Вадим Цаллати: «Антигероя нужно играть харизматично»

0
В кино ему часто достаются отрицательные персонажи
В жизни он позитивный и улыбчивый. А на экране часто совсем другой. Но какая роль, положительная или отрицательная, Цаллати неважно, главное — чтобы было интересно, тогда и работа в удовольствие.
В сериале «Интерны». С сайта http://stuki-druki.com
В актеры не стремился
Вадим родился 17 июня 1976 года в городке Дигора в Северной Осетии. Его прапрадед Бабат Цаллати единственный выжил во время эпидемии чумы, спасся в родовой крепости, возведенной еще в 14 столетии. Замок Фрегат, возвышающийся в 2 тыс. метрах над землей, построен на выступе, в скале, состоит из нескольких башен и напоминает по форме корабль. И сейчас принадлежит актеру: «Это наша фамильная башня. Каждая фамилия Осетии имеет свою родовую башню. А у нас — скорее всего даже крепость. Или замок, как его называют в народе. Потому что это трехэтажное строение выполняло все функции замка. Есть даже оборонительная стена. Документально он принадлежит нашей фамилии. У нас есть традиция — вся фамилия приезжает туда каждый год с разных концов страны. Мой дедушка еще жил там, и моя родная тетя родилась там. А мой отец и я — выросли уже на равнине».
Вадим никогда не хотел быть актером. В округе не было театра, поэтому он любил кино: «Мне это все очень нравилось. Но для того, чтобы стать артистом, не было совершенно никаких предпосылок. Иногда к нам в школу привозили детские кукольные спектакли, и я смотрел их с замиранием сердца. Потому что это было волшебство».
После школы парень поступил в сельскохозяйственный институт, учился на ветеринара, успеваемость была неплохая. А через полтора года случилось событие, которое изменило всю его жизнь. В один субботний вечер Вадим встретил своего друга, который учился во Владикавказе: «Он мне рассказал, что в Северо-Осетинском государственном университете открыли факультет искусств, актерский курс. И при факультете проводили экспериментальный набор. На вступительном экзамене, мне кажется, я читал очень плохо. Я не успел подготовиться, как следует. Все было на интуиции. Как бы то ни было, я поступил, проучился четыре года. Моя огромная благодарность Юрию Лекову и Тамаре Кабановой. Они вели наш курс. Ну, а дальше я уже поступил в Щукинское театральное училище. Меня с товарищами из осетинского театра отправил учиться в Москву Бибо Ватаев — выдающийся актер театра и кино».
«Кино как олимпиада»
Сразу после института Вадим попал в Театр на Таганке и проработал там полтора года. Играл в спектаклях «Добрый человек из Сезуана» и «Медея». Режиссером, повлиявшим на дальнейшую биографию, Цаллати считает Рустама Ибрагимбекова, который поставил скандальную постановку «Исповедь любительницы поэзии»: «Ибрагимбеков является автором таких проектов, как «Утомленные солнцем», «Восток-Запад», «Урга», «Белое солнце пустыни». У него был замечательный сценарий «Не хватайте за уши скорпиона». И вот возникла идея сделать театральную версию этого сценария. В этом спектакле я сыграл главную роль. Спектакль был очень откровенный, на самом деле. Откровением стало обнажение души человеческой. Мы там говорили о таких вещах, о которых не принято говорить. Там были и отношения между мужчиной и женщиной, что является нормой, а что нет, где стирается грань. Это было достаточно дерзко. Помню, когда мы играли спектакль, кто-то из зрителей через 10-20 минут вставал и демонстративно выходил из зала. Но были и такие, которые подходили после спектакля, общались и говорили благодарные слова. Это созвучие с этой темой. В этом и была скандальность. Интеллигентно, не раздеваясь, мы обнажали своих героев и, в какой-то мере, зрителя».
Еще к концу четвертого курса Вадим начал сниматься в кино. Первым его проектом был фильм «Марш-бросок»: «Вообще в то время снимали очень мало, и проката, как такового, не было. И вдруг появился «Антикиллер» — проект Егора Кончаловского. С появлением этого фильма сразу заговорили, что возрождается прокатное кино. Помню, я был студентом. Я видел по всей Москве плакаты «Антикиллера». И думал: «Ох, хорошо было бы сняться в таком фильме!» И вдруг, через год — я снимаюсь во второй части. Это была удача, конечно. Даже в небольших ролях играли звезды. Было очень интересно с ними поработать и понаблюдать, как работают большие артисты».
С тех пор карьера пошла в гору, но чаще всего Цаллати изображал злодеев. Его это не смущает: «Я считаю, что антигероя всегда нужно играть харизматично, нельзя его играть как бытового. Если играть бытового антигероя, то получается, что мы занимаемся некой рекламой его образа жизни. Чего бы не хотелось. На мой взгляд, нужно подняться немного над бытом, чтобы показать, как ты хорошо, здорово, ярко, харизматично играешь антигероя. Ты не такой, но ты его играешь. Зритель должен это чувствовать».
При этом Вадим говорит, что популярным его все же сделали положительные герои, и самый узнаваемый из этой группы — анестезиолог, объект страсти персонажа Кристины Асмус из сериала «Интерны». Белый халат врача он надевал и в драме «Шультес», и в комедии «Мой парень — ангел». Небольшая, но яркая роль лидера следопытов досталась Вадиму в приключенческом фэнтези «Пока цветет папоротник». Неожиданный образ священника у него в сериале «Братья». Перед началом съемок этого проекта Цаллати попросил благословения у отца Георгия, с которым знаком много лет.
Он не считает, актер должен сыграть роли всех мастей и предпочтет одну большую главную: «Есть, конечно, те, которым это не было дано, однако они стали великими артистами. Например, Владимир Этуш, у него не было главных ролей, но его все знают. И все же, мое убеждение таково. Кино — как олимпиада, свое золото надо брать. И актер должен к этому стремиться».
Подготовила Лина Лисицына,
Share.

Comments are closed.