Сергей Беликов: «Если ничем не занимаюсь, начинаю нервничать»

0

Экс-солист групп «Самоцветы», «Аракс», обладатель лирического тенора Сергей Беликов и сегодня продолжает гастролировать с концертами. Песни в его исполнении «У беды глаза зелёные», «Снится мне деревня», «Живи, родник» по-прежнему любимы слушателями.

Но не все знают, что артист был заядлым футболистом. В юные годы он играл в составе футбольной команды тушинского клуба. «В клуб я ездил заниматься из родного Красногорска, — вспоминает Беликов. — Он находился недалеко от платформы Тушино, дорога к нему проходила через небольшой рыночек, которого уже нет. Да и клуба, увы, тоже».
— Сергей, если в юности футбол для вас так много значил, почему же вы не продолжили спортивную карьеру?
— Не знаю, какого уровня я бы достиг в футболе, если бы целиком сконцентрировался на нём. Хотя этот вид спорта действительно с самого детства занимал в моей жизни важное место, я и в школе из-за этого учился не так хорошо, как мог бы. Но, безусловно, я не был жемчужиной или звёздочкой на небосклоне футбола. Моя футбольная карьера могла бы и не сложиться. Хотя в составе своей команды я дважды был чемпионом Москвы, и мы ещё пару раз становились призёрами Москвы. В какой-то момент, я оказался на распутье, в каком направлении двигаться дальше. Наш тренер Валерий Иванович Сухоруков поговорил с тренерами «Локомотива» и нескольких человек из своей команды, в том числе меня, отправил на просмотр в его дублирующий состав. Это был 1973-1974 год. Я начал активно тренироваться в этих группах отбора, но параллельно продолжал занятия музыкой. В конце концов, у меня созрело понимание, что я всё-таки больше принадлежу вокально-инструментальному жанру.
— Тем не менее, футболом вы продолжили заниматься?
— Да, я всегда поддерживал спортивную форму. А когда в 1991 году стала создаваться футбольная сборная звёзд эстрады, я, естественно, откликнулся в числе первых и более десяти лет был активным участником этого движения. В команде я был нападающим, меня даже признавали лучшим бомбардиром. С футбольно-музыкальной программой наша сборная гастролировала. В числе игроков нашей сборной были Владимир Пресняков-старший, Сергей Минаев, Михаил Муромов, Андрей Сапунов. Народ валил валом посмотреть, как местный мэр или губернатор играет в футбол против приезжих артистов. Потом мы, естественно, устраивали большой гала-концерт.
— Не подыгрывали чиновникам?
— Мы играли по-честному, с любительским азартом.
— Почему прекратили играть в футбол?
— Из-за травм. Одну ногу сломал в 52 года, вторую — в 54. И если после первого перелома я довольно быстро восстановился, то после второго значительно дольше. Бывали моменты, когда во время выступлений я испытывал такие боли, что просто искры из глаз сыпались.
— Знаю, что в музыкальной школе вы занимались по классу баяна, а когда освоили гитару?
— Гитару я взял в руки, наверное, классе в пятом и довольно быстро освоил. Тогда до нас докатилась волна рок-музыки, и гитары обрели магическую привлекательность. В 1970 году, после 8 класса, я поступил в музыкальное училище на факультет народных инструментов. Конечно, я сразу же начал знакомиться со старшекурсниками, которые увлекались рок-музыкой, пытались создавать свои коллективы. В училище образовывалась группа единомышленников. На первых порах я играл на бас-гитаре, клавишных, барабане. А через пару лет в Красногорске уже сам стал руководителем полупрофессионального вокально-инструментального ансамбля «Мы». Наша группа играла на танцверанде, и я неоднократно слышал, как Гарик Сукачёв в своих интервью рассказывает, что он приезжал к нам на танцы.
— В группе «Мы» вы уже пели?
— Да. И в силу того, что мой тенор имел трогательный лирический оттенок, песни в моём исполнении всегда вызывали у публики интерес.
— Вы довольно долго в составе группы «Аракс» работали в театре «Ленком». Предложения выйти на сцену в качестве актёра вам не поступали?
— Как-то перед спектаклем «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» мы привычно настраивали инструменты, Коля Караченцов и Саша Абдулов репетировали. И тут я, решив приколоться, сыграл небольшой отрывок из роли Абдулова. Караченцов тут же заметил: «Серёж, а у тебя здорово получается. Ты мог бы играть на сцене». А через несколько дней режиссёр Марк Захаров предложил мне роль в постановке «Юнона и Авось». Но в этот момент «Аракс» ушёл из театра, у нас был свой гастрольный график.
— Расскажите историю создания некоторых ваших песен.
— «Живи, родник» — это песня Вячеслава Добрынина. Он предложил мне её в 1985 году, причём не скрывал, что уже предлагал её Николаю Гнатюку, но почему-то в его исполнении песня не пошла. С Добрыниным я записал песен шесть, и однажды он познакомил меня с поэтом Леонидом Дербенёвым. В один прекрасный день Леонид Петрович сказал, что у него есть для меня песня «Снится мне деревня», и вместе с композитором Борисом Емельяновым показал мне её. Я сначала отказывался, но Дербенёв как в воду глядел: «Серёж, послушай меня, если ты споёшь эту песню, она станет хитом». Я до сих пор вижу, что у слушателей при исполнении этой песни наворачиваются слёзы.
— Кто-то из вашей семьи продолжает заниматься музыкой?
— Сын Григорий, он пишет музыку, делает аранжировки. Он также участник моего коллектива, играет на клавишных, поёт. У него тенор, но немножко другого характера, чем у меня, публике нравятся его выступления. Дочь Наталья с 1995 года живёт за границей, одно время — в Таиланде, сейчас в Лондоне. Её дочь и моя внучка Джордан недавно поступила учиться в одну из ведущих театральных студий Лондона, задействована в киноиндустрии. Моему любимчику — Гришиному сыну Тимофейчику я, по сути, отдаю всё своё свободное время. Это очень живой, артистичный и симпатичный человечек. Половину недели он проводит у нас с женой, и это всегда праздник.
— Сейчас продолжаете заниматься спортом?
— Рядом с домом, где я живу, есть спортивный стадион, я там почти ежедневно занимаюсь спортивной ходьбой. Бегать не могу, так как повреждён коленный сустав. Занимаюсь на тренажёрах, выполняю упражнения на растяжку, подкачиваю мышцы. Пару раз в неделю стараюсь поплавать в бассейне и, конечно, большое внимание уделяю прогулкам на свежем воздухе.
— Как любите отдыхать?
— Отдых для меня довольно проблемная вещь. У меня такой психотип, что если я ничем не занимаюсь, то начинаю нервничать. Валяться две недели в шезлонге на берегу моря и пить пиво под пальмами – это не моё. От всего этого я чувствую какую-то внутреннюю неустроенность.

Ирина Колпакова http://szaopressa.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты