Колдовская яблоня

0

Я тогда молодая была, совсем еще девчонка, жила в деревне с бабушкой. Не знаю почему, но жить в ее доме мне нравилось больше, чем в родительском.

Мама не возражала – я бабушке по хозяйству и в огороде помогала, есть готовила. А вечерами бабушка отпускала меня с друзьями в сельский клуб. Мамка бы не пустила, а она с улыбкой, подмигнув, говорила:
– Ты только совсем поздно не возвращайся, а то мама твоя обеим устроит трепку.

Добрая бабушка была, не могла мне отказать. Так и проходил мой день: с раннего утра и до вечера – в хлопотах, а с вечеру и до ночи – танцы в клубе и посещение чужих садов. Да уж, было дело. Оно ведь как, на чужом поле всегда трава зеленее, чем на своем. Лишь в одном саду яблочек так и не удалось мне попробовать.

Жила у нас в деревне баба Лида, все звали ее просто – ведьма. Люди рассказывали, что днем она почти помирает и, согнувшись, ходит, а как полночь придет, так по крыше катается, мужиков баламутит. Честно скажу, побаивались мы ведьму, все побаивались.

Бывало, идешь мимо ее дома, а она стоит на крыльце и смотрит, а глаза такие черные и бездонные, как колодцы, так и затягивают внутрь. Такого страху этот взгляд нагоняет, что спешишь пройти мимо, от греха. Но как бы быстро ни шла, только видела, что у самого забора, почти перевешиваясь через него, растет ветвистая яблоня, а на ней большие красные яблоки зреют. До того они вкусными кажутся, что рот слюной наполняется.

Глупость мы тогда затеяли, ох, глупость. Решили я да две подруги мои – Танька и Наташка – ночью залезть к ведьме и попробовать румяных яблочек. Брат Танькин, Егор, долго нас отговаривал, а толку от этого не было. Договорились мы не откладывать в долгий ящик и пойти в ближайшую ночь.

В тот вечер я, как обычно, сказала бабушке, что в клуб иду. Не соврала. Но только в клубе мы пробыли недолго. Решили не тянуть и совершить дерзкий набег на сад ведьмы до полуночи. Егор за нами увязался и всю дорогу твердил:
– Вот дуры девки, к черту в рот сами лезут. Попадет же всем потом.
– Чего раскудахтался, Егорка? – огрызнулась Танька. – Боишься, так не ходил бы.
– Я бы и не пошел, да вас, ненормальных, одних отпускать еще страшнее.
– Ну, а коли идешь, тогда и молчи, – насупилась я.

Егор затих, и остальной путь мы прошли, не сказав друг другу и слова. Это не потому, что поговорить не о чем было, просто боялись все и пытались скрыть свой страх. Ночь, ни в одном доме свет не горит. Все спят. Лишь луна и звезды нам дорогу освещают.

Впрочем, луна светила довольно ярко, и не так уж темно было.

Подошли мы к дому ведьмы, и будто кто луну погасил – вот она есть, и вот ее уже нет. Совсем ничего не видно, хоть глаз коли. Нам бы умнее быть, развернуться и домой, но мы упрямые.

Нащупали угол забора и стали считать доски, когда дошли до нужной, стараясь не шуметь, перелезли через забор. Яблоня должна была быть прямо напротив нас, осталось лишь шаг сделать до нее. Уж и не знаю, сколько мы тогда шагами намерили, только яблочек не поели и даже не понюхали. Да что там яблоки, мы само дерево так и не нашли. Вот должна тут быть яблоня, а нет, словно ноги у нее выросли и ушла куда сама. В общем, разошлись мы по домам ни с чем, но договорились следующей ночью еще раз попробовать.

Ранним утром я специально трижды прошла мимо дома ведьмы, чтоб в этот раз точно не ошибиться с расположением яблони. Только все пустое было: как и прошлой ночью, стоило к дому ведьмы подойти, так луна переставала светить, а яблоня пропадала, будто и не было ее тут. Две недели мы уперто пытались раскрыть секрет исчезновения стратегического объекта под кодовым названием «колдовская яблоня».

Секрет так и не раскрыли, наливных яблочек не попробовали.

Бросили мы все попытки и решили, что и впрямь люди правду говорят – ведьма баба Лида, ночью чары наводит, людей путает.

Прошло два месяца, все забылось. Молодость коротка памятью. Как-то пошли с Танькой на озеро. Жарко было, хотелось освежиться немного, смыть усталость и огородную пыль. Озеро у нас красивое, хоть и небольшое. И место есть укромное, там трава такая мягкая и невероятно душистая. На озере, кроме нас, никого не было – тишина и покой. Только птички поют. Хорошо искупались, водичка такая – как парное молоко. Пока на берегу лежали, обсыхали, я и задремала.

Сон мне странный приснился. Будто стою я у ведьминого дома, а на заборе, свесив лапы на одну сторону, лежит огромная черная кошка и глазами так недобро сверкает. Мне бы уйти, а я с места сдвинуться не могу. Кошка встала, прошлась изящно по забору и спрыгнула на землю напротив того места, где яблоня росла.

И вдруг смотрю я, а это и не кошка совсем, а девушка молодая, черноглазая, смоляная коса аж до колен. Стоит, мне улыбается и манит-манит подойти ближе. А я дергаюсь, но только подойти не могу, словно кто-то ноги держит. Вдруг засмеялась девушка. Сначала смех задорный был, молодой, а потом как-то странно захрипел, состарился. Девушка стала меняться на глазах: волосы поредели, седыми клоками стали отваливаться, кожа сморщилась, как пересушенная земля трещинами, покрылась морщинками. Пальцы скрючились, а ногти пожелтели, удлинились и внутрь загнулись.

Передо мной стояла сгорбленная баба Лида и продолжала смеяться:
– Ну что, молодка, не получилось у тебя яблочек моих откушать? Что ж вы прекратили наведываться по ночам ко мне? Я уж и заскучала. Совсем старуху позабыли.

Все также смеясь, ведьма легко запрыгнула на забор, и вот уже лежит на нем черная кошка и мигает большими глазами.

Проснулась я резко, словно кто выдернул из сна. Ошалело осмотрелась по сторонам и вдруг наткнулась взглядом на противоположный берег озера, а там, на траве, лежала та самая кошка из моего сна. Лежала и смотрела на меня. И так мне не по себе стало, до жути.
Я разбудила Таньку и, ничего не сказав, потащила ее домой. Меня так трясло, что, казалось, и мысли в голове содрогаются от ужаса.

С тех пор дом ведьмы я обходила стороной. Мало ли…

Ирина К., 4stor.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты