Саёра Сафари: «Хрупкой я себя не считаю»

0
Она уверена, что нужно иметь сильный характер, чтоб состояться в кино
Саёра по-таджикски означает «космос», а настоящая фамилия актрисы Сафарова. Но, начав сниматься в кино, она взяла псевдоним. «Этим я сделала свой творческий путь сложнее. В то же время это помогло мне найти и сделать себя, ведь когда люди выбирают тяжелей путь, то всегда достигают большего».
Отец называл «телевизором»
Актриса родилась 21 марта 1991 года в Душанбе в большой семье. У нее трое братьев и сестер. Сложилось так, что жизнь разбросала их по свету, у всех разные профессии, цели и мечты. «Мое детство прошло очень весело, я была дворовой заводилой до определенного возраста, – вспоминает Сафари. – Потом я замкнулась, часто закрывалась в комнате, читала, размышляла. Мои родители не были строгими, они давали нам возможность развиваться, но при этом маму я всегда слушалась. Помню, она не разрешала стричь челку, поэтому я всегда ходила с косичками».
Она хорошо запомнила Душанбе после гражданской войны: «Мы тогда были маленькими, для нас было обычным, когда по соседству была слышна перестрелка. Я очень хорошо помню, как летали военные вертолеты, а мы не понимали. Однажды выбежали посмотреть на них, потом пришла мама, забрала нас, мы зашли в комнату и задернули шторы, тогда я почувствовала какой-то страх. Это было сложные моменты моей жизни».
Первыми её зрителями были родители, они называли Саёру телевизором. Папа всегда говорил — где мой телевизор! Дело в том, что часто отключали свет, но для девочки это были самые любимые моменты триумфа: все смотрели её выступление. Она развлекала всех, как могла. В 2007 году, когда Саёра училась в 11-м классе, в Душанбе приехал «Мосфильм». Ее старшую сестру Ситору, которая снималась в иранской картине, пригласили на пробы для одного сериала. Чтобы она не возвращалась одна домой, папа попросил Саёру сходить с ней: «И вот мы пошли вместе. Она была последней, а я ждала ее в коридоре. Когда Ситора вышла, из комнаты выглянул режиссер и со словами «Девушка, давайте быстрее, вы последняя» закрыл дверь. Я, конечно же, была в смятении, но зашла, подумав: а почему бы и нет, что я теряю. На тот момент я уже была увлечена театром имени Маяковского, восхищалась актерами на сцене, и кто-то услышал мои желания».
На следующий день Саёре позвонили и сказали, что её утвердили на роль: «У меня был дикий страх, так как я ничего не понимала в актерском деле, но я очень старалась. После окончания съемок, которые продлились всего несколько дней, режиссер спросил, сколько мне лет. Узнав, что 16 и я хочу стать журналистом, он мне посоветовал выбрать актерскую профессию».
«В жизни я никому не показываю слез»
Поначалу родители Саёры были против ее актерской карьеры, но в итоге отец поддержал желание дочери, поставив условие, что учиться она будет в Душанбе. Тогда девушка решила сбежать из дома: «Я начала готовиться. Но для того, чтобы уехать, у меня должны были быть деньги. У меня была какая-то заначка, но этого не хватало даже на билет в одну сторону. Когда родители узнали о моем решении, то устроили мне скандал и заперли в комнате. Но ключ всегда оставляли под ковриком за дверью. У нас все двери комнат закрывались на ключ, а чтобы не спутать, их оставляли под ковриком в коридоре. Так вот, я, значит, сняла стекло с двери и попыталась взять этот ключик, а тут подходит папа и спрашивает, что я делаю. Мы посидели, и я ему говорю, что если он не позволит мне уехать в Москву, я выйду замуж и рожу 10 детей. Папа понял, что я настроена решительно».
Отец дал разрешение на поездку, но опять же с условием, что девушка поступит без денег, по квоте, и эту квоту она должна была заслужить сама. Саёра выполнила все условия и поступила в Высшее театральное училище имени Щепкина. Саёра стала играть в сериалах, поначалу тряслась после каждого дубля, а когда надо было заплакать, плакала по-настоящему так, что потом не могла остановиться: «Сейчас все стало уже обычным делом, когда нужно — плачу, когда нужно — прекращаю. Но в настоящей жизни я никому не показываю слез».
Прославилась она после сериала «Гюльчатай», во время съемок ей пришлось учиться многому: Саёра пекла лепешки, ездила верхом на лошади, кормила коров. «С тех пор мне много писали соотечественники. Кто-то рассказывал, что появление в фильме таджички было для них приятным сюрпризом, кто-то — что его мама передает мне привет. Я думаю, ради этого стоит работать больше. Это мотивирует меня», – говорит Сафари.
Она не рассказывает о личном, но признается, что давно поняла, что принцев не бывает. «Когда мне было 16 лет, меня впервые сосватали. Папа тогда был очень зол на меня, потому что ничего не вышло. И сейчас меня часто зовут замуж, но я пока не нашла своего человека. Было так, что актер, с которым мы вместе снимались в одном фильме, предложил мне руку и сердце, но я отказала. У меня ни разу не было романа с коллегами. И я бы не стала делать этого. Хотя если говорить об отношениях в кадре, сценах с поцелуями, то мои родители спокойно относятся к этому. Вначале мне было сложно, но потом я привыкла».
Свои планы Саёра старается держать в тайне. «Есть несколько проектов на будущее. Я пока ничего не могу сказать, потому что очень суеверная, – говорит она. И добавляет, что мечтает о разноплановых ролях: – Я люблю меняться. Мечтаю сыграть воинственную царицу, сняться в хорошем боевике. Выходят же фильмы под названием, например, «Железная женщина». Нет, я не из железа, а та еще девчонка. Я все время играю тех, кого хочется пожалеть. Мне даже письма приходили: «Вы такая хрупкая, вам, наверное, нужна помощь?» Но хрупкой я себя не считаю. В кино, чтобы состояться, нужно иметь очень сильный характер. При этом, я по головам никогда не ходила. Это мой принцип. И еще: я очень верю в то, что, если ты делаешь людям добро, оно к тебе вернется».
Подготовила Лина Лисицына, по материалам http://Tj.sputniknews.ruhttp://Moscow-baku.ru
Share.

Comments are closed.