Симон Боливар: освободитель Южной Америки

0

Благодаря его энергии и стремлениям, независимость от испанского господства, царившего в начале 19 века, обрели современные Венесуэла, Колумбия и Панама, Эквадор (ранее – Кито, провинция испанской Новой Гранады), Перу и Боливия. Находясь во главе освободительного движения, Симон Боливар говорил: «Я сделаю для Америки все, что в моих силах!»

Республиканские идеалы

Его предки прибыли в Южную Америку из Страны Басков ещё в XVI веке и заняли важное положение в колониях, благодаря чему смогли оставить потомкам весомый капитал. Дед Симона купил для своих наследников титул виконта, однако король его так и не утвердил. Его отец Хуан Винсенте Боливар, сочувствовавший борьбе за независимость британских колоний, женился только в 47 лет. Его избранницей стала юная аристократка Мария Консепсьон. Несмотря на большую разницу в возрасте, она подарила супругу четверых детей. Когда Симону было всего два года, его отец умер от туберкулёза, а через семь лет не стало матери. Так Симон в девять лет стал круглым сиротой.

Однако родители оставили детям огромное наследство: 258 тыс. песо, несколько плантаций какао и индиго, сахарные заводы, скотоводческие поместья, медные рудники, золотой прииск, более десяти домов, драгоценности и рабов. Учёные, которые в ХХ веке подсчитали состояние Хуана Винсенте, пришли к выводу, что его можно было отнести к числу долларовых миллиардеров.

Воспитанием Симона занялся его дядя Карлос Паласиос. Опекала ребёнка темнокожая няня и кормилица Ипполита, а основным дисциплинам обучал нанятый дядей философ Симон Родригес, ставший впоследствии известным венесуэльским просветителем. Родригес рассказывал юноше об идеях французских просветителей и прививал ему республиканские идеалы. Позже он принял участие в неудавшемся восстании и бежал, а дальнейшее обучение Симона взял на себя секретарь генерал-губернатора Андрес Бельо, тайно сочувствовавший повстанцам. Бельо представил юного Боливара известным учёным Александру Гумбольдту и Эме Бонплану, также сильно повлиявшим на мировоззрение молодого человека.

В 1799 году Симон, заехав по пути в Мексику, отбыл для завершения образования в Испанию. Там он был представлен при дворе и лично общался с принцем Фердинандом, который, унаследовав трон, станет одним из главных врагов Боливара. Впрочем, светская жизнь быстро утомила юношу, царившие в Мадриде порядки его раздражали. Вскоре Симон влюбился в Марию Родригес, которая, как и он, была венесуэльской креолкой, временно проживавшей в Европе. Поскольку родственники Боливара в это время впали в немилость в Мадриде, юноша был вынужден на время уехать во Францию. Затем он вернулся, женился и отбыл на родину. Однако в Венесуэле супруга 19-летнего Симона заболела жёлтой лихорадкой и умерла.

Восстание

В 1803 году Боливар снова уехал во Францию, где общался с вольнодумцами из окружения своей кузины Фанни. Вскоре он узнал, что его наставник Родригес осел в Австрии, и поехал к нему. Не приняв предложения учителя совместно заниматься наукой, Боливар отправился сначала в Италию, а затем — через Францию и США — домой.

В 1810 году Боливар принял активное участие в восстании Франсиско Миранды, приведшем к провозглашению в 1811 году независимости Венесуэлы. Однако испанцы привлекли на свою сторону Хосе Томаса Бовеса, пользовавшегося огромным авторитетом среди местных льянерос (пастухов, напоминающих североамериканских ковбоев). Тот был крайне негативно настроен по отношению к местным состоятельным креолам и смог внушить аналогичные чувства метисам, индейцам и мулатам. Он собрал конную армию и стал проводить рейды, отличавшиеся особой жестокостью.

В итоге венесуэльская армия была разбита объединёнными отрядами испанцев и Бовеса. Миранда попал в плен и умер в испанской тюрьме. Боливар вынужден был бежать из Венесуэлы и обосноваться в Новой Гренаде. Опираясь на местных повстанцев, Симон возглавил новый отряд, в 1813 году он разгромил испанцев и провозгласил Вторую республику. Боливару был присвоен почётный титул освободителя. Но менее чем через год революционеры были снова отброшены из Каракаса испанской армией.

Однако новое поражение не сломило Боливара. Он заручился поддержкой властей Гаити и в 1816 году снова высадился на берегах Южной Америки, где объявил о проведении радикальных реформ — отменил рабство и пообещал землю солдатам, участвовавшим в борьбе за независимость. Хосе Бовес был убит ещё в 1814 году, и Боливару удалось перетянуть на свою сторону льянерос во главе с Хосе Антонио Паэсом, будущим президентом Венесуэлы. В 1817 году Симон Боливар поднял против испанцев Гвиану. Благодаря тому, что в его рядах оказались добровольцы из Европы, Боливар в 1818-1819 годах установил контроль над большей частью Венесуэлы и Новой Гранады. В конце 1819 года он был избран президентом республики, известной сегодня как Великая Колумбия: в неё входила территория современных Колумбии и Венесуэлы.

Освободительница Освободителя

В 1822 году Боливар встретил новую спутницу жизни – во время вхождения войск в Кито (столица современного Эквадора). Во время движения колонны по улицам, полным людей, в руки Симона падает лавровый венок. Взглядом революционер встречается с черноволосой девушкой, стоящей на балконе и приветствующей освободителей. В этот же вечер Симон и Мануэла Саэнс встретились на балу и с той минуты старались быть вместе.

Почитательнице Боливара исполнилось тогда двадцать два года, но за ее плечами уже лежала весьма бурная жизнь, полная всевозможных увлечений и тяжелых разочарований. Едва Мануэле исполнилось четырнадцать лет, как в нее влюбился испанский офицер Фаусто д’Эльуяр. Узнав об этом, старик Саэнс отдал свою дочь на воспитание в монастырь. Преодолеть стены обители для испанца оказалось сущим пустяком. Мать-настоятельница получила ценный подарок, и прекрасная Мануэла со своим возлюбленным отбыла в неизвестном направлении.

Счастье Мануэлы оказалось кратковременным. Опозоренная девушка вынуждена была искать у своей матери приюта и утешения. Прошло два года, и семнадцатилетняя Мануэла вышла замуж за доктора Джеймса Торна, англичанина из Кито, который был почти вдвое старше ее. Брак сделал Мануэлу респектабельной дамой, открыл ей доступ в высшее общество Кито. Но Мануэлу продолжал преследовать офицер д’Эльуяр, и, чтобы оградить жену от соблазна, Торн переехал в Лиму.

Здесь беспокойная Мануэла сдружилась с Роситой Кампусано, салон которой был одним из центров подпольной деятельности перуанских патриотов. Сама Мануэла также стала активной участницей готовившегося против испанцев восстания. В ее доме, к ужасу почтенного доктора Торна, стали собираться патриоты, ожидавшие прибытия из Чили освободительной армии аргентинского генерала Хосе де Сан-Мартина. Вскоре надежды патриотов сбылись – Лима была освобождена, и лично Сан-Мартин вручил Мануэле за ее участие в патриотическом движении орден.

Сан-Мартин издал приказ о высылке из Лимы всех испанцев, не принявших перуанского гражданства. Под этот приказ подпал и Симон Саэнс, отец Мануэлы, проживавший с нею в перуанской столице. Дон Симон решил возвратиться в Кито, с ним поехала и Мануэла, желавшая навестить свою мать. Так она очутилась в столице Эквадора в тот момент, когда туда вступили колумбийские войска.

Мануэла и Симон так и не стали официально мужем и женой. Он поклялся сохранять верность покойной жене, а она – официальному мужу. Ей Боливар потом был благодарен за спасение во время покушения. Народ после спасения своего лидера стал называть Мануэлу освободительницей Освободителя.

Отставка

В политическом плане Боливар мечтал о создании Соединённых Штатов Южной Америки, которые объединили бы большую часть континента — от Панамы до Чили. В 1826 году он попытался лоббировать эту идею на специально созванном конгрессе, но безуспешно. С этого момента местные элиты бывших провинций стали видеть в инициативах Боливара угрозу своей власти. Часть революционных генералов превратились к этому времени во влиятельных чиновников и олигархов, и менять что-то в своей жизни им не хотелось. Против Боливара развернулась целая пропагандистская кампания.

Его стали обвинять в бонапартистских замашках. Вскоре он был официально лишён власти в Боливии и Перу. В 1828 году один из его ближайших сподвижников — вице-президент Франсиско де Паула Сантандер — организовал против Боливара мятеж. Симон выхватил саблю и готов был вступить с противниками в бой, однако Мануэла Саэнс уговорила его бежать через окно. Сама же она попыталась отвлечь мятежников, но те поняли, что их обманывают, и жестоко избили женщину.
В это время глава Колумбии успел добежать до казарм и поднять по тревоге военных. Мятеж был мгновенно подавлен. Симон Боливар не дал разрешения на казнь мятежников и даже спас их от гнева народа, пытавшегося растерзать несостоявшихся убийц. Сантандер уехал во Францию, а после смерти Боливара вернулся и возглавил Новую Гранаду, которая образовалась после развала Великой Колумбии.

Однако, несмотря на популярность в народе, Боливар стремительно терял влияние. В войне за независимость рядом с Боливаром было много соратников. Но после победы ему не удалось объединить разные по убеждениям группы. В 1827-1828 гг. в Боливии и Перу власть Боливара была свергнута, в 1829 году состоятельные жители Каракаса объявили об отделении Венесуэлы от Великой Колумбии, следом уходит и Эквадор. Тяжелым ударом для Симона стало убийство его преданного боевого соратника — генерала Антонио де Сукре, в котором Боливар видел своего достойного преемника.

И в начале 1830 года Симон ушёл в отставку с поста президента Колумбии. Большую часть своих средств он потратил на благотворительность. В Венесуэле против него была развёрнута травля, и оставшаяся на родине недвижимость оказалась для него недоступна. Оценив нестабильность своего положения, Боливар осознанно пошёл на жертвы и в личной жизни: он уговорил Мануэлу оставить его. Тяжелая болезнь – туберкулез – прогрессировала, здоровье бывшего президента ухудшалось на глазах. 17 декабря 1830 года 47-летний Боливар умер в окружении сподвижников в поместье одного из них недалеко от колумбийского города Санта-Марта. Перед смертью он написал свое политическое «завещание», где фамилии преемника не назвал, но указал качества, которыми должен обладать будущий руководитель государства и к чему он должен стремиться.

После смерти любимого Мануэла уехала в Пайту, зарабатывала на жизнь торговлей сигаретами и сладостями. Берегла письма от Симона, но они были сожжены во время эпидемии дифтерии. Саэнс умерла от этой же болезни в 1856 году и захоронена в общей могиле.

Боливариана

В Латинской Америке имя Боливара увековечено в названиях государства Боливия, провинций, городов, улиц, денежных единиц (боливиано — Боливия, боливар — Венесуэла), с помощью многочисленных памятников. В его честь назван астероид (712) Боливиана, открытый 19 марта 1911 года. Его личности посвящены сотни исторических трудов и художественные произведения, например, Боливар является главным героем в романе колумбийского писателя Габриэля Гарсии Маркеса «Генерал в своём лабиринте». Ни о ком из латиноамериканских героев не написано так много. С ним сравнится, пожалуй, только другой революционер – Че Гевара.

У коллекционера из Чили, пожелавшего сохранить свое имя в тайне, хранится копия письма Боливара, написанного им в последние недели жизни. В этом послании революционер упоминает своего погибшего боевого соратника и выражает надежду, что «скоро они встретятся на небесах».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Indiansworld.org, 24smi.org, Russian.rt.com, hasta-pronto.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты