Какой вы любовник?

1

Существует всего шесть типов

Основываясь на рассуждениях древних греков, отличавших несколько типов любви, социолог Джон Алан Ли разделил любовные чувства на шесть основных стилей.

Любовь – сложная и мощная сила, проявляющаяся во всех аспектах нашего бытия. Когда мы влюблены в кого-то, мы чувствуем в его присутствии эмоциональный подъём. Однако в нашем сознании имеется набор установок, базирующихся на предыдущем опыте, на основании которых мы представляем себе, чего мы ждём от отношений с этим человеком. К примеру, если вы верите в любовь с первого взгляда, то, вероятнее всего, вам доведётся её испытать.
Люди вкладывают в слово «люблю» различные оттенки. Вы можете сказать, что любите своего супруга или семью, работу, друга детства, или даже свою машину. Мы используем одно и то же слово для выражения разнообразных проявлений любви.
Основываясь на рассуждениях древних греков, отличавших несколько типов любви, социолог Джон Алан Ли разделил любовные чувства на шесть основных стилей. Однако не стоит забывать, что предрасположенность к одному из стилей не привязывает нас к нему раз и навсегда, и мы также можем испытывать чувства, свойственные другим типам. К тому же со временем, под воздействием опыта и общения с партнёром наш стиль непременно будет меняться.

Эрос
Это романтическая, сказочная любовь. Для этого стиля очень важна внешняя привлекательность партнёра. Эрос накатывает, как волна, влюблённый теряет голову и ощущает немедленную потребность углубить отношения эмоционально и физически.
Поскольку таким людям нравится ощущение влюблённости, они склонны к серийной моногамии, оставаясь в отношениях до тех пор, пока те кажутся свежими и притягательными, затем двигаясь дальше, чтобы испытать подъём чувств с кем-то ещё.

Сторге
Этот тип людей стремится к стабильности и верности в своих отношениях. Они ценят партнёрство, доверие и психологическую близость. Их любовь может порой незаметно вырасти из дружеских отношений и продлиться долгие годы.

Людус
Люди, склонные к этому стилю, видят любовь как игру, в которой необходимо выиграть. И нередко это игра для нескольких игроков! Подобные личности умело используют в своих целях притворство и манипуляцию. Они не ощущают обязательств и эмоционально дистанцируются от партнёра.
Поскольку эти люди склонны к быстрому прекращению отношений, они придают большее значение внешним данным своего спутника, чем остальные типы. К стилю людус относится и так называемое пикаперство.

Прагма
Данным типом владеет практичность. Это не означает, что прагматики не испытывают эмоций, однако для них важнее всего, чтобы потенциальный спутник подходил под определённые рамки. Эти рамки могут быть социальными или финансовыми. Прежде, чем прагматик вступит в отношения, он оценит будущего партнёра с различных точек зрения: насколько благосклонно тот будет принят в его семье, как хорошо у него с деньгами, насколько он стрессоустойчив и т.д.

Мания
Одержимый любовный стиль. Эти люди склонны к эмоциональной зависимости и нуждаются в постоянном подкреплении отношений. Они то взлетают на вершины счастья, то низвергаются в пучины горя, в зависимости от того, насколько партнёр удовлетворяет их потребности. Поскольку для мании характерно чувство собственничества, в подобных отношениях ревность может стать реальной проблемой.

Агапэ
Это самоотверженная любовь, не ставящая условий. Такой человек любит вас просто за то, что вы есть. Он будет заботиться о своём возлюбленном и концентрироваться на его нуждах, однако будет признателен за ответные появления доброты и заботы. Этим людям свойственны самые высокие уровни удовлетворённости отношениями, возможно в силу их всеобъемлющего приятия.

Правда о любви
Любовь, которую мы чувствуем к своему партнёру, со временем меняется. В самом начале отношений мы предвкушаем каждую встречу и ощущаем возбуждение при виде любимого. Именно это опьяняющее чувство, свойственное романтической любви, мы обычно ассоциируем с влюблённостью. Однако по прошествии некоторого времени – месяцев или даже лет – интенсивные эмоции постепенно сглаживаются. По мере того, как пара узнаёт друг друга всё ближе, страсть сменяется более глубоким единением. Начинается стадия товарищеской любви, которая может длиться всю жизнь.
К сожалению, не все осознают, что эволюция от романтической любви к дружеской – естественная и здоровая трансформация. Поскольку пылкое чувство восхищения постепенно угасает, некоторые полагают, что любовь прошла, хотя на самом деле именно в любви-дружбе может крыться невероятно глубинное ощущение близости. Остаётся лишь пожалеть, что не каждый даёт ей шанс проявиться.

Евгения Яковлева, http://mixstuff.ru

Поделиться.

1 комментарий

  1. Георгий на

    Загадка женственности
    По материалам книги “Изнанка любви, или Опыт трепанации греха…”

    «Возможно поначалу она «будет
    сопротивляться и говорить «негодник»,
    но, даже сопротивляясь, она покажет,
    что желает твоей победы.
    П. Овидий

    «Над загадкой женственности много мудрило голов всех времен» (О. Вейнингер) и рассматривать этот «темный неисследованный континент» (З. Фрейд) следует в двух смыслах. Если секрет «магии сексуальной аттракции» (Е. Кащенко) или женской привлекательности в спермотоксикозе зрителя, то желание женщины лечь под мужчину нормальному мужчине абсолютно непонятен. Особенно, если она ложится под другого. «Как можно допускать, чтобы тебя е**и? Почему женщины «чрезвычайно редко чувствуют себя униженными и подавленными после полового акта» (Ю. Эвола)? Почему, познав унижение похотью, она снова его хочет? Еще и возмутиться может: – «Он меня не хочет!»
    Что значит не хочет? Современная характеристика от психологов – «преимущественно анальная мужская сексуальность» – определяет каким местом при совокуплении оперирует мужская фантазия, стремясь унизить предмет своей «любви». Ведь монстр, «похоть плоти» (Иоанн Павел II) с его «абсолютной аморальностью» (З. Фрейд) стремится унизить не столько тело, сколько личность жертвы. «Анальный, уретральный – это эротические формы ненависти» (Р. Столлер). Любовь (читай: эрекция, похоть) жива пока есть зуд от спермотоксикоза и в воображении есть чем и что унижать. Ибо «разницы между поведением мужа и поведением преступника – насильника» при совокуплении нет, и мужчины выбивают согласие женщины, руководствуясь только похотью.
    «Любовь является прикрытием для насилия» (Р. Лейнг). Эрекции и оргазму просто неоткуда больше взяться как только из мыслей об осквернении и подавлении жертвы. Удовольствие от испражнения на другого, а значит и любовь, тем сильнее, чем дальше человеку дозволено заходить за рамки дозволенного. Не зря ведь Б. Ерофеев предлагал измерять степень бабьего достоинства количеством мужчин, от чьих объятий они уклонились. Знает, что служит объектом грязного аппетита мужской промежности, знает, что будет осквернена анально-генитально! И все-таки кокетничает!
    Ответ: «женщина – это глина, жаждущая обратиться в грязь» (В. Гюго). Сексуальный подтекст в отношениях с мужчинами воспринимается женщинами как нечто недружественное, но ее мазохизм сильнее страха и отвращения. «Сексуальность женщины тотальна. Пол пронизывает все ее существо» (О. Вейнингер). «Глубинная потребность быть во власти напористого эрегированного пениса» (Х. Дойч) согласована с природой: «Мужской пенис задает женщине трепку», а «женщине нравится это насилие» (М. Бонапарт). «Чем больших успехов женщины добиваются в деле своего освобождения, тем несчастнее они становятся» (Б. Бардо). «Я теряюсь, когда мне не нужно сопротивляться» (Д. Харлоу). «Не напрасно генитальный аппарат остается связанным с клоакой такой близкой локализацией (у женщины он как бы даже у нее квартирует)1…» (Лу Андреас Саломе). При этом, в зависимиости от вариантов иннервации, «любит» она собой в различных модификациях: орально, анально, клиториально, вагинально, маткой, а то и всем своим существом.
    «Мужская любовь частична, она не захватывает всего существа. Женская любовь более целостна. Женщина делается одержимой. В этом смертельная опасность женской любви» (Н. Бердяев). Оргазм – апогей анально-генитального экскрементального апофеоза в адрес партнера, высший момент его унижения, а, значит, и высшего удовольствия для унижающего2 и, как ни странно, для униженного. Ведь именно в этот момент уничтожения женщины как личности она чаще всего испытывает оргазм! В голову чувствительного мужчины это не укладывается. «Почему же он (творец) не выбрал для этой священной миссии, для самой благородной и самой возвышенной из человеческих функций, какой-нибудь другой орган, не столь гнусный и осквернённый?.. Можно подумать, что насмешливый и циничный творец как будто нарочно задался целью лишить человека возможности облагородить, украсить и идеализировать свою встречу с женщиной» (Г. Мопассан).
    Цитируем женщину: «Желание мужчины – женщина, а желание женщины – желание мужчины» (Ж. де Сталь). До изящного и мало кому понятного Лакана остался один шаг: «Фаллос — это женщина, а женщина — это фаллос!» Эрегированный член – вот и вся разгадка. «Сегодня… все, что оказывает на нас в англоязычном мире столь же загадочное, чарующее воздействие, как проявление эрекции, обозначается словом Cascination (очарование, прелесть)» (Д. Фридман). «Женщина видит себя в отражении мужского желания» (Э. Гидденс), когда между «телами развертывается настоящая пропасть, глубину которой составляют семнадцать сантиметров его члена» (Э. Элинек). «…Женщина видится в первую очередь как искусительница, как воплощение сексуальности, по старой поговорке «вся женщина – одна лишь матка» (Ж.-К. Болонь).
    Кокетство – философия женщины, дразнить – стратегия. Цель – пробудить в свой адрес аппетит мужской промежности. И женщина, руководствуясь одной ей известной логикой, как правило, этого добивается. «…Казалось бы, женщины должны презирать мужчин за их обожание, вызванное только плотским желанием, но на деле все оказывается наоборот» (Ю. Эвола). «Будучи со значением – быть формой выражения защиты и враждебности – оно (чувство собственной порабощенности) может быть частью общей тенденции ощущать себя жертвой… и «имеет также и позитивное значение – признание собственной капитуляции» (К. Хорни). Именно стать ЖЕРТВОЙ собственного «ненасытного желания постоянно ощущать пенис внутри влагалища» (Ш. Лоранд) несмотря на унизительность «регулярного анального задействования» (Л. Андреас-Саломе) – не в этом ли, не в мужском ли члене разгадка женственности? Не потому ли женщина непознаваема, что ее душа–желание с ее стремлением раствориться в мазохизме находится в полной зависимости от не принадлежащего ей органа, не в ней? Может быть мы не там ищем?
    Далеко не каждая женщина отдает себе отчет в том, что с ней обращаются как с предметом обихода мужской промежности. «Неосознаваемые запретные женские желания, роли и функции остаются загадкой для женщины» (О. Павлова). Но наличие в воображении диссонанса, как и в мужской активной сексуальности, нацеленной на снятие зуда, подавление и осквернение, – обязательно: в грязь должен окунуться кто-то в ее глазах достаточно высокоранговый. Как емко сформулировала Э. Перель, «секс дело грязное, приберегите его для того, кого полюбите» (Э. Перель). Отсюда и парадокс: «женщина всегда ненавидит того, кто ее любит, и любит того, кто ненавидит ее» (Сервантес). Столь противоречивая логика продиктована порочной природой полового влечения: уж коль кто-то польстился на меня – женщину-унитаз, опустился тем самым до моего уровня, то он мне уже неинтересен. Ненавидящего ее она имеет своими отверстиями с бОльшим аппетитом.
    Мужчина тоже с бОльшим удовольствием поимеет анально-генитально женщину, с которой он может максимально задействовать осквернительный потенциал. В противном случае оргазм может и не наступить. «В сексуальные цели мужчины входят компоненты извращенности, которые он не позволяет себе удовлетворить с уважаемой женщиной, и вполне развертывается в этом отношении только тогда, когда имеет дело с приниженным сексуальным объектом». «Мужчина любит женщину, которую не хочет, и хочет ту, которую не любит». (З. Фрейд). Поскольку «любит» мужчина промежностью, то любит, но, разумеется, не уважает он женщину, с которой можно делать все, что угодно. «Если женщина не делает качественный, глубокий минет, не приемлет анальный секс и не глотает сперму, она не выдерживает конкуренции с соперницами и часто надоедает мужчине, и он уходит к другой, третьей, пока не находит женщину, правильно понимающую свое природное предназначение – быть источником наслаждения для мужчины» (А. Аленин).
    «Возможность мучить нам щекочет ноздри как трупный запах стае воронья» (П. Шелли). «…Законным женам приходится терпеть нежеланный секс чаще, чем проституткам» (Б. Рассел). «Половой орган – это как раз та часть, которая уродует мужское тело и самому мужчине кажется чем-то безобразным; поэтому скульпторы так часто прикрывают его акантовым или фиговым листком. Но именно эта часть сильнее всего действует на женщину, сильнее всего возбуждает ее и особенно в состоянии эрекции, когда он представляет из себя нечто наиболее отвратительное. Вот лучшее доказательство того, что женщина ищет в любви не красоты, а чего-то другого» (О. Вейнингер). «Ведь у некоторых женщин и при изнасиловании бывают нежеланные, вынужденные оргазмы. Именно поэтому при проведении сексологической терапии с жертвами изнасилования («домашнего» или же «стороннего» – не суть важно!) самой трудной частью процесса излечения является устранить ощущение предательства, которое совершило тело самой жертвы». «Женщины куда чаще, чем мужчины поведают нам, что им на самом деле не так уж и важно испытали они оргазм во время секса или нет» (И. Дрент).
    «…Женщина… существо слабое и не способное к энергичному сопротивлению, несомненно всегда и везде старалась действовать на лучшие чувства мужчины чтобы добиться его расположения кротостью и привязанностью» (Ч. Ломброзо). «Но если фантазии мужчины, как правило, посвящены завоеванию, то женские грезы строятся вокруг того, как ловко прекратить сопротивление» (Э. Лауман). «Если женщина хочет отказать, она говорит «нет». Если женщина пускается в объяснения, она хочет, чтобы её убедили» (А. Мюссе). «Женщины так устроены, что им необходимо кому-то принадлежать» (Г. Миллер). «По Вейнингеру, реально существует лишь два типа естественного воплощения женщины. Так как «женщина хочет полового акта, а не любви», то есть «хочет быть унижена, а не возвышена», она смотрит на совокупление, во-первых, как мать («средство получить ребенка»), во-вторых, как проститутка («средство наслаждения»)» (К. Льюис).
    Женщина – это парадокс. Несмотря на то, что является «товаром любви» (Г. Мопассан), т. е. предметом потребления мужской похоти, «женская внешность нацелена именно на то, чтобы пробуждать желание»3 (Ф. Скэрдеруд). В идеале «он должен изнасиловать нас и остаться нежным», но «сама природа этих требований делает их невыполнимыми (К. Хорни). А если еще и с фаллосом что-то не так, то
    «Мне тебя уже не надо –
    Оттого что – оттого что
    Мне тебя уже не надо» (М. Цветаева).
    В любом случае мужчина-агрессор прекрасно понимает каким местом – анально, уретрально или всей промежностью – он подавляет и унижает женщину и никогда (патологии не в счет) не захочет поменяться с ней местами. Женщина – психолог: «каждый мужчина… про себя благодарит Бога, что он не родился женщиной» (К. Хорни). Такими способами «анально-генитальное сознание» (В. Бычков), «прихотливые узоры воображения» (Вольтер) чуда природы, его «недра души раскрывают свои темные глубины» (П. Гуревич). Если бы половой акт не был столь мерзок, то не существовало бы противоречия, «пестующего два антагонистских принципа: право на сладострастие всех и строгое соблюдение принципа обоюдного согласия» (П. Брюкнер).
    Комментарий:
    Половая любовь – это обмен «любезностями» двух промежностей, анально-генитальное «взаимное святотатство» (К. Ижиковский) мужского садизма и женского мазохизма. Наличие спермотоксикоза отвечает на вопрос почему мы «любим», парадоксальное «изнанка любви – ненависть» (яп.) раскрывает каким местом мы «любим» и из каких ассоциаций извлекаем высшее удовольствие, «злую радость». Темное в совокуплении – это осквернение личности, которую видим или воображаем, а светлое – благодарность за него. Эту гнусность и назвали любовью. Куда отнести предвкушение – к светлому эросу или темной похоти – вопрос к терминизму. Пожалуй, именно объекту любви, в первую очередь, и не следует знать – чем и почему его любят. Так «преступление рождает стыд» (Ж. Бернадос). «Чувство стыда – это трусливое волнение, уводящее нас прочь от нечистых движений души» (А. де Сад). «Людей… с полным правом можно было бы назвать преступниками вследствие сознания вины» (З. Фрейд).
    «А стали бы люди заниматься сексом, если бы вы отняли у них мечты об унижении и мести?» (Д. Стейд).
    ————————-
    1 Нам кажется, что такая локализация, обостряющая возможность осквернения, то есть усиливающая сексуальность, особенно вагинальную, многое объясняет в поведении женщин – от желания «иметь» мужчину чаще, чем он ее, – до повышенной, по сравнению с мужчинами, злобности между соперницами. «Обычно самки более мстительны и злобны, чем самцы» – пишет Джейн Гудолл, изучавшая жизнь шимпанзе. Ее наблюдения совпали с мнением Редьярда Киплинга, который считал, что существа женского рода гораздо бепощаднее мужского» (Ю. Новоженов).
    2 «Половой акт заключает в себе величайшее низведение женщины». «Существует только платоническая любовь. Все прочее, что обозначается именем любовь, есть просто свинство…» (О. Вейнингер). Из-за извлечения удовольствия от анально-генитального унижения и осквернения другого и считают многие психологи во главе с Фрейдом, да и не только они, секс подлостью и зеркалом человеческой натуры, а взаимоотношения людей на фоне сокрытия очевидной мерзости – лицемерием и актерством. Благодаря стыду, его пришлось запрятать в интим, назвать любовью, но смущаться и краснеть пока не привыкнешь, говорить только вокруг да около и никогда не признавать в себе негодяя. «В людской мерзости самое страшное не мерзость, а привычка окружающих к ней» (И. Меттер).
    3 К носителям синдрома CДC (суки, дуры, стервы по В. Виталису) сие не относится.