Миф об Иване Грозном

0

Распространен миф о том, что третья жена Ивана Грозного — Марфа Собакина («царская невеста») — была отравлена неизвестным токсином, который препятствовал естественным процессам разложения ее трупа. Когда вскрыли ее гробницу, «царская невеста» оказалась нетленной и поразила всех своей необыкновенной красотой.

Личная жизнь Ивана Грозного складывалась исключительно неудачно. 7 августа 1560 г. умерла его первая жена Анастасия Романовна, с которой он прожил в браке 13 лет и которую очень любил. Царица Анастасия родила Ивану Грозному шестерых детей: Анну, Марию, Евдокию, Дмитрия Пеленочника, Ивана и Федора. Из всех детей грозного царя только Ивану и Федору суждено было стать взрослыми. Дочери Ивана IV умерли во младенчестве. «Пеленочник» Дмитрий утонул 26 июня 1553 г., не дожив до года. 21 августа 1561 г.

Иван Грозный женился повторно, сочетавшись браком с Кученей — дочерью кабардинского князя Темрюка Айдаровича, ставшей после крещения Марией Темрюковной. Однако и второй брак царя продлился недолго. Царица Мария Темрюковна умерла 6 сентября 1569 г. Детей от этого брака не осталось: царевич Василий умер двухмесячным младенцем в 1563 г. и был похоронен в царской усыпальнице Архангельского собора московского Кремля.

Иван Грозный побыл вдовцом два года и 28 октября 1571 г. женился на Марфе Васильевне Собакиной, происходившей из рода коломенских вотчинников. Однако уже 13 ноября его молодая жена скончалась. По предположению современников, она была отравлена. Тема отравления «царской невесты» легла в основу драмы Льва Мея и либретто знаменитой оперы Н. А. Римского-Корсакова.

В древности и средневековье отравители чаще всего пользовались мышьяком, точнее — триоксидом мышьяка, который надолго вытеснил другие яды: белый порошок, незаметно подмешанный в пищу или напиток, не изменял их вкуса и сам не имел ни вкуса, ни запаха. Иными словами, обнаружить мышьяк в еде было практически невозможно. Именно поэтому, боясь отравления, прибегали к практике пробы кушанья другим человеком или животным (собакой). Специалистам в области судебной медицины известно, что большая доза мышьяка убивает сразу, тогда как введение мышьяка в пищу малыми дозами приводит к смерти при явлениях гастроэнтерита. Сомнений в естественной смерти в таком случае не возникало, а определять наличие токсинов в теле умершего еще не умели. Отравители пользовались также сернистыми соединениями мышьяка, сурьмой, ярь-медянкой (окись меди) и др. Из ядов животного происхождения наиболее употребимыми были порошки из шпанской мухи, жабы, желчи гадюки и др. В средние века нередко прибегали и к использованию ядовитых растений (белая акация, бузина, жимолость обыкновенная, ландыш майский, лютик, плющ, наперстянка, белена черная, белладонна, волчье лыко, дурман обыкновенный и др., всего ок. 700 видов растений) и грибов.

Обращают на себя внимание выводы антропологов, работавших над изучением костных останков и восстановлением мягких тканей лица по черепу московских великих княгинь и цариц. Подтвердилось, что некоторые из них умерли насильственной смертью, подвергаясь медленному методичному отравлению. Такая судьба, в частности, постигла мать Ивана Грозного Елену Глинскую и его первую жену царицу Анастасию Романовну.

Довольно высокое содержание солей ртути и мышьяка в костных останках жены царя Федора Ивановича царицы Ирины Годуновой, напротив, по предположению антропологов, об отравлении не свидетельствует. В соответствии с медицинскими представлениями средневековья, малыми дозами препаратов ртути и мышьяка ее могли лечить от бесплодия и, вероятно, от заболеваний костной системы (у царицы выявлен порок в развитии костей таза, который не позволял ей вынашивать детей).
В костных останках Ивана Грозного и царевича Ивана Ивановича было обнаружено большое количество ртути — признаков возможного острого или хронического отравления ее препаратами.
Таким образом, мы видим, что и врачи, и отравители XVI–XVII вв. пользовались однотипным арсеналом токсинов — травы, грибы, мышьяк, ртуть.

Однако в останках Марфы Собакиной ни солей ртути, ни мышьяка в опасных для жизни количествах не выявлено. Не исключено, что если «царская невеста» и была отравлена, то какими-то ядами растительного происхождения, может быть — травами или грибами. При этом протоколы вскрытия ее гробницы ни разу не упоминают о феномене якобы нетленности ее останков. Это не более чем красивый миф, резюмируют Сергей Каштанов и Людмила Столярова в книге «Иван Грозный и его время».

Источник: polit.ru

Share.

Comments are closed.