Топ-100

Юрий Кара: «Стараюсь каждый раз искать что-то новое»

0
В ноябре 2019 известному кинорежиссеру, сценаристу, актеру и продюсеру Юрию Кара исполнилось 65 лет.
-Юрий Викторович, разрешите поблагодарить за интересное творчество. Планируете ли вы дальше работать, остался ли у вас творческий запал снимать кино?
– Я рад, что меня помнят и ценят всё, что я снял как режиссер за долгие годы работы. Снимать дальше творческий запал не исчез, мало того, я всю жизнь руководствуюсь словами своего педагога во ВГИКе Сергея Герасимова: «Не хочу прозябать в старости без работы и без дела. Смысл жизни только в работе, только в творчестве. Поэтому нужно творить до последнего вздоха и не думать об отдыхе!» И мне хочется также следовать этому девизу. Не планирую останавливаться, творческих планов очень много и, конечно, если не заглядывать в зеркало, то до сих пор чувствую себя двадцатисемилетним парнем, который пришел во ВГИК и сделал свои первые шаги в кино.
– Вы сняли много фильмов, а какую ленту вам хотелось бы выделить особо?
– Я, может быть, странный режиссер, но считаю, если режиссер зацикливается только на каком-нибудь одном жанре: детективах, мелодрамах, боевиках, то он становится ремесленником. Начинает повторять сам себя и ничего нового не ищет. Лично я стараюсь каждый раз искать что-то новое – для себя и для зрителей. А отметить, наверное, хотелось бы свой первый фильм, он называется «Завтра была война». Когда-то давно, в юности, я мечтал стать капитаном дальнего плавания, но не прошел по зрению и по этому поводу сильно переживал, даже рыдал. Очень хотелось путешествовать, повидать мир. А с фильмом мне удалось объездить сорок пять стран, увидеть столько культур – это даже больше, чем если бы я стал капитаном.
– Зрители ждали много лет ваш фильм «Мастер и Маргарита» и некоторые уже отчаялись увидеть его на экране. В чем была проблема? И ваше отношение к этому?
– Были сложности с псевдонаследниками Булгакова. У Булгакова не осталось наследников, остались потомки его второй жены, которые не являются его родными детьми. Это внуки Елены Сергеевны от первого брака. Булгаков даже их не усыновлял, они имело право только на ее дневники и квартиру. Но как часто бывает, «наследники» быстро нашли левого адвоката и начали процесс. Они боролись с фильмом, со спектаклями, создали людям массу всяческих проблем для того, чтобы продать права в Голливуд. А вообще тема для меня болезненная, делаешь фильм для того, чтобы люди его увидели, а когда 17 лет лента не выходит на экран, то, конечно, оптимизма это не добавляет. Когда начинал съемки, не подозревал, что меня ждет впереди.
Когда, наконец, дело сдвинулось с мертвой точки и появилась надежда, что зрители увидят фильм, прокатчики попросили урезать трехчасовую версию и сильно сократить картину. Поэтому огромное количество уникального материала не попало на экран.
– Говорят, что во время съемок у вас на съемочной площадке постоянно что-то случалось?
– Я много раз хотел бросить съемки и прекратить проект, но какая-то сила меня поддерживала, находились новые спонсоры, находились разные люди, которые помогали. Конечно, за время съемок происходили самые разные невероятные случаи, которые я не знаю, как охарактеризовать – как мистические или магические. Когда я ехал на встречу с оператором, недалеко от «нехорошей квартиры» у меня рассыпалась совершенно новая «Волга». Когда мы собрались снимать Иерусалим в Судаке, построили там большие декорации, собрали массовку, вдруг неожиданно выпал снег, хотя в это время там никогда такого не наблюдалось. И так все время – то забытая пленка, то авария, то еще какая-то чертовщина.
Когда съемочная группа переместилась в Израиль, я был уверен, что на земле обетованной ничего не произойдет. Мы планировали снять строку из книги «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город». Для этого требовалась собственно тьма. К тому моменту компьютерной графики еще не было, а на небе ни тучки – какая уж тут тьма. «Сделать» ее согласился пиротехник, аж за 200 тысяч долларов. Деньги нашли, тьму организовали, но тут… С неба вдруг спустились 15 боевых израильских вертолетов. Оттуда выскочил спецназ с автоматами и набросился на съемочную группу. Они решили, что мы – арабские террористы. Наши продюсеры были в шоке, потому что всех предупредили о съемках. Пока разобрались, туча ушла.
– Зато ваш фильм «Воры в законы» зрители увидели сразу, и он моментально получил огромный резонанс. Вам не кажется, что он стал даже слишком привлекателен для уголовного мира?
– Я взял два рассказа Фазиля Искандера и объединил в один сценарий. Приступил к сбору материала, мне разрешили поприсутствовать на допросе одного известного вора. Встретив этого с виду тщедушного человека на улице, вы бы никогда не подумали, что это самый влиятельный вор в законе. Благодаря встрече я получил много материала для фильма. После фильма мне стали приходить письма из мест заключения. Мне писали разные уголовники, преступники, приглашали приехать в гости. И обещали рассказать всю правду о настоящей воровской жизни. Но не думаю, что мой фильм стал для кого-то стимулом в преступной деятельности.
– Каким проектом сейчас занимаетесь?
– Приступаем к съемкам фильма, который расскажет о славном подвиге боевого брига под названием «Меркурий». В 1829 году состоялся бой «Меркурия» с двумя огромными турецкими линкорами. Шансов на победу не было практически никаких, но моряки приняли решение драться. И они настолько успешно воевали, по-суворовски «не числом, а умением», что одержали победу в этом неравном бою. Подвиг моряков был отмечен самими турками, они посчитали, что этот подвиг равен тысячам побед. Николай Первый повелел, чтобы во флоте всегда был корабль под именем «Меркурий», так и случилось.
Анжела Якубовская http://gazetauzao.ru
Share.

Comments are closed.