Шура Би-2: «Наша новая песня – гимн выхода из карантина»

0
Группа «Би-2» опубликовала новый сингл и клип «Депрессия». Как создавать самоизоляционные клипы, когда в последний раз на Шуру Би-2 ругались соседи за шум и куда он первым делом отправится после снятия всех ограничений.
– Как шла работа над клипом?
– Музыка была написана ещё год назад, а текст Янчик (Ян Николенко) с Лёвчиком (Лёва Би-2) написали ещё в сентябре, свели мы песню в марте как раз перед самым началом самоизоляции. Изначально мы планировали снимать другой клип – такой мощный, танцевальный, с труппой из всемирно известного Нидерландского танцевального театра (NDT) и танцором, хореографом Лука Тессарини. Пандемия спутала все наши планы. В итоге мы обратились к нашему другу – режиссёру Максу Шишкину, который в начале года делал наш клип «Пекло». Сейчас он предложил такую идею с анимацией. Это абсолютно самоизоляционный клип: всех музыкантов снимали по одному в их домах. Приезжал оператор в маске, по Интернету связывался с режиссёром, и тот уже рулил процессом. Дальше в Алма-Ате у Шишкина 30 художников сидели по квартирам, он с ними соединялся, и они рисовали то, что в итоге получилось. Это первый такой масштабный проект в условиях самоизоляции. Сама песня – наш гимн выхода из карантина, который когда-нибудь да закончится.
– Сменяющиеся рисованные достопримечательности, экскурсию по картинной галерее – кто предложил?
– Мы вместе с Шишкиным это придумывали. И в клипе нет ничего случайного. Есть там отсылки к фильмам любимого нами Уэса Андерсона. Картинную галерею наполнили картинами любимых художников. На заднем фоне сменяются виды городов, с которыми у нас что-то связано: есть там и Минск, и Москва, Париж, Нью-Йорк.
– Если говорить про достопримечательности и культурный досуг, куда первым делом пойдёте после снятия всех ограничений?
– Первым делом я поеду к детям. Дети с бабушкой остались в Сан-Диего, а мы с женой – в Москве. Решили не везти детей через Нью-Йорк, когда там был пик эпидемии, а из Лос-Анджелеса уже ничего не летало. Но дети не жалуются, у них там прекрасно – океан, свежий воздух. У Лёвы тоже так вышло, что дети с женой в Испании были, а он – в Москве, когда закрыли границы.
– Как строится работа группы в период самоизоляции?
– Сейчас мы плотно трудимся над новым альбомом «Би-2», выход которого запланирован весной следующего года. Пока особо не репетируем, но раз в неделю мы всё-таки собираемся группой в режиме онлайн. Ждём, конечно, живых выступлений, но раньше конца лета – осени вряд ли что-то прояснится с этим. Пока мы перенесли свой большой концерт на середину августа – посмотрим, что будет происходить. Сейчас мы в поиске каких-то альтернативных путей для выступлений. Мы уже придумали одну вещь, которая должна продемонстрировать, как ещё можно играть рок-концерты, но я пока подержу это в тайне. Скоро вы всё узнаете.
– Вы первыми с введением режима самоизоляции сделали онлайн-концерт. Как вам было играть без зрителей и аплодисментов?
– Ну, как минимум там было 8 операторов, а в соседней комнате сидело порядка 30 человек, которые этот контент запускали, так что зрители были. Вообще, это нормальная практика, ничего особенного в этом нет. Нужно уметь подстраиваться под любые обстоятельства.
– Слышали про публичный спор Сергея Шнурова и Иосифа Пригожина о бедственном положении артистов? Вы на чьей стороне?
– Ничего не слышал, и, честно говоря, такие сплетни меня мало интересуют. Мы занимаемся музыкой, до пересудов нет никакого дела.
– За время изоляции вы успели сыграть мини-концерт в подъезде.
– Ну, это не был концерт. Мы участвовали в VK Fest, нужно было записать несколько песен. Мы решили, зачем записывать в квартире, когда можно это сделать вот так. Это был мой подъезд. Дом у нас начала прошлого века, и акустика в подъезде просто прекрасная. Выходили некоторые соседи, кого-то я знаю, с кем-то не знаком. Кто-то вначале пытался ругаться на шум, но, увидев, что это «Би-2», обалдели и уже не были против.
– Когда в последний раз играли или пели в подъезде до этого?
– Наверное, в конце 80-х. Молодыми, бывало, тусовались и таким образом.
– В этом году 20 лет с момента выхода вашего дебютного альбома. Как изменилась группа за это время?
– Отношение к музыке у нас точно не поменялось. Наверное, просто стали профессиональнее, стали выбирать более крутые звукозаписывающие студии и звукооператоров. В остальном мы все те же, уж поверьте.
– Что за время самоизоляции успели нового освоить, впервые что-то сделать?
– Я вообще человек активный и благодаря своей жене начал вести стримы. Впервые выступил в роли журналиста. По средам я веду стрим с аккаунта «Куртки Кобейна» (это мой танцевально-электронный сайт-проект), по субботам веду стрим со своего личного аккаунта Шура Би-2. У меня уже была куча артистов и актёров, никогда подобным не занимался, но очень меня захлестнуло всё это. Таким образом развлекаю себя и поклонников.
– Что успели посмотреть, прочитать на карантине? Спектакли и концерты онлайн сами смотрите какие-нибудь?
– Концерты нет, всё больше кино и сериалы. Читаю сейчас ещё книгу, которую посоветовал мне Серёжа Бурунов, он, оказывается, огромный эксперт в электронной музыке. Книга называется «Электрошок» – это автобиография Лорана Гарнье, история электронной музыки.
– Депрессия, о которой поётся в новой песне, вас всё-таки коснулась?
– Нет. Я человек, не подверженный депрессиям. Родился таким.
Виктория Мельникова http://metronews.ru
Share.

Comments are closed.