Топ-100

Владимир Скворцов: «Для меня моя Лека – муза»

0
Известному актеру исполняется 50 лет

Скворцов в мире кино и театра – личность заметная, он хорошо поет, работает в дубляже и на радио. Однако столь успешную творческую биографию он выстроил далеко не сразу.

«Злость – мощный двигатель»

Владимир родился 17 апреля 1970 года в Москве, в семье железнодорожников. Сам он сначала хотел быть шофёром на мусороуборочной машине, потом космонавтом, а классу к 3-му понял, что станет актёром: «Со мной в классе учился Коля Лазарев, его папа известный актёр Евгений Лазарев. Сейчас Коля – мой друг, хотя тогда, в конце 70-х, мы особо не общались. Однажды в 3-м классе на вопрос учительницы: «Кем ты хочешь стать?» Коля ответил: «Артистом». Когда этот вопрос адресовали мне, я сказал, что тоже хочу быть актёром. Меня высмеяли, и до последнего никто не верил, что из меня что-то может получиться».
В 1987 году, после школы, Скворцов поступал на курс к Юрию Соломину в Щепкинское училище, но не прошёл: решили, что Владимир слишком смел для этой школы. На следующий год попробовал в «Щуку», однако здесь почему-то сказали: «Иди в армию, там поймёшь, нужно тебе это или нет». Так и сделал: «Служил сначала в Чебаркуле, потом в Германию. Я не жалею, что пошёл служить. Мне нужно было побыть с собой наедине, понять, что такое жизнь. Я даже хотел остаться служить в Германии, но меня друзья уговорили вернуться».

И тут Скворцов снова стал штурмовать театральные вузы. Уже почти поступил в ГИТИС, но Андрей Гончаров завалил Владимира на финальном конкурсе. А вот в Школе-студии МХАТ молодому артисту повезло: его взяла на свой курс Алла Покровская. Правда, даже тогда в Скворцова верили не все. «Я случайно подслушал педагогический совет, где Олег Табаков сказал, что из меня ничего не получится, – рассказывает Владимир. – Я очень благодарен ему за то, что он, сам того не зная, дал мне силу идти вперед и выжить. У меня поначалу было опустошение, а потом злость от несправедливого восприятия меня. А такая злость – мощный двигатель».

К успеху была долгая дорога. «Мой первый режиссер Владимир Мирзоев говорил, что если к 30 ты не реализовался, то ты уже этого не сделаешь. К сожалению, это очень правильные слова, – признает Скворцов. – Именно до этих «тридцати» я правильно не реализовался, то есть, у меня были и главные роли, и интересные даже. Но поскольку профессия эта очень тщеславная, в ней очень важно признание. В 30 лет, оглянувшись назад, я ничего не увидел. Были «Голуби» в театре Станиславского, которые просуществовали полтора года и оставили после себя легенду о том, что это был «когда-то лучший камерный спектакль Москвы». И вот в то время я понял, что в профессии нужно сделать что-то более значительное, изменить полностью свой мир. Или уходить».

«Для меня любая работа — это учеба, даже в кино»

И вдруг у него в руках оказывается пьеса Михаила Угарова «Смерть Ильи Ильича». Она просто лежит на полке во МХАТе, никому не нужная. Долго Скворцов не мог найти режиссера для постановки, пока драматург Лена Гремина не посоветовала ему обратиться к самому автору пьесы. «Я его спросил, интересно ли ему было это сделать, и Миша, будучи смелым человеком и альтруистом, согласился, – вспоминает Владимир. – Тогда он еще не понял, что просто приговорил себя, потому что потом год, даже больше, мы репетировали эту постановку».

Но после премьеры жизнь Скворцова полностью изменилась. Спектакль «Облом-off» стал знаковым. Все актеры, игравшие в нем, сразу стали заметными в мире театра и кино. Владимир начал много сниматься в сериалах, приглашали и в полнометражные картины. В августе 2010 года артист находился под Питером, в Выборге. Фильм, в котором он играл одну из главных ролей, – «Бесконечные мечты о счастье», участвовал в кинофестивале «Окно в Европу». Сразу после показа Скворцову позвонила кастинг-директор фильма «Шаман» и спросила, не хотел бы он поучаствовать в детективном фильме. Этот сериал станет очень успешным для артиста.

Однажды Владимир заговорил, что профессия стала тесной для него, начались самоповторы. Тогда артист начал серьезно заниматься театральной режиссурой: «В принципе, для меня любая работа — это учеба, даже в кино. Если поначалу я учился просто быть предельно естественным перед камерой, в разных своих проявлениях, то сейчас мне стали интересны другие роли – более острые: комические, характерные. Еще хочется быть режиссером, самому все создавать и продумывать».

Помогает ему в работе жена Леокадия Пачис, она кинокритик по профессии. Лека, как зовет супругу Владимир, всегда поддерживает артиста: «Она очень мудрая. Это я могу сказать резко, а Лека всегда очень тактична в своих высказываниях. Когда я встретил ее, она не была критиком. Я полюбил человека, а кто она – мне все равно, хоть королева английская. Моя жена на четверть гречанка. Для меня моя Лека – муза».

Познакомились они, когда Леокадия устроилась на работу в театр Et Cetera: «Хрупкую девушку с сигарой я впервые увидел в нашем кафе и весь вечер не сводил с нее глаз. 2001 год отмечали у меня дома. Квартира двухкомнатная, поэтому на правах хозяина я определил: тут гуляем, а там я сплю. Под утро гости разошлись, и я отправился немного поспать. Захожу в свою комнату, а там Лека. Устала, прилегла, пледом укрылась и заснула. Я не стал ее будить, тихонько лег с другой стороны и тоже заснул. Вот такая у нас была первая ночь, – смеется Владимир. – Мы стали жить вместе через одиннадцать месяцев после знакомства, и вот уже много лет счастливы в браке».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Звёздный бульвар» , Skvortsov.info

Share.

Comments are closed.