Юрий Назаров: «Жить надо по совести»

0

Артист Юрий Назаров никогда не прячется от поклонников и, будучи автомобилистом, держит машину запертой в гараже, а сам ездит в метро. Почему так? Об этом и о многом другом Юрий Владимирович рассказал прямо на одной из станций подземки.

– Вы сыграли более 300 ролей. Нехитрая арифметика подсказывает, что это каждые полтора-два месяца – новая роль…
– За 60 лет? Ну да…

– Однако скорости у вас! Как успели?
– А что успевать-то? Главное, жизнь вокруг себя замечать, и все сложится. Радоваться жизни. В разных ее проявлениях.

– Да вы оптимист!
– Я – да. Оптимизм всегда лучше и правильнее. Поэтому я на этой стезе стою и никуда с нее сворачивать не собираюсь.

– Ну а прекрасная физическая форма – тоже результат оптимизма или все-таки диеты, физкультура?
– Какие диеты, вы что?! Работа. Только работа. Потому что работа – это счастье. Я вот упал с коня по роли, встал и пошел. И тут все так удивились. Да какие же ему 82, он еще молодой, юный!

– То есть, все прекрасно и удивительно?..
– Кроме того, конечно, что человечество все рвется убивать друг друга, вместо того чтобы просто поговорить о том о сем за рюмочкой. Вместо того чтобы жить по совести… Работай – и все будет. И совесть чистой останется.

– Ваша последняя работа была в сериале «Хор», не так ли?
– Да это давно уж отсняли. Хорошая картина. И очаровательный режиссер там – Алена Семенова. Ну, а я старика играю.

– А приходилось ли отказываться от ролей?
– А как же?! Но это только тогда, когда подлость, пакость и ложь. Я в трех картинах отказался сниматься. И вообще не знаю, сняли их в итоге или нет. А как-то раз еще деньги обещали, ну не совсем по совести… Я не взял. Но я не жалею, нет. Потому что жить надо, еще раз повторюсь, по совести, по душе.

– Сложно ли было работать с Тарковским?
– Я не так уж много у него снимался. Но приходилось общаться – на съемочной площадке, по дороге на съемки и обратно, на застольях всяких. Знаете, я вот глупостей от него никогда не слыхал. У Тарковского было все всегда по уму. Всегда. Мне кажется, что его «Андрей Рублев» в кинематографе занимает примерно такое же место, как «Война и мир» в литературе.

– Кто еще из самых любимых в жизни?
– Родной для меня – Федор Иванович Тютчев. Вот и Толстой говорил, что без него жить невозможно. А потому что у Тютчева все как будто вчера написано. «Кто приютит, кто призрит правду божью…» Ну а еще и Петрарка помогает.

– Почему вы в театре не играете?
– Да что-то было, антрепризное, на гастроли даже съездили. Но антреприза – это все-таки рынок, надо торговать уметь. А я в профессии понимаю, а в торговле – баран полный. Но зато я студентов воспитываю – в Московском гуманитарном университете, пока меня там еще терпят.

– Вы в семье строгий?
– Правильный я. Хотя из-за этого и нелегко нам с женой приходится, это правда, мучаемся и страдаем мы с ней уже 57 лет…

– И что, на ваш взгляд, в женщине главное?
– Да в любом человеке вообще главное – разум. Правда, господь женщину сделал из ребра… (Смеется.) Ладно, бежать уж мне пора…

– И как это вы только в метро ездите? Автографами ведь замучают…
– Так мне и не жалко совсем. Да и надежнее на метро, я вам скажу. Можно время рассчитать – всегда всюду успеешь…

Анжелика Якубовская, «За Калужской заставой»

Поделиться.

Комментарии закрыты