Когда предает подруга

0
Житейская история о женской дружбе
Звонок раздался поздно ночью. Виктория села в постели и несколько минут смотрела на телефон. Номер был незнакомый.
– Алло, – сказала она в трубку.
С минуту в трубке стояла тишина, затем послышался тихий робкий голос.
– Вика, привет. Как ты?
– Оксана? – вяло удивилась Вика, машинально пощупав гипс на ноге. Сообразив всю тщетность этого занятия, она вздохнула и по-настоящему проснулась: – Что тебе понадобилось? – спросила холодно.
– Я слышала, у тебя проблемы, – робко начала Оксана. – Вот и подумала, чего ты дома со своим переломом одна маешься. Могу приехать, помочь. Хоть полы тебе помою.
Вика тихо вздохнула. Перед глазами мгновенно пронеслись те далекие дни их дружбы.
Подруги
Выходные дни подруги и коллеги в одном лице Вика и Оксана, как правило, проводили вместе. Они одногодки, только Виктория незамужняя, а Оксана – мать-одиночка в разводе. От бывшего мужа осталась дочь Юля.
Вика считала, что Оксане катастрофически не хватает активности и решительности. Например, молодая женщина была очень удивлена, когда подруга отказалась от курсов по повышению квалификации.
– Зачем ты это сделала? – недоумевала Виктория, которая была уже начальником отдела. – Ведь сама все время говорила, что и жить хочешь лучше, и зарплату получать выше. А теперь что, струсила? Испугалась ответственности, которую повлечет за собой новая квалификация.
– Да пойми ты, – объясняла та. – У нас ведь как? Чем больше ты умеешь, тем больше тебя стараются загрузить. А я не выдержу большой нагрузки.
– Ну ты даешь, – прокомментировала ее слова Виктория и ушла в свой кабинет.
Как-то в офисе появился молодой мужчина. Он неспешно шел по коридору, а весь женский контингент повысовывал головы из кабинетов. Посетитель был безупречно красив. Каково же было удивление сотрудников, когда он спокойно и уверенно завернул в кабинет Оксаны и неспешно приблизился к ее столу.
– Привет, – обратился к ней, как к старой знакомой.
– Привет, – ответила она, подняв голову и ничуть не удивляясь появлению писаного красавца. – Ну что, принес?
– Вот, через руководство свое выбил. Цени, – мужчина вынул из кармана пиджака какие-то бумаги и два билета.
– Ценю, – ответила Оксана, невозмутимо убирая все это в ящик своего стола.
Они вышли в коридор и, не обращая внимания на окружающий ажиотаж, обменялись еще парой ничего не значащих фраз. Затем он попрощался и вышел.
– Кто это? – полюбопытствовала Виктория, которую тоже заинтересовало появление красивого посетителя с билетами.
– Это отец Юли, – ответила та невозмутимо.
– Вот это да! Ты мне о нем не рассказывала. И что? Помогает вам с дочкой? – не отставала объятая любопытством подруга.
– Куда там, – махнула рукой Оксана. – Маменькин сынок. Всю жизнь за папиной спиной да с мамой за ручку живет. Я вообще замуж за него пошла только потому, что хотела красивого ребенка. А ему нужна была жена, которая будет все на себе тащить. Почему-то решил, что я как раз та самая. Ну, я сделала вид, что согласна на такой альянс. Главное было – затащить его в загс. Теперь раз в неделю отвожу Юлю к его родителям на выходные. Они ее очень любят, все-таки единственная внучка.
Вика посмотрела на нее с удивлением – такой подход к жизни был для нее новостью. Она вдруг подумала о том, что в хороших отношениях с Оксаной из всего коллектива была одна она. Остальные непонятно почему сторонились её.
Неприязнь
Оксану не просто не любили – вызывающе игнорировали. Когда в конторе началось сокращение, она попала под него в первую очередь. Но, обратившись к учредителям, умудрилась остаться. Хотя по закону сокращать ее не имели права как мать-одиночку, коллектив ее чрезмерную активность не одобрил. Дошло до того, что шеф вызвал Викторию к себе в кабинет и поставил ультиматум как начальнику отдела.
– Хочешь работать в нашем коллективе – убери Оксану.
Отказаться выполнять распоряжение означало потерять работу. Не отказаться – предать подругу. Надо было как-то дипломатично выкрутиться.
– Оксана в моем подчинении, кроме того, она мать-одиночка. Я бы хотела, чтобы ее не увольняли – под мою ответственность. Поверьте, я за нее ручаюсь.
Ясно, что шеф зол на подругу за историю с сокращением. Но вот почему Оксану не любили коллеги, Виктория долго не могла понять. Во всяком случае, неизвестно, убедили ли шефа ее доводы, или он просто решил не накалять обстановку, но подругу оставили в покое. Хотя покоем жизнь молодой женщины, проживающей в доме-общежитии семейного типа, где на одном этаже не менее шести квартир и вечно кричат дети и ссорятся соседи, точно не назовешь. Вика жалела подругу. Быть может, поэтому она была заранее настроена по-боевому, когда в коридоре к ней подошла заместитель начальника Элла Вячеславовна.
– Виктория, я заметила, что вы все ближе сходитесь с Оксаной, – начала она.
– И что? – тут же бросилась на защиту подруги та.
– Вы ей полностью доверяете? – прищурилась Элла Вячеславовна. – В общем, она человек неплохой, только слабый очень. И от слабости своей может вас предать, стоит только появиться на горизонте мизерной выгоде. Понимаете? Не со зла, ни в коем случае. Ей даже и в голову, скорее всего, не придет, что вы можете пострадать. Только вы можете при этом потерять все.
– Не предаст, – резко ответила Вика. Ей стало обидно, словно это ее оскорбили.
Естественно, Оксане она ничего не сказала. И все оставалось как раньше.
Удар
Первые сигналы, которые получила Вика, не имели отношения лично к ней. Просто однажды Оксана пожаловалась на сестру, что та якобы ненавидит ее дочку.
– С чего ты взяла? – удивилась подруга.
– Она считает, что из-за Юли я заболела сахарным диабетом. Сестра вообще очень мнительная, но проблемы с сахаром начались, действительно, после родов.
Через некоторое время женщина заговорила о другом.
– Мы с сестрой заметили, что Миша к тебе неравнодушен, – сообщила она. Миша был старшим братом Оксаны. – Но знаешь, Вик, ты ему не подходишь. У тебя характер как у его покойной жены, такой же властный. Так что мы подыскали ему спокойную женщину и сегодня едем знакомить.
Вике и в голову не приходило обращать внимание на Мишу, но слышать это «не подходишь» все же было неприятно.
Вскоре их организация создала дочернюю фирму, и именно Виктория получила место директора. Создавая свой штат, она не забыла про Оксану, сделав ее начальником одного из отделов. Но через некоторое время стало твориться что-то неладное. Все чаще руководство выражало недовольство работой Виктории. Она не спала ночами от нервного напряжения, под глазами появились темные круги. Оксана подходила, расспрашивала, сочувствовала.
Ключик ко всем этим неприятным событиям отыскался сам собой. Он пришел в кабинет Виктории в лице боевого начальника отдела по связям с общественностью Камилы.
– Мы давно хотели вам сказать, – начала посетительница. – Вот уже две недели Оксана говорит всем, что грядут перемены, и скоро здесь будет новый руководитель, ее знакомый. Вы что, действительно уходите от нас?
И тут Виктория поняла все. Этого мужчину подруга приводила к ней и просила «просто» рассказать о перспективах предприятия. А тот не растерялся и вышел на учредителей – решил прибрать к рукам выгодное дело. Это он с помощью Оксаны выставлял Викторию в невыгодном свете перед вышестоящим начальством.
Конец интриги
Когда все выяснилось, Оксана просто сказала:
– Извини, что так вышло. Я люблю этого человека и хотела ему помочь.
– Пиши заявление «по собственному желанию», – холодно сказала Виктория.
Как точно тогда сформулировала Элла Вячеславовна, характер тихони – «ради мизерной выгоды». Она разглядела в этой женщине то, чего не увидела Вика.
Было очень горько и больно, что подруга, к которой относилась со всей душой, попыталась поставить подножку. С тех пор они не общались. Кто-то рассказал, что Оксана работает в подчинении у своего возлюбленного, но эта информация Викторию уже не интересовала. Прошел год, и вот неприятность – сломанная нога. И ночной звонок.
– Я слышала, что у тебя проблемы, – робко начала Оксана. – Вот и подумала – чего ты дома со своим переломом одна маешься? Могу приехать, помочь. Хоть полы тебе помою.
Виктория тихо вздохнула.
– Не надо, спасибо. Я сама справляюсь.
– Но ведь ты совсем одна, – вновь начала Оксана. – Разве плохо, если кто-то за тобой поухаживает?
– Плохо, если это будешь ты, – спокойно ответила Вика. – У тебя что-то случилось?
– Да, – всхлипнула трубка. – Он не продлил мой контракт и сказал, что между нами все кончено. Представляешь? Ни работы, ни любимого… Вика, мне так плохо. Можно я приеду?
– Понимаешь, Оксан, нельзя два раза войти в одну и ту же реку, – ответила Вика и повесила трубку. Но заснуть уже не смогла. А через неделю вновь приняла на работу в отдел ту, которая однажды предала. Зачем? Она сама этого не знала.
Оксана Бауэр http://darakchi.uz
Share.

Comments are closed.