Виссарион Белинский: «Я отдал литературе всего себя»

0
Всю жизнь он страдал из-за слабого здоровья

Иван Тургенев говорил, что главной чертой характера Виссариона Григорьевича было «стремительное домогательство истины». Статьи Белинского для лучших журналов того времени считались образцами критической литературы.

Отчислили за «ограниченные» способности

В 1719 году монастырь Аграфенина Пустынь под Рязанью владел селом Белынь Нижнеломовского уезда Пензенской губернии, которое в 1724 стало вотчиной одного из рязанских монастырей. В Белыни служил священником некий отец Никифор, в семье которого в 1784 году родился Григорий Никифорович Белынский, отец Виссариона Белинского.

Семья была религиозной: Никифор имел репутацию праведника и аскета, его брат Алексей тоже стал священником, а кузен Иван постригся в монахи. Григорий Белынский в 1797 году поступил в семинарию, однако оставил духовную карьеру и в 1804 он был принят на казенный кошт в Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию, откуда был выпущен кандидатом хирургии в морской госпиталь в Кронштадте, затем служил военным лекарем в Свеаборге, с 1816 года работал уездным врачом в Чембаре, что в Пензенской губернии. Дослужился до чина коллежского асессора, который давал право на потомственное дворянство. Его жена — Мария Ивановна – была дочерью шкипера.

Виссарион родился 30 мая (11 июня) 1811 года в крепости Свеаборг, близ Хельсинки (по итогам Русско-шведской войны 1808-1809 гг. Финляндия вошла в состав России на правах автономного княжества). Белынский-старший имел репутацию человека, не верующего в Бога и пренебрегающего обрядностью. Он был умен, начитан, критически относился к жизни и людям (все это импонировало Виссариону), но с женой и вообще с людьми не уживался, по жизни терпел неудачи. И все же отец имел на сына несколько большее влияние, чем мать, которая также была конфликтна и жестка. Так будущий Неистовый Виссарион, как прозовут его позднее, рано стал размышлять о жизни, замкнулся в себе.

Уже взрослым, Виссарион станет называть себя Белинским – ему так казалось благозвучней. А в детстве он интересовался изучением языка и литературы: читал все, что печаталось тогда в журналах, переписывал стихотворения. Уездное образование (сначала училище, затем гимназия) не удовлетворяло любознательного юношу, поэтому в 1829 году он поступил на словесный факультет Московского университета. Первое время студенту приходилось бедствовать, пока ему не стали платить стипендию.
В комнате общежития, где жил Белинский, часто собирались студенты, среди которых были Николай Станкевич, Александр Герцен, Николай Огарев, Евгений Корш, Николай Кетчер. На встречах они читали собственные произведения и обсуждали проблемы политической, общественной и литературной жизни. Это собрание получило название «Литературное общество 11-го нумера».

Через год учебы в университете Виссарион Белинский написал свое первое литературное произведение — драму «Дмитрий Калинин» на тему крепостного права. Цензурный комитет университета не только не разрешил печатать ее, но и пригрозил ссылкой и каторгой. Белинский вскоре попал в больницу, и его отчислили: здоровье сочли слишком слабым, а способности — «ограниченными». Он остался без средств к существованию, поэтому начал давать частные уроки и переводить зарубежные произведения.

«Я — литератор»

В это время Виссарион подружился с основателем журнала «Телескоп» Николаем Надеждиным. Поначалу Белинский переводил для издания небольшие заметки, а в 1834 году опубликовал свою первую критическую статью «Литературные мечтания. Элегия в прозе». В работе автор делал обзор литературы с точки зрения истории и рассуждал на тему ее будущего. Затем последовали другие литературные обозрения на произведения Николая Гоголя, Евгения Баратынского, Владимира Бенедиктова и Алексея Кольцова.

Через два года журнал закрыли — Белинский опубликовал в нем «Философические письма» Петра Чаадаева, в которых автор восхищался европейской культурой. Белинский вновь оказался в сложном финансовом положении, все попытки найти работу были тщетны. Мытарства Белинского заставляли его то писать учебники, то преподавать в Константиновском межевом институте, но зачастую жить приходилось за счет друзей. Дела несколько улучшились в начале 1838 года, когда Белинского назначили редактором журнала «Московский наблюдатель». Здесь он публиковал свои статьи, окончательно убеждаясь, что его призвание — литературная критика. Однако издание просуществовало недолго – в 1839 году критик вновь остался без работы и денег.

Свою собственную деятельность Белинский воспринимал как служение, наподобие монашеского или военного. Ещё в 1839 году он писал: «Мы живём в страшное время, судьба налагает на нас схиму, мы должны страдать, чтобы нашим внукам легче было жить. Я — литератор; говорю это с болезненным и вместе радостным и горьким убеждением. Я привязался к литературе, отдал ей всего себя, то есть, сделал её главным интересом своей жизни».

Спустя год работы в московском журнале Виссариону Белинскому предложили переехать в Санкт-Петербург, чтобы возглавить критический отдел в журнале «Отечественные записки». Уезжать из любимой Москвы, от друзей ему не хотелось, но выбора не было. Эта работа — расцвет его литературной критики. Белинский писал для журнала статьи о театре и молодых современных литераторах, обзоры новых литературных произведений, библиографические и политические заметки. Работе в «Отечественных записках», продолжавшейся вплоть до 1846 года, он отдавал всего себя. Журнал стал одним из самых влиятельных в литературе.

Как литературный критик Виссарион Белинский разработал теорию реализма, ввел новые понятия для оценки литературного произведения: «верность характеру героя», «современность». В статьях он пропагандировал принципы народности, требовал изображения действительной жизни, протестовал против фальши. «Свобода творчества легко согласуется со служением современности, – заявлял Белинский, – для этого не нужно принуждать себя писать на темы, насиловать фантазию; для этого нужно только быть гражданином, сыном своего общества и своей эпохи, усвоить себе его интересы, слить свои стремления с его стремлениями; для этого нужна симпатия, любовь, здоровое практическое чувство истины, которое не отделяет убеждения от дела, сочинения от жизни».

«Вместе — не уживаемся, а врозь — скучаем»

Со своей будущей женой Марией Васильевной Орловой Белинский был знаком ещё с 1835 года. В летние месяцы 1843 года он пережил в Москве вторую «весну своих дней и чувств» — и уехал уже «женихом». Его невесте, классной даме московского Екатерининского института было также 32 года. Свадьба состоялась в Петербурге 12 ноября 1843 года, а 13 июня 1845 года у них родилась дочь Ольга. Младшие двое детей Белинских умерли в младенчестве: сын Владимир в возрасте четырёх месяцев, а дочь Вера — когда ей был год.

О своей семейной жизни Белинский ничего никому не говорил. В письме же к жене 7 мая 1846 года писал: «Странные мы с тобою, братец ты мой, люди: живём вместе — не уживаемся, а врозь — скучаем». Кроме того, дома у Белинского поселилась и сестра жены, Агриппина Васильевна Орлова, доставлявшая ему, заодно с женой, немало тяжёлых минут своим характером. В письмах Белинскому жена пеняла ему, что он с ней «дурно обращается», что ездит лечиться «без причины», а значит, не любит жену и ребёнка. А сестра её, Агриппина, заявляла в письмах, что она «плюёт» на Белинского.

1845 году критик тяжело заболел, ему стало все сложнее справляться с работой. Герцен так описал Белинского в тот период: «Без возражений, без раздражения он не хорошо говорил, но когда он чувствовал себя уязвлённым, когда касались до его дорогих убеждений, когда у него начинали дрожать мышцы щёк и голос прерываться, тут надобно было его видеть: он бросался на противника барсом, он рвал его на части, делал его смешным, делал его жалким и по дороге с необычайной силой, с необычайной поэзией развивал свою мысль. Спор оканчивался очень часто кровью, которая у больного лилась из горла; бледный, задыхающийся, с глазами, остановленными на том, с кем говорил, он дрожащей рукой поднимал платок ко рту и останавливался, глубоко огорчённый, уничтоженный своей физической слабостью».

Его отношения с сотрудниками испортились, и в начале следующего года критик ушел из редакции журнала. Некоторое время он путешествовал по югу России. Вернувшись в Петербург, Белинский устроился в журнал «Современник», однако болезнь по-прежнему мешала работать. Не считая небольших библиографических заметок, критик написал только одну крупную статью — «Обозрение литературы 1847 года».

Тогда же Белинский вновь заболел и отправился поправлять здоровье за границей на немецкий курорт Зальцбрунн, где его пользовал некий доктор Цемплин. Лечение доктора было шарлатанским, облегчения не наступило. Разочаровавшись в немецких врачах, Виссарион обратился к французской медицине и стал пациентом доктора Тира де Мальмор, энергичного шарлатана, обещающего исцеление чахотки. По возвращению в Петербург лечащий врач Белинского Тильман сначала раскритиковал способы лечения от Тира, а потом уверил Белинского, что нашёл их аналоги.

Дорогостоящее лечение окончательно разорило критика, у которого не осталось ничего, кроме долгов. Болезнь прогрессировала. Начались и трудности с публикациями. Белинский даже был приглашён в императорскую канцелярию на профилактическую беседу, но к тому моменту уже не мог подняться с постели. Он умер 26 мая (7 июня) 1848 года в Санкт-Петербурге.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Culture.ru, «Википедия»

Share.

Comments are closed.