Топ-100

Вернер фон Браун: гений и злодейство

0
Он строил ракеты и в нацистской Германии, и в США

Создатель гитлеровского «оружия возмездия» стал «отцом» американской космической программы.

«Не хотел отказаться от дела всей моей жизни»

Он родился 23 марта 1912 года в городе Вирзиц в провинции Позен Германской империи. Вернер происходил из аристократической семьи. Отец во времена Веймарской республики занимал пост министра продовольствия и сельского хозяйства. В детстве фон Браун зачитывался научной фантастикой и бредил космосом. Подростком оборудовал вместе с однокашниками маленькую обсерваторию. Родителям пришлось смириться с увлечением сына, хотя это далось им очень нелегко.

В школе на уроках Вернеру было скучно, и в седьмом классе он даже остался на второй год. Тогда родители отдали его в частный интернат, поставив категорическое условие: если он и там не выправит отметки, то может забыть о своем дорогостоящем хобби. Всего через несколько месяцев Вернер фон Браун стал первым учеником в классе. В 1930 году он становится студентом Королевского технического колледжа в Берлине. Тогда же он присоединяется к «Обществу космических путешествий».

В октябре 1932 года фон Браун был взят на работу в экспериментальную лабораторию по практическому созданию жидкостных реактивных двигателей для баллистических ракет под руководством капитана Вальтера Дорнбергера, созданную в окрестностях Берлина. Вскоре фон Браун стал ведущим конструктором ракет и первым помощником Дорнбергера.

30 января 1933 года Гитлер становится рейсхканцлером Германии. Как отреагировал на это Вернер фон Браун? «Признаюсь, что тогда я не пытался глубоко вникнуть в психологию происходившего, – писал он спустя десятилетия. – Я колебался – принимать или не принимать поддержку со стороны армии, не больше, чем скажем, братья Райт, когда они подписывали свой первый контракт с Министерством обороны США».

В мае 1937 года Вернера фон Брауна назначили техническим директором испытательного полигона Пенемюнде на острове Узедом в Балтийском море, который превратился в огромный ракетный центр. Возглавлять такой центр мог только член партии. Ученый стал членом сначала НСДАП, а затем и офицером СС: «От меня официально потребовали вступить в национал-социалистическую партию. Мой отказ означал бы, что я должен отказаться от дела всей моей жизни. Поэтому я решил вступить. Моё членство в партии не означало для меня участия в какой-либо политической деятельности. Весной 1940 года ко мне в Пенемюнде приехал штандартенфюрер СС Мюллер и сообщил мне, что рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер прислал его с приказом убедить меня присоединиться к СС. Я немедленно позвонил своему военному начальнику, генерал-майору В. Дорнбергеру. Он мне ответил, что если я желаю продолжить нашу совместную работу, то у меня нет другого выбора, кроме как согласиться», – утверждал фон Браун после войны в интервью американцам.

Труд заключенных

Перед Вернером была поставлена задача создать ракету с жидкостным реактивным двигателем, которая могла бы нести на большие расстояния заряд взрывчатки весом до одной тонны. Новую ракету назвали Фау-2. V («фау») – это первая буква немецкого слова Vergeltungswaffe – «оружие возмездия». А «два» потому, что чуть раньше немцы создали крылатую ракету «Фау-1».

13 июня 1944 года Лондон подвергся первой бомбардировке «Фау-1». В начале сентября по Лондону и освобожденным к тому времени Антверпену и Парижу были выпущены «Фау-2». При этом из выпущенных ракет срабатывала только половина, да и то не всегда попадая в цель. От взрывов двух тысяч ракет «Фау-2» погибло 2700 человек – то есть, каждая ракета убивала по одному-два человека. Правда, «Фау-2» нанесла другой ужасный урон: её главными жертвами стали ее изготовители.

Генерал СС Ганс Каммлер, который в качестве инженера принимал участие в проектировании нескольких концентрационных лагерей, включая Освенцим, предложил использовать на строительстве ракет принудительный труд заключённых концлагерей. В апреле 1943 года Артур Рудольф, главный инженер завода по производству «Фау-2» в Пенемюнде, поддержал эту идею в связи с нехваткой рабочей силы. Впоследствии было подсчитано, что при строительстве ракет «Фау-2» умерло больше людей, чем погибло от применения этой ракеты в качестве оружия.

В книге «Вернер фон Браун: рыцарь космоса» конструктор неоднократно утверждает, что был в курсе условий жизни работников, но чувствовал себя неспособным изменить их. Его друг приводит слова фон Брауна после посещения Миттельверка: «Это было жутко. Моим первым побуждением было поговорить с одним из охранников СС, на что я услышал резкий ответ, что мне надлежит заниматься своим делом, или я рискую оказаться в такой же полосатой тюремной робе! Я понял, что любая попытка сослаться на принципы гуманности будет бесполезной». Когда участника команды фон Брауна Конрада Данненберга в интервью The Huntsville Times спросили, мог ли фон Браун протестовать против ужасных условий содержания подневольных работников, он ответил: «Если бы он это сделал, то, я думаю, его могли расстрелять на месте».

Фон Брауна обвиняли в том, что он принимал участие в бесчеловечном обращении с заключёнными. Ги Моран, французский участник Сопротивления, бывший пленником в концлагере Дора, в 1995 году засвидетельствовал, что, после явной попытки саботажа, «даже не выслушав мои объяснения, (фон Браун) приказал Майстеру дать мне 25 ударов. Затем, решив, что удары не были достаточно сильны, он приказал, чтобы меня выпороли более жестоко. Фон Браун приказал перевести мне, что я заслуживаю худшего, что на самом деле я заслужил, чтобы меня повесили. Я считаю, что его жестокость, жертвой которой я стал лично, стала красноречивым свидетельством его нацистского фанатизма».

Другой французский заключённый Робер Казабон был свидетелем того, как фон Браун стоял и смотрел, как заключённых вешали на цепях подъёмников. Сам Вернер позже заявлял, что он «никогда не видел никакого жестокого обращения или убийств» и что до него лишь «доходили слухи, что некоторые из заключённых были повешены в подземных галереях».

Порой в качестве примера «несогласия» фон Брауна с нацистским режимом приводят тот факт, что в 1944 году он был арестован. Арест был, но по другой причине: руководство СС заподозрило, что Вернер занимается не столько разработкой боевых, сколько гражданских ракет для космических полетов. Заступничество генералитета и министра вооружений Альберта Шпеера позволило освободить конструктора.

К весне 1945 года Вернер фон Браун прекрасно понимал, что дело нацистов проиграно. Сам он потом подобострастно скажет прессе: «Мы знаем, что мы создали новое средство ведения войны и теперь моральный выбор — какому победившему народу мы хотим доверить наше детище — стоит перед нами острее, чем когда-либо прежде. Мы хотим, чтобы мир не оказался вовлечённым в конфликт, подобный тому, через который только что прошла Германия. Мы полагаем, что, только передав такое оружие тем людям, которых наставляет на путь Библия, мы можем быть уверены, что мир защищён наилучшим образом». А ведь уже в августе 1945 года США первые и единственные в истории сбросят две атомные бомбы на города Хиросиму и Нагасаки уже фактически капитулировавшей Японии. Не говоря уже о том, сколько после Второй мировой именно Соединенными Штатами было развязано войн в различных странах по всему миру.

Полеты на Луну

20 июня 1945 года госсекретарь США одобрил переезд фон Брауна и его сотрудников в Америку, но до 1 октября 1945 года об этом не объявлялось в открытую. Браун вошёл в число тех учёных, для которых Объединённое агентство по целям разведки США создало фиктивные биографии и удалило упоминания о членстве в НСДАП и о связях с нацистским режимом из открытых записей. Название операции «Скрепка» произошло от скрепок, которыми прикреплялись новые биографии учёных к их личным делам «государственных научных деятелей США».

Три с половиной сотни железнодорожных вагонов с оборудованием и компонентами ракет были доставлены морем в США. Одновременно туда отправили и самих немецких ученых. Штурмбанфюрер СС фон Браун, его коллеги гауптштурмфюрер Рудольф и генерал-лейтенант вермахта Дорнбергер стали работать в научно-исследовательских центрах и конструкторских бюро американского Пентагона. Правда, не военные программы, а космические проекты были приоритетными в работе Вернера фон Брауна на американцев (по крайней мере, начиная с середины пятидесятых годов). Именно его группа запустила первый американский спутник Explorer-1 – на 195 дней позже первого советского искусственного спутника Земли. А после полета первого человека в космос – Юрия Гагарина, Вернеру фон Брауну американцы поручили создать ракету-носитель для полетов на Луну. С 1969 по 1972 годы американцы шесть раз высаживались на Луне. Однако, после смерти Брауна США отказались не только от полетов на Луну, но также от дальнейшей подготовки экспедиции на Марс, техническое обеспечение которой тоже было поручено Вернеру фон Брауну, и от строительства долговременной орбитальной станции, подобной советскому «Миру».

Видимо, американское правительство и нацистский ученый не смогли договориться о дальнейших условиях работы, и в 1972 году фон Браун покинул NASA и стал вице-президентом аэрокосмической корпорации Fairchild. Переживания спровоцировали развитие у инженера онкологического заболевания. Опухоль почки Вернеру удалили в середине 1973 года. Через 3 недели мужчина вернулся к работе. Однако развитие болезни ухудшило состояние конструктора, и в последний день 1976 года фон Браун вышел в отставку.

16 июня 1977 года фон Брауна не стало, он умер от рака кишечника. Президент США Джимми Картер так откликнулся на уход нацистского ученого, открывшему Штатам путь в космос: «Для миллионов американцев имя Вернера фон Брауна было неразрывно связано с освоением космоса американским народом, с творческим использованием технологий. Он был не только искусным инженером, но также человеком со смелым видением. Его вдохновляющий стиль руководства помог нам мобилизовать и сохранить усилия, благодаря которым мы достигли Луны и пошли дальше. Его наследие продолжит приносить нам пользу».

Лишь очень узкий круг родных и близких друзей (так ученый захотел сам) проводили фон Брауна в последний путь. Когда до конца жизненной дороги Вернера оставалось уже всего ничего, к нему в госпиталь пришли два старых товарища. Он сказал одному из них: «Знаешь, оглядываясь назад, я по-настоящему счастлив, что управляемые ракеты оказались для мира нужнее, чем для войны».
Уже после его смерти министерство юстиции США создало специальную следственную комиссию, которая занялась прошлым немецких конструкторов и техников. Всех немцев, начинавших свою научную карьеру при нацизме, уволили из американского космического агентства NASA.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам “Немецкая волна” , «Википедия» , «Голос Америки»

Share.

Comments are closed.