Топ-100

Юрий Визбор-младший: У нас с дедом одни тропки

0

Он внук и тезка легендарного барда, выпускник Школы-студии МХАТ, очень разноплановый автор и исполнитель.

— Юрий, для вас и ваших сверстников та авторская песня, для становления которой так много сделали ваши знаменитые дед и бабушка Ада Якушева, должно быть, нечто из области преданий. Ушедшая натура, так ведь?
— Никуда эта музыка, окрашенная авторской интонацией, не делась. Она меняется, как и все вокруг, но суть остается прежней.

— Тогда расскажите, о чем поете вы сами.
— В разном настроении хочется петь разное. Давно подумывал исполнить что-то из репертуара Олега Митяева. Что совершенно точно: в моей жизни сейчас наблюдается всплеск, связанный с творчеством дедушки. Вышел альбом моих версий его песен. Называется так: «Бум смеш техн». Такая подпись стояла под каждой картиной на дедушкиной художественной выставке в Галерее на Солянке, расшифровывается она как «бумага, смешанная техника». К его песням, по-моему, это тоже вполне подходит.

— С каким чувством вы брались за репертуар Визбора-старшего? Не боязно было?
— Да, боязно, поскольку есть определенная ответственность, а значит, и риск. Этот диск зрел, можно сказать, всю мою предшествующую жизнь, но вышел в свет нежданно. Сначала я думал, что все эти песни, которые знаю и исполняю много лет, абсолютно понятны. Достаточно записать гитарную и вокальную дорожку — и дело сделано. Но, работая над записью, я все больше погружался в музыку, добавлял голоса, менял звучание и технику игры, усиливал то ритм, то басы. Очень надеюсь, что, придав старым песням новые оттенки, я не отдалился от дедушки, а приблизился к нему, вложив в альбом всю свою любовь к ним. И песни откликнулись, как живые, благодарные существа.

— Как реагирует публика на старые-новые песни в вашем исполнении? Не замечаете ли вы ревности к тем прежним, классическим образцам визборовского творчества?
— Мне кажется, слушатели интересуются не абстрактно песней, а все же конкретными людьми, которые ее исполняют. Что касается концертов и фестивалей, в которых мне довелось участвовать, то могу отметить ровный, сильный интерес к творчеству Юрия Иосифовича — так было 25 лет назад, так оно и сейчас.
В 20 лет петь свои зеленые песни, прикрываясь фамилией деда, мне казалось неправильным. Право на это имя надо заслужить. Считаю, с тех пор мне удалось кое-чего добиться. К тому же после дедушки я первый мужчина в роду. Поле деятельности у нас одно. Гитару я держу в руках с детства. Учился журналистике три года, на телеке поработал, бывал в горах, люблю спорт. У нас с дедом одни тропки.

— Вы ведь не только бардовской песней занимаетесь?
— Сегодня все-таки больше ею — песнями дедушки и моими собственными. А в прошлом меня притягивали разные жанры, которые порой было очень тяжело сшить в одну ленту. Это и музыка к спектаклям, и саундтреки в кино, и несколько музыкальных групп. А еще академическая фортепианная музыка. Кстати, я учился как оперный певец в Колледже имени Шнитке у Михаила Михайловича Кизина — счастливое стечение обстоятельств и очень полезный год, но, как это бывало уже много раз, «высокая в небе звезда» позвала дальше.

— Знаю, что вы написали оперу «Охота на Снарка» по Льюису Кэрроллу.
— У этой работы интересная история. Я прочитал поэму Кэрролла, пришел в полный восторг, хотя почти ничего не понял. И отложил книгу на потом. Тем временем успел поступить в Школу-студию МХАТ. Представляете, на втором курсе нам предложили сделать нечто музыкальное на основе «Охоты на Снарка»! Надо же так угадать интересы студента. Но еще почти год я ломал голову над тем, как ставить, пока не осенило, что это должна быть опера а капелла, исполняемая голосами без сопровождения оркестра. Затем четыре месяца я оперу писал, а одновременно мы с пылу с жару репетировали уже написанные куски. На премьере присутствовал автор перевода Григорий Михайлович Кружков. Ну а сейчас я нахожусь в активном поиске — как поставить «Охоту на Снарка» уже не с драматическими актерами, а с настоящими вокалистами.

— Есть ли у вас хобби?
— Не удивляйтесь: курьерская доставка цветов. Это не блажь, а необходимость найти себе занятие помимо музыки. Потому что когда музыка оказывалась моим единственным делом, я в ней утопал. Бесконечно долго редактировал и ничего не мог оформить окончательно, довести до продукта в виде диска или релиза. Нужно было периодически вытаскивать себя из музыкальных пучин, но таким способом, чтобы это не потребовало столь же исключительного внимания, как сама музыка. До того года два-три занимался массажем. Раз в несколько дней разъезжал по клиентам, иногда и дома у себя принимал, а как-то была у меня небольшая, но веселая практика на побережье моря. Однако массаж, как, кстати, и театр, в какой-то момент тоже потребовал погружения — и я его оставил. А вот цветы — самое то! По свободному графику, через день или через два, разношу их по городу. А что, мне кажется, замечательное занятие.

Александр Славуцкий
«Труд»

Share.

Comments are closed.