Юлия Сулес: «Могу играть не только властных женщин»

0

Вышел третий сезон сериала «СеняФедя». В съемках приняла участие и Юлия Сулес, сыграв тещу Сени.

– Сериал «СеняФедя» буквально вырос из сериала «Кухня». Как для вас началась история съемок?
– Я не смотрю телевизор уже очень много лет, поэтому о сериале «Кухня», а затем и сериале «СеняФедя» я узнала после того, как меня пригласили сыграть тёщу. Так и познакомилась с проектом.

– Какая из вас получилась теща?
– Сначала был задуман более жесткий образ, однако позже планы изменились и мою героиню сделали помягче. Некоторые сцены мы даже специально пересняли, чтобы из тещи сделать человека. Получилась нормальная такая мама (смеется), переживает, помогает, как может.

– Как вы сказали, телевизор не смотрите. А как знакомитесь с миром современных сериалов, кино?
– Исключительно по рекомендации. Но если что-то не нравится, я не досматриваю, насильно в себя это не вливаю.

– Набившие оскомину «Игры престолов» смотрели?
– Я нет, а муж смотрел! Он настоящий фанат сериала, даже ходил на премьеру последнего сезона в кинотеатр, в майке с героями, которую подарила ему дочка.

– Возвращаясь к теме тещи – уже задумывались, какой будете тещей в реальной жизни?
– Сейчас дочери 15 лет. И мне не первый раз задают этот вопрос. Теоретически я понимаю, что нельзя сильно докучать, а ведь «причинить добро» всегда очень хочется. Но по своему опыту понимаю – лучше соблюдать дистанцию.

– А давать советы дочери из серии «присмотрись, какой-то он не такой!» будете?
– Ох, думаю, не избежать тут советов. В юности что привлекает в девушке или молодом человеке? «У него челочка красивая, у нее глаза такие!» А ведь живешь не с чёлкой и глазами, а с человеком, который только со временем раскрывается. И я уверена, что не зря раньше существовал институт сватовства – раньше свахи узнавали самое важное: не пьяница ли он, не гуляка ли, какие родители. Ведь гены и воспитание имеют большое значение. Я бы не против, если бы и сейчас что-то похожее было.

– Но ведь вы с мужем поженились совсем молодыми. Родители не спрашивали: «Куда же ты, такая молоденькая, собралась?»
– Не такая и молоденькая я была. Будущему мужу было 19 лет, еще ребенок. А мне было 23 года! Женщины взрослеют-мудреют раньше. Я не особо за него замуж собиралась, но будущий муж начал очень активно ухаживать за мной. Хотя тогда был женихом не очень завидным, ведь все мои сверстницы старались выбрать мужчин посолиднее, повзрослее, чтобы был достаток. А здесь был ещё совсем мальчик. Поэтому я своего ухажера всерьёз не воспринимала поначалу. Но он по современным меркам довольно долго проявлял ко мне внимание. И убедил меня своей настойчивостью, взглядами на жизнь, уверенностью, ухаживаниями – сумки мне носил до метро!

Смеется.) К тому же он человек талантливый, подкупил своими литературными произведениями. Мы же, женщины, ушами любим.

– Получается, не зря старался – вы в браке уже давно, растет дочь.
– Уверена, что не зря, я рада, что мы уже столько лет вместе.

– А по-вашему, в чем секрет долголетия брака?
– Мы воцерковленные люди, общаемся с батюшками, слушаем их советы. Думаю, это и помогает. Ведь искушений никому не избежать. Но надо давать человеку право на ошибку и уметь прощать. И еще. В семейных отношениях не стоит ставить свое «Я» на первое место. Считаю, что много ошибок люди совершают из-за поспешности и эгоизма. Всегда надо уметь досчитать до 10.

– С дочкой-подростком уже почувствовали ту самую проблему отцов и детей?
– Сейчас период непростой, как у всех подростков в этом возрасте. Она актрисой быть не хочет, насмотрелась на нас, на зависимость, нестабильность работы. Хочет быть режиссером, думая, что это более независимая профессия. Что касается возраста и разницы между поколениями – часто слышим: это так не носят, так не говорят, это прошлый век. Есть вещи, которые приходится принимать, характер у дочери независимый, не хочется её подавлять.

– Вас узнают, фильмы с вашим участием смотрят. Но роли, как правило, эпизодичны. Что сейчас ждете от карьеры – большой роли в кино? Или стабильного развития в театре?
– К сожалению, мы все являемся заложниками типажа. У меня не было главных ролей – но я благодарна за то, что есть. В театре гораздо больше возможностей раскрыться – я могу играть разные роли, а не только властных женщин, которые все время ругаются. Мне более близки трогательные персонажи. Мой диапазон гораздо шире, чем то, что мне предлагают.

– Кстати, ваш вес стал вашей визитной карточкой. Читала в одном из интервью, что после того, как вы похудели, вас перестали звать в кино?
– Я сбросила килограмм 20-25, но оставалась в теле. Когда приходила на пробы, мне говорили: «Ой, а что ты такая маленькая, а нам нужна большая». Это типаж, тут режиссеров тоже можно понять. И я тогда на это повелась, набрав килограммы обратно довольно быстро. Теперь жалею. Возможно, стоило перетерпеть. Сейчас вот снова задумалась о том, чтобы снизить вес. Съемки, игра в театре, переезды – это большая нагрузка. А меня еще просят то бегать, то прыгать, то скакать. Физически это очень тяжело становится.

– Часто приходится говорить на эту тему, обсуждать пышные формы с журналистами, режиссерами?
– Вообще я считаю, что тема лишнего веса – некорректна. Все мы очень разные. Если самого человека не устраивает, как он выглядит – то он всегда может найти способ измениться, но это его личное дело.

– Где в ближайшем времени вас увидим?
– Сериал «Корни» – там очень хорошая история. Еще недавно снялась у любимого режиссера Сергея Урсуляка в полном метре «Одесский пароход», который выйдет под Новый год. Фильм по рассказам Михаила Жванецкого.

Наталья Сидоровская
Metro

Поделиться.

Комментарии закрыты