Жорж Санд. «Да и женщина ли она вообще?»

0

Она носила мужское имя, мужской костюм, выпивала, курила сигары, меняла любовников, как перчатки, презирала условности и плевать хотела на общественное мнение. Превыше всего она ценила личную свободу, культивировала независимый нрав и не боялась сплетен и скандалов.

Чертенок в монастыре

Она родилась 1 июля 1804 года в Париже, ей дали имя Аврора. Отец писательницы – Морис Дюпен – выходец из знатного рода, а мать – Софи-Виктория, дочь птицелова – имела репутацию легкомысленной женщины и зарабатывала на жизнь танцами. Из-за происхождения матери аристократичные родственники долго не признавали Аврору. Софи-Виктория боялась, что бабушка-графиня лишит свою внучку наследства. Дабы не испытывать судьбу, она покинула усадьбу, оставив дочь на попечении свекрови.

Санд крайне редко общалась со сверстниками. Круг общения будущей писательницы ограничивался престарелой графиней и учителем месье Дешартром. Девочка так сильно хотела иметь друга, что выдумала его. Верного соратника Авроры звали Корамбе. Это волшебное существо было и советчиком, и слушателем, и ангелом-хранителем.

Конечно же, девочка плохо переносила разлуку с матерью. Она тосковала и никак не могла с этим смириться. Бабушка то и дело настраивала ее против матери, убеждала, что мама нисколько Аврору не любит и что мужа своего она никогда не любила, а до замужества вела себя более чем непристойно. Но Аврора проявила характер и в отместку за плохие слова о своей матери вообще перестала слушаться бабушку, и та отправила внучку в католический монастырь.

Пару раз Аврора пыталась оттуда сбежать, но со временем привыкла к новому местожительству. Ей более-менее привили хорошие манеры и дали необходимое образование, пытались разбудить в ней веру в бога, но обуздать ее непокорный нрав так и не смогли. Она была трудновоспитуемым ребенком. Однажды Аврора попросила монахиню Марию Алосию, которая очень ей нравилась, удочерить её. Та изумилась: «Вас? Да вы же самый отъявленный чертенок в монастыре!»

В 17 лет Аврора вернулась домой. Вела себя пристойно, но несколько эксцентрично. В ее комнате, например, к ужасу бабушки и слуг, стоял скелет человека — в то время Аврора увлекалась анатомией. А еще она читала книги сомнительных, по мнению бабушки, философов, ездила в мужском платье на охоту и как фурия носилась верхом.

«Брак без любви — это пожизненная каторга»

Стремясь поскорее покинуть опостылевший дом, Аврора в 18 лет вышла замуж за молодого поручика Казимира Дюдевана. Она была совсем молоденькая, не понимала элементарных вещей. Это уже потом она писала: «Брак без любви — это пожизненная каторга. Пусть другие привыкают друг к другу по лени и прощают друг друга по равнодушию, а я не стану». В то время она еще не понимала, на какую каторгу себя осуждает.

И вот у них родился сын, но это не скрепило разваливающийся брак. Казимир изменял жене и развлекался со служанками, да и Аврора в долгу не осталась. У нее начался серьезный роман с другом детства. Результатом их связи явилось рождение девочки. Казимир признал девочку своей дочерью, в результате это спасло честь семьи, но она распалась. Забрав дочь, Аврора уехала в Париж.

Сперва пришлось туго. Из экономии она носила мужской костюм, который стоил гораздо дешевле женского, был намного теплее, чем женский, и к тому же стал пропуском в театр. Ведь в партер на единственные места, которые были ей по карману, дам не пускали, только мужчин. Вначале она занялась журналистикой, а потом принялась писать романы.

Дебютный роман «Роз и Бланш» (1831 год) – результат сотрудничества Авроры с Жюлем Сандо, близким другом писательницы. Совместная работа была подписана одним именем – Жюль Санд. Второй роман «Индиана» (1832 год) литераторы также планировали написать в соавторстве, но из-за болезни Жюль не принимал участия в создании шедевра, и Аврора самолично написала произведение. Сандо отказался под общим псевдонимом выпускать в свет книгу, к созданию которой он не имел никакого отношения. Но издатель настаивал на сохранении псевдонима. Тогда Аврора заменила «Жюля» на «Жоржа», а фамилию оставила без изменений. С тех пор она носила не только мужские костюмы, но и мужское имя.

Консуэло – невеста Тургенева

В ее произведениях – идеи свободы и гуманизма. Романы посвящены проблеме любви и брака, прокламируют права женщины, восстают против гнета буржуазной семьи. В её произведениях очень мало персонажей и событий, в основном страницы романов занимают описания переживаний героев. Этот жанр стали называть романтическим психологическим романом.
В середине 30-х годов писательница увлекалась социальными идеями – справедливое распределение материальных благ, уничтожение частной собственности, равенство перед законом, равноправие женщин и мужчин.

Мотивы феминизма переплетаются с призывами к борьбе за свободу и права обездоленных классов, наряду с легионом феминистских героинь, вырастают образы крестьян и рабочих. Вера в творческие возможности простых людей, национально-освободительная борьба, мечта об искусстве, которое служит народу, пронизывают романы «Консуэло» (1843 год) и «Графиня Рудольштадт» (1843 год).
Главная героиня романа «Консуэло»— дочь бедной цыганки, некрасивая собой, но наделенная талантом к пению.

Прототипом героини послужила возлюбленная писателя Ивана Сергеевича Тургенева – французская оперная певица Полина Виардо. Книга посвящена приключениям Консуэло, ее любви к помешанному графу Альберту, с которым она вступает в брак за несколько минут до его смерти. Особое внимание в романе уделяется добродетели, а слово «целомудрие» встречается едва ли не на каждом шагу.

В 40-х годах литературная и общественная деятельность Санд достигла своего апогея. Писательница участвовала в издании левореспубликанских журналов и поддерживала рабочих поэтов. В своих романах она создала целую галерею резко отрицательных образов представителей буржуа (Бриколен – «Мельник из Анжибо», Кардонне – «Грех господина Антуана»). Позже в творчестве Санд появились антиклерикальные настроения. Ее роман «Даниелла» (1857 год), содержащий нападки на католическую религию, вызвал скандал, а газету «Ла Пресс», в которой он публиковался, закрыли. Тем не менее, творчеством Жорж Санд восхищались и Достоевский, и Тургенев, и Некрасов.

«Фредерик, огня!»

Впрочем, в свое время Санд была больше известна не литературными романами, а любовными. Она не скрывала своей любвеобильной натуры. «Сопротивляться любви – значит снабжать ее новым оружием», – писала она. Романистка состояла в открытых отношениях с композитором Ференцем Листом и пианистом-виртуозом Фредериком Шопеном. Кроме того, ей приписывали романы со всем литературным бомондом Франции. Пишут, что в числе её любовников – Бальзак, Дюма-отец, поэт Альфред де Мюссе и новеллист Проспер Мериме.

Мериме хотел казаться циничным и лишенным всякой склонности к сантиментам, однажды он заявил писательнице, что дружить с женщиной сможет только при одном условии — если переспит с ней. Санд эти слова ранили, но она лишь сказала: «Пусть будет так, раз вам это доставляет удовольствие. Но сможете ли вы при этом доставить удовольствие мне?» Вызов был брошен и принят. Они отправились к ней. Дома Жорж Санд пыталась вести себя раскованно. Прямо перед Проспером она переоделась в халат и показала взглядом на кровать. Мериме, также играя свою роль, не стыдясь, поспешно разделся. Но в постели их ждал конфуз. В один и тот же момент с них слетели маски. С Жорж — маска волевой эмансипированной женщины, а с Мериме — циника и донжуана. А стать нежными они не смогли, потому что боялись, что партнер сочтет это за слабость. Когда Мериме ушел, Санд разрыдалась от стыда и отвращения.

А когда Фредерик Шопен первый раз увидел романистку, он спросил: «Что это за отвратительная женщина? Да и женщина ли она вообще?» Его шокировало фривольное поведение и мужской костюм, дополненный высокими грубыми сапогами, шляпой и сигарой. Тогда он не знал, что Жорж Санд станет для него музой, гражданской женой и другом. Шопен изводил Санд приступами ревности, а она помыкала им. Есть свидетели, как она, доставая сигару, повелительным тоном бросала: «Фредерик, огня!» И он со всех ног бросался к ней, чтобы дать прикурить. Зато сколько шедевров он сочинил благодаря их роману! Когда он творил, она стояла за его спиной и шептала: «Смелее, бархатные пальчики, смелее».

8 часов на литературу — и баста!

Альфред де Мюссе был молодым красивым поэтом, избалованным женщинами, славой, пресытившийся опием и проститутками. Увы, эйфория их страсти быстро улеглась – Жорж, когда дело касалось литературы, становилась холодной и деловой. Она считала делом чести сдать работу в установленный срок, даже если установила его сама. Она могла, освободившись от объятий любовника, направиться к письменному столу и провести за ним остаток ночи.

Альфред уговорил ее отправиться в романтическое путешествие по Италии, но и тогда ее режим не изменился. 8 часов на литературу — и баста! Он устраивал ей сцены, скандалы, обвинял во фригидности, а она полагала, что мальчик просто капризничает. А потом в Венеции она заболела. Ее лечили сперва от лихорадки, затем от дизентерии. У мальчика страсть тут же улетучилась. В один прекрасный день он сказал ей: «Мадам, я ошибался. Простите меня, я не люблю вас».

Они не расстались только потому, что де Мюссе тоже слег: у него был порок сердца, случались припадки с галлюцинациями и высокой температурой. В его больном мозгу то и дело возникала картина, как его любовница отдается врачу прямо у изголовья его кровати. Впоследствии он был убежден, что так и было на самом деле. И люди ему верили, поскольку это прекрасно вязалось с тем образом Жорж Санд, который общество себе нарисовало, слушая о писательнице всякие небылицы.
Да и она сама всю жизнь оставалась верна тому образу, который выдавала за свою личность.

Когда ей было 60, весь Париж обсуждал ее очередной роман с 30-летним художником. Впрочем, она и раньше нередко выбирала мужчин моложе её. Но к концу жизни писательница окончательно разочаровалась и в мужчинах, и в жизни вообще. Ее дочь Соланж, с которой они в последние годы очень плохо ладили, до последней минуты оставалась у ее изголовья, однако Жорж Санд не обменялась с ней ни единым словом. Испытывая тяжкие страдания, она отворачивалась к стене и тщетно пыталась сдерживать стоны. Причиной смерти Санд стала кишечная непроходимость, романистка ушла в небытие 8 июня 1876 года. Узнав о кончине писательницы, Виктор Гюго написал: «Оплакиваю умершую, приветствую бессмертную!»

По материалам «Сегодня» , «24 СМИ» , «Биография» , «Дилетант-медиа»

Поделиться.

Комментарии закрыты