Зловещие гости, или Как отшельник жену «воскресил»

0
Необъяснимые и мистические истории, рассказанные очевидцами

Этот рассказ я услышал недавно от одного знакомого коммерсанта, в свободное от бизнеса время – заядлого охотника и натуралиста. Зовут его Георгий. А случай произошёл лет 15 тому назад.

Тогда Георгий в одной из своих охотничьих вылазок случайно познакомился с мужиком-отшельником по имени Геннадий, которому было лет 50. Он жил совершенно один в лесной глуши. В ближайшее село, до которого 15 верст, перебираться Гена не желал. Ходил в тамошний магазин раз в полмесяца, а то и реже. Собирал дикоросы, рыбачил и, конечно, охотился.

В молодости Гена был женат. Но семейное счастье оказалось коротко. Любимую жену Зиночку унёс на тот свет несчастный случай. То ли спиленным деревом придавило, то ли рассыпавшимися брёвнами на работавшей тогда ещё леспромхозовской пилораме. Не любил Гена на эту тему говорить. Детишек так и не успели завести. После того как леспромхоз развалился, полустанок забросили, товарняки и электрички больше здесь не останавливались. Несколько семей, живших около, уехали. Остались только Геннадий с престарелой матерью да сестрой. Так и жили втроём посреди леса несколько лет.

Потом мать умерла, сестра же уехала в город. Гена коротал свой век, но нисколько этим не тяготился. Пропитание добывал не только в лесу – держал поросят, козочек и кур-несушек да сад-огород. Рассадил корнеплодов с зеленью, построил теплицу под огурчики-помидорчики. Ну, и про ягоды не забывал.

Одна беда – расплодившиеся по какой-то причине дрозды стали атаковать урожай. Как с ними бороться, Гена не знал. И блестящую фольгу по кустам развешивал, и тушки подстреленных дроздов раскидывал. Ничего не боятся! Пробовал ставить несколько самодельных пугал на жердинах, в ветхой одежонке. Но наглые птицы облетали их стороной лишь пару дней. А потом совершенно безбоязненно усаживались пугалам на набитые соломой головы.

Однажды у Гены остановился на пару дней Георгий. Послушав сетования мужика-отшельника, пообещал помочь. И уже в следующий свой приезд, проложив на квадроцикле по заросшей дороге путь к избе Геннадия, привёз два манекена. Их он обнаружил под кучей разного хлама в подсобке магазина, который приобрёл недавно. Манекены выглядели очень натурально. Не то, что старые пиджаки на двух жердинах. К таким птицы не сразу привыкнут.

Вскоре Геннадий принялся за установку новых «секьюрити» в своих садово-огородных владениях. Обряжать их в «униформу» не пришлось. На обоих манекенах оставалась одежда, в которой они стояли в витрине до той поры, пока не очутились в чулане магазина за ненадобностью. Женская фигура была в длинном и белом кружевном платье – её одеяние походило на свадебный наряд. Мужской истукан – в чёрных брюках и белой рубашке, не иначе жених. Гена вынес обоих из дома и установил возле кустов. Отойдя на несколько шагов, оглянулся. И невольно поёжился. Впрямь как будто два живых человека стоят! И прожорливые птицы ягоды больше не трогали. Рассевшись стаями на деревьях в удалении, обиженно стрекотали. А потом и вовсе почти все разлетелись. Помогли-таки городские манекены!

Как-то вечером пошёл дождь. Гена сидел у окна и наблюдал, как крупные капли превращают блондинистую шевелюру женского манекена в свисающие сосульки. Ему неожиданно стало жаль стоящее в огороде изваяние. Издалека фигура была очень похожа на живую женщину, брошенную на произвол судьбы кем-то бессердечным… Отшельник встал, накинул дождевик, вышел во двор и забрал даму в дом.

– Ну, а добрый молодец пусть продолжает охранять. Под моей старой шляпой его там несильно мочит…

У тёплой печи кукла, облаченная в платье невесты, обсохла. Личико довольно миловидное. Даже, как показалось растрогавшемуся мужику, чем-то напоминало жёнушку-покойницу Зиночку. Волосы – точь-в-точь её! И глаза светлые, небесного цвета! В порыве нахлынувших чувств, он достал старый фотоальбом и долго рассматривал старые снимки. Потом, порывшись в комоде, вынул любимое Зинино платье, красное в мелкий красный горошек, которое так и не выбросил до сих пор. Содрал с гостьи магазинное одеяние и облачил её в родной жёнушкин наряд.

Когда Гена застегнул последнюю пуговицу и глянул на женщину со стороны, ему показалось на миг, что Зина снова рядом! Чувство было столь ярким, что угрюмый, заросший бородой мужчина широко улыбнулся… Дождь прекратился, но Гена не торопился возвращать мадам в огород. Ему было так уютно в компании «вернувшейся» Зиночки. У манекена подвижны конечности и шея. Гена усадил гостью за стол у окна. Он понимал, что поступает по-идиотски, но ничего не мог с собой поделать.

Когда же утром отправился поохотиться, повернул голову Зиночки лицом к окну. С улицы казалось, что верная жена глядит вослед уходящему на промысел охотнику. Разве что ручкой не машет. Оставшийся в огороде мужской манекен и в одиночку неплохо справлялся со своими обязанностями – отпугивал птиц. Генка нарёк его почему-то Кондратием и мысленно благодарил Георгия за столь удачный двойной подарок.

Всё шло замечательно, пока однажды среди ночи его не разбудили странные звуки. Генка прислушался, и ему показалось, что снаружи доносятся шаркающие шаги. Словно кто-то медленно прохаживается под окнами. Потом всё стихло. Но вскоре тревожно закудахтали куры. Мужик, заряжая на ходу ружьё, вышел во двор. Всё было тихо. Обойдя избу вокруг, ничего подозрительного не обнаружил. Немного успокоившись, вернулся обратно.

Перед тем, как лечь в кровать, ещё раз глянул в окно и вновь занервничал. Силуэт в белой рубашке, который неплохо был виден посреди огорода даже безлунной ночью, исчез. Генка долго присматривался, но так и не смог различить во тьме привычные очертания. Может, ветром повалило? Но тащиться по грязи проверять не хотелось. Рассветёт, и всё увидим. Уснул.
А утром, к своему удивлению, увидел манекен на своём обычном месте. Правда, без шляпы и слегка покосившимся. Для устойчивости подпёр пугало лопатой. Шляпу сразу не нашёл. Обнаружил её случайно уже днём, за домом. Решил, что ветром занесло…

А следующей ночью всё повторилось. Снова шаркающие, словно стариковские, шаги под окном, странный шум во дворе. Когда же, вооружившись двустволкой, обеспокоенный мужик выглянул за дверь, то опять никого не увидел.

Утром произошло ещё более непонятное. Генка попытался выйти во двор… и не смог! Только после нескольких мощных ударов ногой, дверь, наконец, распахнулась, а ошеломлённый хозяин услышал треск отлетевшей лопаты, которой дверь была припёрта снаружи. Чьи это злые шутки?! Мужик терялся в догадках. То, что это не звери, ясно, как божий день. Но ведь и людей нет поблизости на многие километры! Кондратий возвышался на своём месте, как верный часовой. Только теперь без лопаты. Ей-то и была припёрта дверь. Значит, точно какой-то нехристь взял с огорода лопату и зачем-то заблокировал выход. Но зачем и кому это понадобилось?

Мужик твёрдо вознамерился не спать всю ночь и выяснить, наконец, что за дела? Вооружившись фонариком и ружьём, уселся за стол, поближе к окну. Напротив Зиночки. Ночь была тёмная и тихая. Незаметно для себя отшельник уснул, склонив голову на скрещенные руки… Очнулся от громкого стука. Зиночка лежала у его ног. Видать, во сне шевельнул стол, и манекен, потеряв равновесие, грохнулся на пол.

Бережно усадив даму на прежнее место, Гена прислушался. Вроде тишина… Но, нет! Вот во дворе загремело ведро! И дверь сарая скрипнула… Там кто-то есть! Взведя курки, Генка метнулся во двор. Точно, дверь в сарай приоткрыта.

– Эй, кто там?! Выходи! Считаю до трёх и буду стрелять!

Но из сарая не доносилось ни звука. Стрелять наугад мужик не стал, тихонько приблизился к дощатой постройке. Остановился и, глубоко вдохнув, с силой шибанул ногой приоткрытую дверь… Увиденное за распахнувшейся дверью заставило отпрянуть назад. Генка еле сдержался, чтобы не громыхнуть дуплетом из обоих стволов. Луч фонарика высветил широкоплечую фигуру в перепачканной землёй белой рубахе. Кондратий?! Как он здесь оказался?

Манекен стоял безмолвно и не шевелясь, но что-то в его облике вселяло необоримый ужас. Геннадий захлопнул дверь в сарай и закрыл на навесной замок. Тащить человекоподобного истукана обратно в огород он не решился. Хотя Гена был неробкого десятка: доводилось и медведя из берлоги поднимать, не говоря уже о встречах с волками и разъярёнными кабанами. Нигде он слабину не давал. Но тут другое… Мужик сам не мог понять причину своего необъяснимого страха. Стареть начал, что ли?

Наутро собрался и пошагал в сторону знакомого села. Там жила бабка-ведунья, которую он знал ещё сызмальства. За несколько десятилетий, кажется, старуха нисколько не изменилась. Селяне обращались к ней за помощью при хворях, а также чтобы погадать и за прочими колдовскими надобностями. И теперь Генка высказал ей свои подозрения насчёт чертовщины, творившейся в его доме.

А старая ведунья уже как будто уже знала всё – кивала седой головёнкой и что-то шептала себе под нос. Затем заставила повторять, пока Гена не выучил наизусть, заговорные слова. После научила, каким способом можно попытаться избавиться от чертовщины. Следовало отнести истукана как можно дальше от дома. Там закопать глубоко в землю. Или привязать крепко-накрепко к осине. Правда, не сказала старуха, то ли древний лесной демон в куклу вселился, то ли какая другая нечисть давно в фигуре сидела…

Как бы там ни было, мужик поступил, как велела старуха. Леший с ним, с урожаем! Пусть дрозды склюют, но зато спать по ночам будет спокойно. Взяв лопату и взвалив на плечо Кондратия, отправился в тайгу. Идти было тяжело. К тому же, казалось, что манекен стал вдвое тяжелее, чем прежде. Но отступать от своих намерений Генка не собирался. Шёл без остановки, пока окончательно не выбился из сил.

Сбросив с плеч ношу, поплевав на ладони, поднял лопату… Но почва повсюду оказалась каменистая. Да ещё вдобавок густо переплетена толстыми корневищами деревьев. А топор-то не захватил! Решил использовать второй способ. Отыскав осину и достав взятую с собой верёвку, понял, что и этот вариант не подходит. Длины верёвки хватало лишь на два-три оборота. А бабуля же наказывала привязать «крепко-накрепко».

Подкрадывался вечер. В лесу стремительно темнело. Надо было срочно что-то придумывать. И Гена решил чёртову куклу… повесить. Быстро сплёл узел, накинул петлю на шею безучастного Кондратия. Другой конец перебросил через осиновый сук. Потом подтянул качающийся в воздухе манекен повыше и закрепил верёвку. В темноте медленно покачивающийся манекен не отличался от повешенного покойника. Перекрестившись, мужик спешно отправился домой.

Старая ведунья оказалась права. Чертовщина по ночам прекратилась. И, хоть сад вновь атаковали оголодавшие дрозды, Геннадий чувствовал облегчение. Зиночку же, к чьей мирной фигурке за своим столом уже привык, нести в огород под дождь, ветер и палящее солнце рука не поднималась. Но для полного спокойствия мужик через два дня предпринял повторную попытку. Запасшись длинной верёвкой, чтобы хватило привязать манекен к дереву, отправился на то же место. Налегке добрался быстро. Но… Кондратий пропал. С осинового сука свисала пустая петля… Попытался успокоить себя тем, что это наверняка мишка-шалунишка стащил куклу, забавляясь. Так ни с чем и вернулся домой.

Вскоре в гости нагрянул Георгий с двумя товарищами. В весёлой компании грусть-печаль развеялась. О своих приключениях с манекенами Генка под водочку всё и рассказал. Потешились мужики над незадачливым отшельником на славу. Ну, да им городским не понять переживаний лесного жителя…

Правда, следующий приезд Георгия оказался не столь весёлым. Когда они с другом толкнули оказавшуюся незапертой дверь в избу, то застыли от нежданного и жуткого зрелища. Прямо у порога висело на верёвке тело. В чёрных брюках и белой рубашке. Когда прошла первая оторопь, Георгий вспомнил:

– Фу ты! Это ж манекен, что я Генке привёз! Он что, тут совсем с ума спя…

Но договорить не успел. Тронутое за рукав тело, висящее спиной ко входу, медленно повернулось, и, похолодевшие от ужаса, охотники воззрились на чёрно-фиолетовое лицо с вывалившимся распухшим языком. «Генка…» – только и смог прошептать Георгий.

Шок от увиденного дополнили две фигуры, неподвижно сидевшие у окна за столом, рука об руку. Словно с насмешкой наблюдая за реакцией вошедших людей. Светловолосая женщина в старомодном красном платье в цветочек, а рядом широкоплечий мужчина в Генкином охотничьем комбинезоне и шляпе. Выглядели они совершенно как живые. Но это были обычные манекены…
По факту смерти отшельника Геннадия уголовное дело не возбуждали. Привезённый Георгием на квадроцикле участковый выписал отказное постановление. Для него картина была ясная – мужик свихнулся и наложил на себя руки. Хотя рядом с висящим под потолком Генкой не оказалось табурета или другого подобного возвышения…

V.V.Pukin, «Страшные истории»

Share.

Comments are closed.