Дух огня в бабушкиной книге: мистические истории

0

Необъяснимые и мистические истории, рассказанные очевидцами

Колдовская книга
Моя бабушка руками лечила людей. О своей лекарской силе разговаривала неохотно. Скрытной была. Однако незадолго до смерти все пыталась меня, единственную свою внучку, научить колдовским премудростям. Но мне это было неинтересно.
Бабушка жила одна. У меня был ключ от ее квартиры. Я часто приходила к ней, чтобы справиться о здоровье, проведать, помочь. Однажды со мной к бабушке пошел мой друг Олег. Бабушки дома не оказалось. Соседка, тетя Маша, сказала, что моя бабуля уехала к каким-то родственникам своего второго покойного мужа (не моего родного деда) на три дня.
Я открыла квартиру, чтобы полить цветы и посмотреть, все ли в порядке. Олег зашел со мной. Полезла в кладовку за лейкой. Мое внимание привлек красивый коробок. Открыла его. Там оказалась старинная книга. Я подозвала Олега, и мы вместе начали ее рассматривать. Читать тексты было сложно, почерк неразборчивый, мелкий, к тому же присутствуют старославянские буквы. Один текст нам с Олегом еле-еле удалось кое-как разобрать. Описывался ритуал вызова духа огненной стихии. Мы с Олегом решили немедленно вызвать духа огня, воспринимая это как некое приключение. Мы и представить не могли, что произойдет дальше.
Следуя указаниям из книги, мы начертили мелом на полу круг, потом долго читали труднопроизносимое заклинание. Его нужно было повторить 12 раз. Устали. Изначальный интерес и азарт прошли. Ничего не происходило. Олег засобирался домой. Я тоже была разочарована тем, что ничего не произошло, хотя сама не понимала, что именно хотела увидеть. Вдруг Олег, проходя мимо меня (я находилась около дивана в зале), случайно наступил ногой на меловой круг и на короткое время исчез из поля зрения. Просто пропал. У меня началась паника.
А Олег позже рассказал, что почувствовал резкий толчок, потом увидел, как на него сверху опустился натуральный огненный столп. При этом он ощутил, что проваливается куда-то вниз. Дернулся вправо и, выйдя из круга, появился вновь. Огненный столп исчез. И для меня Олег стал видимым. В момент, когда Олег исчез (сколько это продолжалось, не помню, может, минуту), я никакого огненного столпа не наблюдала. Зато в зале, где я находилась, произошли кардинальные перемены. Стены комнаты как бы растаяли буквально на глазах. Все исчезло, а я осталась стоять, погрузившись в дымную темноту. В следующую секунду появился Олег, и зал приобрел привычный вид.
Зашвырнув колдовскую книгу обратно в кладовку, стерев следы мела на полу, мы быстро покинули бабушкину квартиру. Бежали домой, сломя голову, так были напуганы. Взглянув на наручные часы Олега, мы ужаснулись. Было четыре часа утра, хотя мы пришли к бабушке около 8 часов вечера. Ужас!
Об этом случае мы никому не рассказывали. А от своей бабушки, когда она приехала, я получила увесистый подзатыльник. Интересно, откуда она узнала, что мы пользовались ее книгой?

Кровавые пятна в семейном склепе
Мраморный мавзолей, построенный в память девочки Нины Крейгмайлз, является одной из самых известных исторических достопримечательностей американского города Кливленд. Нина была единственным ребенком Джона Хендерсона-Крейгмайлза и Майры Аделии Томпсон Крейгмайлз, одной из самых богатых и влиятельных семейств в городе. Родилась девочка в 1864 году, но прожила всего 7 лет, трагически погибнув из-за наезда поезда.
18 октября 1871 года Нина поехала в город в легком конном экипаже-багги вместе со своим дедом Гидеоном Томпсоном. Это был День святого Луки. Позже кто-то из свидетелей говорил, что вожжами управлял сам Гидеон, другие, что он решил учить девочку управлять экипажем и дал ей вожжи. Так или иначе, в какой-то момент их багги поехал очень быстро и также быстро приблизился к рельсам железной дороги. И именно в тот момент, когда экипаж стал пересекать рельсы, откуда-то неожиданно появился паровоз, несущийся на всех парах. Локомотив в одну секунду сбил лошадь и откинул фургон упряжки в сторону. Подоспевшие очевидцы сумели достать из-под обломков экипажа раненого, но живого Гидеона Томпсона и тело Нины, увы, мертвой. Девочка погибла мгновенно.
Смерть Нины шокировала весь город, но больше всего горевал ее отец, он был убит горем, так как души не чаял в дочери и не знал, что ему делать после ее внезапной смерти. Чтобы похоронить дочь так, чтобы память о ней не угасла с годами, Джон Крейгмайлз велел построить церковь имени святого Луки, а рядом с ней мраморный склеп-мавзолей также в готическом стиле, где был установлен мраморный саркофаг с останками девочки.
Однако смерть Нины словно наложила проклятие на всю семью Крейгмайлзов. Через год после смерти Нины у Джона и Майры родился еще один ребенок, на этот раз мальчик, но он прожил всего несколько часов, ему даже не успели дать имя. В 1899 году Джон упал зимой на улице, поскользнувшись на льду, и умер от заражения крови, а в 1928 году его вдова Майра Аделия шла по тротуару Кливленда, и на нее наехал автомобиль, сбив насмерть.
В начале ХХ века родственники Крейгмайлзов заказали в Италии мраморную статую девочки с лицом Нины, чтобы установить ее в мавзолее. Но, увы. Статую повезли в США из Европы на корабле «Титаник», который, как известно, в Америку так и не доплыл. Статуя Нины покоится с тех пор где-то на дне Атлантики.
В мавзолее Нины был захоронен сам Джон Крейгмайлз, его жена и другие члены этой семьи, однако сейчас жители города в основном знают лишь легенду о маленькой Нине. В том числе благодаря загадочным кровавым пятнам. Эти пятна, сначала небольшие, увеличивались с каждым разом, когда останки очередного Крейгмайлза хоронили в мавзолее. Они очень хорошо видны на белом мраморе и пока никто не смог понять их природу. Это не мох, не плесень, не грязь. Пятна пробовали оттереть, но безрезультатно. Однажды решили заменить мраморные блоки, но красные пятна выступили и на новых блоках в тех же местах.
В настоящее время к церкви святого Луки и к мавзолею Нины каждый день водят туристов, и некоторые из них рассказывают, что видели рядом с мавзолеем маленькую девочку в белом платье ушедшей эпохи. Девочка не выглядит грустной и тем более зловещей, она просто весело играет рядом с мавзолеем, не обращая внимания на людей. Правда, скептики называют подобные байки выдумкой или галлюцинациями.

Незнакомка в заброшенной больнице
Как-то во время школьных каникул после седьмого класса отправили родители нас с братом в горы. В организованную поездку через турагентство. Наша группа состояла из таких же, как мы, школяров. За три недели мы объездили весь Алтай, побывав на нескольких турбазах. Конечно, перед сном не обходилось без страшных историй. По очереди рассказывали, кто что знал. В основном, это были обычные детские страшилки про «жёлтое пятно», «синий ноготь», «гроб на колёсиках» и прочую жуть.
Когда очередь дошла до одного мальчишки по имени Слава, он как-то не по-детски серьёзно спросил:
– А хотите, расскажу, что взаправду с моим другом Лёшей Попошкиным произошло?
Все согласились. Славик начал рассказывать… С Лёшей Попошкиным были они одноклассниками. Когда закончился учебный год, отрабатывать летние трудодни им обоим досталось в городском тепличном хозяйстве. Так что две недели пацаны к 8 утра мчались в теплицы.
Путь их до места трудовой практики лежал мимо заросшего кустарником и травой парка, на территории которого располагалось два корпуса заброшенной детской больницы. Персонал больницы с пациентами много лет назад перекочевал в новое современное здание, а старые корпуса остались разрушаться среди лопухов и полыни тенистого парка.
Тропинка, по которой пацаны бегали на отработку, укорачивая путь, пролегала в непосредственной близости от этих больничных корпусов. Место было безлюдное, на городской окраине. Но мальчишки бегали утром, когда светло, да и возвращались днём, после обеда. Притом всегда вдвоём. Так что никакого страха по дороге не испытывали.
Проходя мимо осыпающихся строений, конечно, посматривали в их сторону. Даже пару раз пытались подойти ближе и заглянуть в тёмные окна на первых этажах. Но затея оказалась практически невыполнимая. Все подходы к старой больнице поросли густой крапивой в человеческий рост да колючей акацией.
Однажды, отработав уже половину трудового срока, бежали Славик с Лёшкой, как обычно, в теплицы. Погода с утра не задалась. Было пасмурно, и накрапывал дождь. Поэтому пацаны, не глазея по сторонам, спешили. Когда уже проскочили тёмные от дождевой влаги больничные корпуса, Лёшка вдруг остановился.
– Славка, стой!
– Что такое, Лёха?
– Ты ничего странного не заметил?
– Нет… А где?
– Да в больнице… Сам не понял. Но как-то не так, как всегда. Пошли быстренько глянем!
– Может, нафиг? Дождь ведь поливает…
– Да мы всего на минуту вернёмся, а потом вперёд! Давай, погнали!
И мальчишки метнулись обратно. Когда приблизились к двухэтажному корпусу, глядящему на узкую тропку почерневшими от времени фрамугами окон, всё стало ясно. В крайнем угловом окне второго этажа, к мутному стеклу изнутри приклеился белый силуэт голубя. Фигурка птички размером с четверть тетрадного листа была вырезана из бумаги.
– Славка, что это?
– Не знаю, Лёха.
– Но его же здесь раньше не было?
– Вот и я говорю, не было… А откуда он тогда там взялся? Может, кто специально внутрь залез и приклеил?
– Да как туда залезешь? Мы же видели – окна все закрыты, а двери сваркой заварены. И крапива кругом. Какой дурак полезет, чтобы просто бумажку налепить?
– Ладно, побежали, а то опаздываем уже…
Мальчуганы продолжили свой путь, так и не поняв, как бумажная фигурка нежданно-негаданно появилась на стекле заброшенной больницы. А после работы, проходя мимо больничного корпуса, убедились – утром им не померещилось. Белый голубок всё так же прижимался к пыльному стеклу, призывно расправив крылья. Погода к тому времени немного наладилась, и друзья решили осмотреть здание поближе. Уже более пристально.
Продираясь сквозь траву, несколько раз обогнули неприступный корпус, но так и не нашли видимых следов проникновения в него. Не удовлетворившись таким результатом, упрямые исследователи вознамерились во что бы то ни стало пробраться внутрь. Побив палками крапиву, смогли всё-таки подойти к самой стене здания. Потом теми же палками разбили стекло в окне первого этажа. Окно располагалось не слишком высоко, потому Славик подсадил друга, и Лёшка, стараясь не пораниться торчащими из фрамуги осколками, осторожно пролез в зияющее отверстие.
Стоя на широком подоконнике, он описывал другу открывшуюся взору обстановку:
– Славка, тут пол весь проваленный, я прыгать вниз не буду. А лестница ко второму этажу на полу лежит, наверх не подняться. Да и пола у второго этажа нет – тоже обвалился. И вообще тут точно давно никого не было. Всё в пыли и паутине… – Ладно, Лёшка, вылезай обратно. А то какая-нибудь больничная бабайка тебя утащит! Хи-хи!
Потоптавшись ещё немного на подоконнике, Лёша полез обратно. Но на этот раз неудачно – зацепился за торчащий из рамы осколок стекла, порвал рубашку и порезался.
– Ну, вот, «молодец»! Больно?
– Не-е. Царапина… А рубашку мамка зашьёт… Пошли домой.
После того дня Славка простудился. Наверное, из-за дождя и сырой погоды. Остался дома болеть. А Лёшка продолжал ходить на работу в теплицы. Когда навещал болевшего друга, рассказывал какие-то небылицы. Будто в окне больницы, где приклеен бумажный голубок, видел несколько раз девчонку. Худющую и бледную. Но довольно симпатичную. Мол, она ему даже рукой махала. Славка в ответ только весело потешался над впечатлительным товарищем. Какая девчонка? Ведь сам говорил, что там пола нет на втором этаже, обрушился. Что она, в воздухе парила, что ли? Как тот голубок?
Потом Славка выздоровел и отправился к бабушке в деревню на целый месяц. Когда же загоревший и окрепший вернулся в город, узнал, что его закадычный дружок Лёша Попошкин лежит в больнице. К нему даже не пускали никого. А вскоре пришла и вовсе страшная весть – Лёша умер. Как объяснили потом взрослые – что-то с почками… Славка здорово переживал тогда. Ведь это был первый в его жизни потерянный близкий человек.
Но жизнь продолжалась. А вместе с ней и обязанности, которые никто не отменял. Пока не закончились каникулы, Славику надо было отработать пропущенную из-за болезни неделю в тепличном хозяйстве. Вот он и отправился поутру знакомой тропкой, которой бегали ещё полтора месяца назад вместе с Лёшкой… Проходя мимо заросшего крапивой и дикой акацией старого больничного корпуса, невольно глянул в его сторону и… замер, как вкопанный. На стекле знакомого углового окна второго этажа красовались фигурки двух белых голубков, словно летящих навстречу друг другу…

Источники –  http://paranormal-news.ruhttp://jutkoe.ruhttp://zelv.ru

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.