Яна Вагнер: «Я самоизолировалась девять лет назад»

0

Сериал «Эпидемия», основанный на дебютном романе Яны Вагнер «Вонгозеро», занимает 4-е место по просмотрам в рейтинге лучших сериалов на Netflix. Его оценил даже мастер ужасов Стивен Кинг. И вот что Яна Вагнер обо всём этом думает.

– Какие ощущения, когда тебя практически похвалил Кинг? Любите вы его?
– А кто не любит Стивена Кинга? Я – очень, и поэтому представить, что он смотрит сериал, снятый по моей книжке, пока сложновато. С моим дебютным романом за девять лет случилось много удивительных вещей. Ничего из этого я, разумеется, не ожидала.

– В книге вы в чём-то предвосхитили реальность. Вас саму это не пугало?
– Тут я как раз процитировала бы Стивена Кинга, которому в разгар пандемии досталось в разы больше сравнений с его романом The Stand («Противостояние»), чем мне. Когда его окончательно допекли, он написал в своём Twitter: «Нет, я ничего не предсказывал, и нет, это не такой вирус». Очень созвучно с тем, что по этому поводу думаю я.

– Как придумывали свой вирус? Руководствовались какими-то медицинскими знаниями или вирус в вашей истории – лишь фон?
– Ну, конечно, вирус – просто фон. Я писала историю о конце света (а это очень широкое понятие), чтобы поговорить о хрупкости нашей привычной жизни, и могла выбрать любую декорацию. Эпидемия просто показалась мне самой реалистичной. Но это не значит, что я не изучала матчасть. Все эти подробности, которые так всех поразили в марте, – карантин, блокпосты, закрытые границы и отменённые авиарейсы – я, вообще-то, не придумала и не угадала, я просто изучила протоколы ВОЗ. Модели развития глобальных эпидемий просчитаны давно и лежат в открытом доступе.

– Как вы сами пережили карантин?
– В моей жизни как раз почти ничего не изменилось, я в каком-то смысле самоизолировалась ещё девять лет назад, когда мы построили дом в деревне. Но человечество в основном состоит из активных экстравертов, не все такие отшельники, как я.

– Вы довольны сериалом?
– Отношение писателей к экранизациям – отдельная непростая тема, конечно, и без ревности не обходится. «Эпидемия» гораздо остросюжетнее и громче моего «Вонгозера», и на скорости выпало довольно много дорогих мне вещей. Но, с другой стороны, если бы снимали точно по книге, получился бы скорее такой камерный меланхоличный арт-хаус, а не блокбастер, рассчитанный на массового зрителя.

– Нравится ли вам название «Эпидемия»?
– Название мне как раз совсем не нравится. Эпидемий десятки и на экране, и на книжных полках. Может быть, поэтому Netflix, как и мой английский, и, кстати, ещё и монгольский издатели выбрали To The Lake («К озеру»). Вонгозеро – это реально существующее озеро в Карелии на границе с Финляндией, куда, собственно, и путешествуют герои. Да, карельские топонимы сложновато звучат для иностранного уха, но в пяти странах название менять не стали вовсе.

– Когда ждать экранизации продолжения «Вонгозера» – «Живые люди»? И будет ли третья книга?
– Не знаю, но уверена, что на волне такого успеха второй сезон будет. Правда, история в первом сезоне настолько далеко ушла от оригинала, что вряд ли мои камерные «Живые люди» так уж пригодятся. А вот третьей части «Вонгозера» не будет точно. Сейчас мне интересно другое. Я с тех пор написала «Кто не спрятался», ещё один поклон любимому жанру – герметический детектив, а в следующем году надеюсь закончить новый роман, и думать хочется только о нём.

Виктория Мельникова
Metro

Share.

Comments are closed.