Сонни Чиба: «Боевик – это тоже драма»

0

Известному актеру исполняется 80 лет

Квентин Тарантино назвал Сонни Чибу «величайшим актером, когда-либо снимавшимся в фильмах о боевых искусствах». Отсылки к работам Чибы встречаются в нескольких фильмах режиссера: герои «Настоящей любви» идут в кино на «Уличного бойца», а библейские речи в «Криминальном чтиве» вдохновлены образом киллера, которого Чиба сыграл в японском телесериале «Воины-тени».

Работа с Киндзи Фукасаку
Чиба (настоящее имя Садао Маэда) родился 23 января 1939 года в Фукуоке, в семье лётчика-испытателя. Спорту юный Сонни уделял особое внимание, готовясь к карьере гимнаста. Так как обучение гимнастике дохода семье не приносило, то олимпийской надежде пришлось чередовать тренировки с прозаическими занятиями вроде работы на стройке. Именно там начинающий гимнаст получил травму спины, настолько серьёзную, что об успехах в профессиональном спорте пришлось забыть.
Сонни решил попробовать себя в единоборствах. Он начал обучение у самого сэнсэя Масутацу Оямы, которое принесло парню множество поясов и прочих признаний высокого уровня. А после обучения на актёрских курсах Сонни принял участие в конкурсе «Новое лицо». В 1959 году Чиба получил работу на студии «Тоэй». Обаятельная внешность и приобретённая за годы тренировок пластичность сделали его постоянным актёром приключенческих лент той поры, которые, правда, ничего особенного из себя не представляли.
К счастью, тогда Чиба познакомился и подружился с одним начинающим постановщиком «Тоэй» – Киндзи Фукасаку: «Уже тогда я поражался его мастерству, – говорил Сонни. – Он быстро сделал себе имя и вскоре получил возможность работать с ведущими кинозвёздами, но всегда помнил, что мы начинали вместе. Он мой наставник и верный друг. С какими бы режиссёрами я ни работал, моей мечтой всегда было снова оказаться на площадке Фукасаку. Это был замечательный человек».
Именно сотрудничество с «императором Киндзи» в самом начале карьеры, по мнению актёра, помогло ему в дальнейшем: «Это были вроде бы обычные развлекательные ленты, но я научился играть именно благодаря работе над ними с Фукасаку. Он предлагал импровизировать, проводил аналогии между актёрской игрой и джазом, просил меня быть то более расслабленным в кадре, то физически собранным, отслеживал комедийные элементы в моей работе. Те незатейливые картины заложили фундамент для моих будущих знаменитых ролей».

«Актёр должен быть полон эмоций»
Биографы Чибы называют звёздным годом актёра 1968-й. Тогда Сонни начал сниматься в экшн-сериале «Охотник за ключами» и приобрёл огромную популярность. А переломным фильмом в его карьере стал «Уличный боец», после которого актер сразу приобрел интернациональный статус «японского Брюса Ли» — более жестокого, грубого, «отрицательного героя», но при этом невероятно мужественного. А такие вещи публика замечает в первую очередь.
«Актёр должен быть полон эмоций, будь он в счастье или в печали, радости или боли, устал или бодр, – говорит Чиба. – Необходимо выражать всё всем своим телом. Японские актёры обычно неспособны к этому. То, что я делаю в своих фильмах, – это то, что должен делать актёр. Боевик – это тоже драма. Если мы не можем вызвать у зрителя слёзы, смех и переживание, то мы не актёры. Возможно, наши фильмы выглядят идеалистично, но это – правда».
К сожалению, Сонни Чиба немного опоздал со своим триумфом. В середине 1970-х японский кинематограф стал затухать и превращаться в жалкую тень собственного национального телевидения. В этой ситуации Чиба не растерялся и нашел для себя уникальное место, которое сохранило его в горячей обойме еще на протяжении нескольких лет. Дело в том, что после съемок в нескольких дюжинах боевиков Чиба создал с группой своих соратников Japanese Action Club. Спортивный клуб, призванный сделать боевые сцены в кино более реалистичными и при этом более эффектными. Одним словом, там актеров учили профессионально махать руками и ногами, а профессиональных спортсменов — сценическому искусству. Результаты не заставили себя ждать. Сонни Чиба и режиссер Киндзи Фукасаку не только возродили в конце 1970-х жанр самурайского боевика, но сумели гармонично перенести лучшие его достижения на японское телевидение.
Чиба продолжал регулярно сниматься в кино и на ТВ, но его новые работы не вызывали какого-либо интереса у зрителей. Перемены начались во второй половине 1990-х, когда про Сонни Чибу вспомнил Тарантино, а за ним и другие режиссеры его поколения. Чиба стал снова появляться на большом экране. Пусть в небольших, но зато всегда запоминающихся ролях, зато сразу в Голливуде. Достаточно вспомнить хотя бы кузнеца Хатттори Хандзо из тарантиновского «Убить Билла» или босса якудзы из «Тройного форсажа».
В личной и деловой жизни актёра тоже были трудности. Из-за проблем с менеджментом он лишился прав на Japanese Action Club, а в 1994 году развёлся с актрисой Йоко Ногивой, с которой состоял в браке более двадцати лет. Но неугомонный Сонни открывает новую актёрскую школу, находит новую спутницу жизни и продолжает сниматься в кино. Актер Крис Дежарден так описывает Сонни: «Он очень дружелюбен и никогда не теряет присутствия духа. Удовольствие, которое Чиба получает от работы в кино, – это удовольствие человека, нашедшего своё место в жизни. В нём сочетаются молодой задор и насмешливость много повидавшего в жизни зрелого человека. И при этом он начисто лишён ложного высокомерия или неоправданной гордости».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам http://Cinematheque.ruhttp://Japanfilmsandanime.blogspot.com

Поделиться.

Комментарии закрыты