Сергей Ершов: «Мы себе многое позволяем!»

0

Сергей Ершов – актер, музыкант, юморист, сценарист, продюсер и шоумен. Участник команды КВН «Уральские пельмени», с которой выступал в играх КВН со дня основания команды. Является в ней одним из основных авторов, а также художественным руководителем.

– На ваших концертах много импровизации. А в телевизионных программах вы можете себе ее позволить или там цензура?
– Это наше шоу, мы сами его снимаем и поэтому позволяем себе все, что хотим.
– Но канал же вам не принадлежит! Вдруг неудачно пошутите про сильных мира сего.
– Вы знаете, шутим! И пускают в эфир. Что касается цензуры, то в какой-то мере она, конечно, присутствует. Во-первых, у нас внутренняя цензура. Благодаря Маслякову и тому, что все мы окончили высшие учебные заведения, мы четко разграничиваем эти моменты. Все, что ниже пояса, все, что касается оскорблений каких-то людей, – это не про нас! На канале тоже есть какая-то цензурная служба, они боятся за будущее канала. Они же себя позиционируют как семейный телеканал, поэтому лишние вещи про политику там не нужны. Так что у нас в большинстве своем – белый юмор!
– При этом людям нравится и черный юмор. Павел Воля по-прежнему собирает аншлаги, несмотря на то, что нецензурных слов и оскорблений на своих концертах не гнушается. Он выдает продукт на потребу публике, то – чего зрители от него и ждут.
– Я вам сейчас такой пример приведу. На Сочинском фестивале я был раз 20 подряд, еще по молодости. И помню, году в 2001 – уже после того, как мы чемпионами стали – там решили сделать «Вечер черного КВН». Это тот же самый КВН, только с шутками ниже плинтуса, с матом. Туда пускались исключительно взрослые люди. И это, конечно, не снималось для ТВ – такой междусобойчик был. Первый год все прошло на ура! Все бились в экстазе и кричали: «Как же это здорово!» «Уральские пельмени», кстати, выиграли первый «Черный КВН». Решено было сделать его ежегодным. Второй раз люди поржали, третий, а на четвертый год стало уже вообще не смешно. Народ «хапнул» этого всего, но быстро пресытился.
То же самое происходит и сейчас. Молодежи пока нравятся шутки с матерком, но это скоро пройдет. Как только люди взрослеют, и им исполняется 20 плюс, это уже перестает быть интересным. То, что это надоедает, мы видим по рейтингам.
– С Соколовым, Брекоткиным и многими другими участниками команды вы познакомились в стройотряде. Почему-то «выходцы из стройотрядов» и дружбу сохраняют на долгие годы, и любовь. Да и музыкальные коллективы, участники которых познакомились в стройотрядах, держатся дольше всего. Это своего рода школа?
– Думаю, это все-таки зависит от людей. Вот вы спросили, и я задумался. По-моему, из наших я один остался, кто женат на девчонке со стройотряда. Половина не были женаты, половина развелись. А что касается дружбы – у нас до сих пор в Екатеринбурге это движение живо – мы проводим ежегодный слет «стариков» – бойцов стройотрядов. Последний раз несколько тысяч человек собралось в Ледовом дворце. Мы устроили большой флешмоб в целинках (целинка – форменная куртка студенческих отрядов защитного цвета. – Прим. М. Х.). Представляете, 50-летние мужики танцевали, выстроившись в одну дорожку и делая одни и те же движения. Как видите, в душе мы все еще молоды.

Марина Хоружая, http://bereg.vrn.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты