимала с помощью небольшого прозрачного резервуара — в нем находились актеры, а камера располагалась рядом за стеклом.
По словам членов съемочной группы, в Бока-дель-Рио, где располагались декорации пляжных сцен, съемки были тяжелее всего. В частности, команде пришлось пережить ураган. Примечательно, что именно декорации в Бока-дель-Рио авторы наполнили всевозможными отсылками к произведениям Шекспира. Внимательный зритель, например, может обнаружить здесь вывеску Rosencrantzky’s Burgers – «Гамбургеры Розенкранца» (Розенкранц – персонаж трагедии Шекспира «Гамлет»). Но, помимо отсылок к Шекспиру, Лурман воспроизводит образы популярных брендов, например, один из рекламных щитов напоминает стиль известного газированного напитка. Таким образом, вполне в постмодернистском духе режиссер уравнивает условно высокую и низовую культуру.
Еще одна любопытная деталь — гигантская статуя Иисуса, украшающая Верона-Бич (на самом деле центральные улицы Мехико), в действительности была сделана с помощью визуальных эффектов. Прототип для нее не превышал в высоту 60 сантиметров.В таких декорациях кипят шекспировские страсти. С сайта tvkinoradio.ru

Акценты на глазах и флешбэки
«Ромео + Джульетта», пожалуй, один из самых ярких образцов кинематографа 90-х годов. Создавая образ жестокой, циничной современной цивилизации, режиссер сконцентрировал на экране весь спектр визуальных техник, популярных в то время как в кино (особенно в жанре боевика), так и на телевидении (в клипах, рекламе и новостях). Хрестоматийной в этом плане можно назвать сцену столкновения Монтекки и Капулетти на заправке. В ней используются трансфокатор, быстрое панорамирование, ручная камера, слоу-моушн (замедление действия), фактурные детали.
Эффектные кадры сменяют друг друга в энергичном темпе клипового монтажа. Благодаря частому использованию этой техники, средняя длина кадра в фильме составляет всего 3,3 секунды. Кстати, возникшая из-за этого необходимость снимать большое количество кадров заметно отражалась на скорости съемок. Например, все та же сцена на заправке, длящаяся в фильме пять с половиной минут, снималась 7 дней. Всего на эту сцену приходится 185 монтажных склеек, то есть, один кадр здесь в среднем длится 1,7 секунды.
Помимо отражения хаотичного состояния современного мира, есть в картине еще одно любопытное предназначение клипового монтажа — для передачи параллельного действия или вкрапления флешбэков. Например, выстрел Ромео в Тибальта прерывается кадром Джульетты, как бы чувствующей, что произошла беда. В другом случае сон главных героев неожиданно нарушается коротким кадром с мертвым телом Тибальта — Ромео с ужасом вспоминает о совершенном им убийстве.
Также в фильме можно проследить определенную систему использования общих и крупных планов. Общими планами Лурман как бы напоминает нам о происхождении первоисточника, придавая кадрам эффект театральной сцены. Особенно ярко это проявилось в сцене схватки Ромео и Тибальта, заканчивающейся смертью Меркуцио. На общих планах мы видим, что действие происходит в декорациях разрушенного театра. Не меньшее внимание Лурман уделяет крупным и сверхкрупным планам, постоянно делая акцент на глазах актеров. Режиссер словно бы руководствуется принципом «глаза — зеркало души».

Зеркальные отражения и рэп
Важный символ фильма (да и всего творчества Лурмана) — зеркальные поверхности и вода. Персонажи часто сталкиваются с отражениями, а ключевые сцены с участием главных героев почти всегда связаны с водой, будь то дождь, бассейн или аквариум. Кстати, знаменитая сцена первого взгляда Ромео и Джульетты друг на друга через аквариум заставила оператора Дональда МакЭлпайна поломать голову.
Дело в том, что внешние источники освещения давали лишние блики воды и стенок аквариума. Этой проблеме нашли следующее решение — вплотную к аквариуму вне кадра прикрепили люминесцентные лампы, оставив их единственными источниками света. Это в свою очередь определило и особую романтическую атмосферу сцены.
Еще одной сложной для операторской группы стала сцена поцелуя в лифте. По задумке Лурмана камера должна была совершать панораму вокруг героев. Однако ограниченное пространство лифта не позволяло разместить внутри него камеру. Тогда была сооружена конструкция, воспроизводящая лифт, в которой каждая из 8 стен могла подниматься. Камера совершала круговые движения на телеге, а по мере ее продвижения ассистенты поднимали и опускали стены. При всей нелепости этого действия на площадке, сцена получилось изумительной.
А еще Лурман рассудил, что живи Шекспир в наше время, он бы использовал музыку улиц — поп, рок и рэп. Поэтому режиссер решил использовать в фильме «все возможные хиты», что в условиях расцвета эпохи MTV должно было сыграть картине на пользу.
Ленту эффектно дополняют такие популярные треки того времени, как «Lovefool» The Cardigans, «#1 Crush» Garbage, «Kissing you» Des’ree, и «Talk show host» Radiohead. Некоторые поп и рок-хиты звучат в драматической обработке продюсеров Нелли Хупера и Мариуса де Вриса и оркестровщика Крэйга Армстронга, работавших, например, с Мадонной, Бьорк и Massive Attack. Также некоторые песни представлены в возвышенном хоровом исполнении Куиндона Тарвера.
Также в картине нашлось место классике. Например, в кульминационной сцене фильма, где Джульетта стреляет в себя, звучит музыка из оперы Рихарда Вагнера «Тристан и Изольда». Подобное соседство популярной музыки и классики — еще один яркий пример постмодернистской эклектики картины.

Павел Орлов, http://tvkinoradio.ru

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.