Вечная невеста Елизавета I

0
Почти 30 лет использовала козырь под названием «замужество» на международной арене и дразнила им английскую знать

Королева Англии Елизавета I, которую прозвали Королева-дева, родилась 7 сентября 1533 года. Она имела много претендентов на руку и сердце, но не вышла замуж. По некоторым свидетельствам, в том числе, ее фаворита Роберта Дадли, Елизавета зареклась когда-либо выходить замуж, будучи еще совсем ребенком. Свою клятву она повторяла и позднее. Причина – нежелание терять власть.

26 предложений руки и сердца

Вскоре после восшествия на престол Елизавета и ее советники решили использовать замужество королевы в качестве козыря. Почти 30 лет владычице одного из крупнейших европейских государств удавалось держать в напряжении именитых женихов всего просвещенного света. Известно, что за годы своей жизни королева Англии получила 26 предложений руки и сердца, некоторые претенденты пытали счастье неоднократно.

Елизавета, несмотря на заявления о том, что никогда не свяжет себя узами брака, предпочитала видеть при своем дворе привлекательных, молодых и сильных мужчин, число же своих компаньонок она значительно сократила. Елизавета очень ревностно следила, чтобы ее дамы не крутили интрижек с придворными кавалерами, и наказывала их в случае ослушания.

Предложения руки и сердца продолжали поступать, но Елизавета отсеивала кандидатов одного за другим: Эрика XIV, принца, а затем и короля Швеции, Филиппа II, короля Испании, графа Аррана, и многих других мужчин. Впрочем, отказ принять предложение очередного жениха следовал не сразу. Каждую кандидатуру пристально рассматривал совет королевы, взвешивая все «за» и «против». Порой с ответом намеренно тянули, когда необходимо было заручиться дружбой или поддержкой государства потенциального супруга. Казалось, все, кроме самой Елизаветы, были озабочены вопросом ее скорейшего замужества. Сама же королева энтузиазма в поиске супруга не выражала.

Понятно, что она и не собиралась выходить замуж, потому что не хотела ни с кем делить ту власть, которая пришла так мучительно и, казалось бы, даже неожиданно. Образно говоря, Елизавета I была замужем за своей короной, за своим статусом. Ее муж, настоящий супруг и опора, — это статус королевы Англии – страны, которую она, в сущности, неплохо понимала и по-своему любила.

Но она не была лишена мужского внимания – и подлинного, и неподлинного. Например, Фрэнсис Дрейк, будущий пират, знаменитый адмирал, войдя к королеве, прикрыл глаза ладонью как бы от блеска ее красоты. Этот жест остался в армиях Западной Европы, как жест «отдать честь». Дрейк прикрыл глаза: «Ах, какая красота!»

Она не была такой ослепительной красавицей. Королевским фигурам льстят. И чем выше фигура, тем грубее должна быть лесть, тем больше она понравится. Дрейк это понимал. Но были люди и более достойные, например, Уолтер Рэли – участник географических открытий, стремящийся колонизировать территории в Америке для Англии, образованный, интеллектуальный человек. Там, пожалуй, была другая история: все-таки между ними были отношения, ближе подходящие к любовным.

Любимый фаворит – друг детства

Брак с благородным представителем крупной европейской державы мог принести Англии выгоду, а мог, наоборот, спровоцировать напряжение внутри страны. Католики и протестанты все еще делили сферы влияния. Одним из возможных вариантов был союз с человеком более низкого положения, в таком случае супруг мог рассчитывать исключительно на титул короля-консорта. На это место на протяжении многих лет претендовал друг детства, Роберт Дадли, граф Лестер.

С будущей королевой он познакомился в возрасте 8 лет, они вместе учились. Практически сразу же Роберт и Елизавета стали друзьями, именно ему принцесса якобы поведала о своем нежелании когда-либо выходить замуж. В 1550 году женился сам Роберт. Его избранницей стала 17-летняя аристократка Эми Росбарт, считается, что брак был заключен по любви. На торжестве присутствовала и сама Елизавета.
В это же время отец Роберта, Джон Дадли, имевший большое влияние на малолетнего короля Эдуарда VI, заставил его назначить своей преемницей леди Джейн Грей, невестку Джона, жену его сына Гилфорда. Вскоре все Дадли было объявлены государственными изменниками, Джона и Гилфорда казнили, а Роберта заключили в Тауэр. В той же темнице томилась и сама Елизавета, притесняемая сестрой Марией I. Считается, что время, проведенное в заточении, а также некоторая схожесть судеб и опыт перенесенных страданий еще больше сблизили Роберта и Елизавету.

После освобождения из Тауэра Роберт отправился во Францию, где присоединился к войскам Филиппа II, однако вскоре вернулся в Англию. В это время будущая королева переживала не самые лучшие времена, ее финансы были в плачевном состоянии. Старый друг пришел на помощь: Роберт продал часть своих земель и передал средства Елизавете, хотя и сам на тот момент был стеснен в деньгах.

Елизавета этого жеста не забыла, а потому, заполучив трон в 1558 году, отблагодарила Дадли, сделав его королевским конюшим. Первый год у власти Елизавета буквально одаривала Дадли титулами, деньгами и поместьями, с ним она проводила большую часть свободного времени.

Было очевидно, что Дадли и королева влюблены. До сих пор доподлинно неизвестно, были ли они любовниками, но при дворе ходили слухи, что Елизавета носила его ребенка. Несмотря на все дары и ласки королевы, Роберт Дадли был самой непопулярной фигурой времен ее правления. В воспоминаниях современников о нем едва ли найдется пара добрых слов. В то же время Елизавета позволяла ему говорить и делать то, что больше никому при дворе не разрешалось. Но был ли возможен брак?

Мать всего народа

В 1560 году жена Дадли скончалась при не вполне ясных обстоятельствах: она упала с лестницы и сломала шею. И хотя официальной версией был несчастный случай, за спиной многие обвиняли Дадли в ее смерти. Якобы он решил избавиться от супруги, чтобы иметь возможность жениться на королеве. С другой стороны, если бы Елизавета приняла предложение Дадли, это подкрепило бы слухи о намеренном убийстве Эми и о возможной причастности к нему самой Елизаветы.

Но на самом деле были другие причины: королева использовала козырь под названием «замужество» не только на международной арене, она дразнила им английскую знать. Выдвинуть одного фаворита, отдать предпочтение Дадли — означало потерять поддержку других могущественных семей королевства.

Вскоре у королевы появился новый фаворит — Франсуа, герцог Алансонский и Анжуйский. Несмотря на 20-летнюю разницу в возрасте, они стали достаточно близки, королева называла Франсуа «своим лягушонком». Впрочем, Елизавете было уже 47 лет, вопрос замужества потерял актуальность, шансы выносить и родить наследника были практически равны нулю. Герцог Анжуйский стал последним поклонником стареющей английской королевы.

Елизавета говорила: «Я пожилая женщина, и мне было бы неловко говорить о муже, если бы это не делалось ради наследника. В прошлом за мной ухаживал кое-кто, кто скорее хотел жениться на королевстве, чем на королеве, как часто случается с великими, которые вступают в брак, не видя друг друга». А образ королевы-девственницы, который она старательно поддерживала, нужен для укрепления авторитета. Ибо женщина на троне — это все-таки непривычно, всегда чревато переворотом. А создание имиджа правительницы, которая живет только интересами народа, очень хорошо подходит к женскому образу. И мужья им не нужны. Они матушки не отдельных детишек, а всего своего народа.

Дарья Александрова, Наталия Басовская, «Дилетант-медиа»

Share.

Comments are closed.