Только дождись меня

0
История из жизни

Ночной стук может испугать кого угодно, но только не ее. Лиля лежала, глядя в полночную темноту, и ждала. Ждала тихого стука в дверь. Потому что Марат никогда бы не позвонил.

— Звонок — это для тех, кто спит, это как будильник. А там, где любят и ждут, достаточно и тихого стука, — однажды сказал он.

И она не спала. Прижимая к себе пушистого дымчатого кота Марика, она ждала каждую ночь, засыпая лишь на рассвете. И так продолжалось целых три года.

Однажды на берегу

Лиля сидела на солнечной террасе маленького кафе и пила кофе. Прямо под носом кафе-корабля плескались теплые волны. На берегу молодой мужчина собирал ракушки. «Забавно, такой взрослый, а занимается детскими играми», — невольно подумала молодая женщина, не отводя глаз от чудака. Он закончил свое занятие и направился в сторону кафе. Подойдя к ней, мужчина с улыбкой высыпал на столик множество разноцветных ракушек и камешков.

— Это кому? — не поняла она.
— Вам, — ответил он все с той же приветливой улыбкой.
— Этого добра на берегу хватает, — она притворилась равнодушной, хотя на самом деле сжигало любопытство.
— Зато там, куда вы вернетесь, когда закончится отпуск, этого добра совсем нет, — ответил он, смеясь.
— Откуда вы знаете, куда я вернусь? — удивилась Лилия.
— Мы с вами в одном самолете летели. Я вас еще в аэропорту заметил, — и как бы невзначай добавил, протягивая руку: — Я археолог, Марат.

Потом они нередко сидели в этом же кафе над морем, пили кофе или сок, заказывали форель и креветок, и говорили, говорили.

Как всегда, Лиля не могла просто разговаривать — ей обязательно нужно было спорить и что-то доказывать. Она по жизни была искательницей истины, которая, как правило, бывает погребена под грудами опавших листьев уходящих будней.

Как-то, сидя на балконе небольшого гостиничного номера, в котором она остановилась, Марат осторожно пододвинул свое плетеное кресло и наклонился, чтобы поцеловать собеседницу-спорщицу.

— Когда слушаю тебя, не могу устоять, — тихо проговорил он. — Кажется, для меня ты стала тем важным, ради чего стоит жить, — прошептал он, зарываясь лицом в ее растрепавшиеся волосы.

— Думаю, не стоит много говорить на эту тему. Можно спугнуть очарование момента, — заметила Лиля немного сердито. Ей очень не хотелось озвучивать то, что начало зарождаться между ними. Казалось, только заговори, назови своими словами, и все исчезнет, словно сон. — Где мало слов, там вес они имеют, — процитировала она Шекспира и всем сердцем ощутила смысл сказанного.

Взаимопонимание

— Самое большое счастье приходит тогда, когда мы хотим кого-то согреть и делаем это искренне, — он обнимает ее, и Лиле кажется, что их сердца бьются в одном ритме. На какое-то мгновение они словно становятся одним целым, а все беседы сводится к одному — они мыслят очень похоже. Например, не раз рассуждали о том, как сильна в человеке привязанность к жизни, несмотря ни на какие обстоятельства. Раскрытая книга лежит на столе, ветер листает страницы, словно пытаясь проникнуть в смысл сотен напечатанных слов и рассуждений.

— Человек знает, что жизнь абсурдна, что она — воплощение хаоса и боли. И все-таки тащит свой камень в гору и даже пытается найти в этом смысл, как Сизиф, — думает вслух Лилия.
— Вот-вот, — подтверждает Марат. — Как бы ни было тяжело, какие бы испытания ни готовила судьба, сильный настойчиво преодолевает их и видит в этом свое счастье и смысл.
— И все же, возвращаясь к сизифову труду, выходит, даже понимая и зная, что все бесполезно и приносит одни страдания, человек все равно продолжает жить и получать от этого удовольствие?
— Вот именно! — вновь подтверждает оживленно ее собеседник. — Ведь тот же Шекспир, которого ты мне цитировала недавно, верил, что реальность своей бесчеловечностью только подчеркивает величие человека. И все же, я бы хотел, чтобы классика жанра разбавлялась сказочной победой добра над злом, воскрешением, возрождением. Возвращением пропавшего без вести героя, в конце концов. Возвращение — это надежда на будущее счастье!

Гораздо позже, вспоминая этот разговор, Лиля поняла, в чем был его смысл.

Долгие беседы у моря

— Да, говорят, ожидая счастье, испытываешь больше эмоций, чем тогда, когда его достигаешь. За все и всегда приходится платить. Поэтому человек платит за счастливый миг возвращения долгим страданием, — в задумчивости она складывала носовой платок уголок к уголку, пока не получился изящный кораблик. — Я уверена, что у каждого поступка и даже мысли есть цена. И только заплатив ее, можно обрести покой.
— Покой?! — Марат вскочил с кресла. — Нет! Полный покой — смерть. Ты разве хочешь, чтобы мы успокоились навсегда? — усмехнулся он.
— Ого, как встрепенулся, — Лиля тоже приподнялась в плетеном кресле, наблюдая за тем, как он бегает по балкону. — Я в курсе, что твоя работа суматошна. Но ведь это не означает, что кто-то должен платить за нее долгими годами одиночества и ожидания.
— Почему долгими годами? — пожал он плечами. — Просто немного подождать. И потом все изменится.
— Пойдем бродить! — Лиля часто тянула Марата прочь от кафе и многолюдных улиц. Ей хотелось остаться с ним наедине, чтобы до конца почувствовать, что это ее счастье, только ее. Они шагали куда-то в самую сердцевину зеленого парка, туда, где меньше людей, больше деревьев и солнечных полян, усыпанных дрожащими тенями листвы. Там она была счастлива. И не знала, что дождливый день перед отъездом станет днем их последней встречи.

Потом они стояли у выхода к автобусу в аэропорту и обменивались телефонами и адресами. Она говорила, что будет ждать звонка. Он объяснял, что сразу по прилету его будут ждать дела — очередная экспедиция. Какие-то раскопки в компании с иностранными археологами. Симпозиумы и конференции. И снова раскопки. Но он обязательно приедет.

— Только я не люблю звонить в дверь, — смущенно пояснил Марат на прощание. — Звонок — это для тех, кто спит, это как будильник. А там, где любят и ждут, достаточно и тихого стука. Я могу приехать в любое время суток, даже ночью. Ты только дождись, ладно?

Ожидание

Все прошло, растаяло, как дым. И эти поцелуи в парке у моря, и эти долгие беседы о Шекспире, Сизифе и смысле жизни. И было похоже, что ушла любовь, которая казалась бесконечной. Потому что он уехал и пропал в горах вместе с другими участниками экспедиции. Вот уже три года от него не было никаких вестей. И нет никакой надежды на то, что Лиля снова его увидит.

Сначала она сходила с ума. А потом вдруг сделала вывод, что он просто бросил ее.

— Наверное, умные разговоры ему надоели, — говорила она себе одинокими вечерами. И все равно не спала. А вдруг однажды раздастся заветный стук?

И вот…

Целый день льет дождь. Настроение на нуле, на работе все раздражает.

— Ну что с тобой, ты сама не своя, — говорила подруга и по совместительству коллега Ира.

— А чего ты хотела? — раздраженно отвечает Лиля. — В личной жизни тишина, на работе — застой, в доме — пустота. И никакой надежды…

Ира вздыхает — ей жалко подругу, но помочь здесь может только время.

На следующий день была суббота. Значит, можно выспаться, и пусть весь мир подождет. «Зачем он так со мной? — невольно всхлипывая, она включает компьютер. — Мы ведь любили друг друга так, как вообще невозможно любить. Когда отодвигаются на второй план все остальные мысли, мечты и надежды. Когда любовь становится похожей на вирус, беспорядочно распространяющийся по всему организму, и нет от него вакцины. А может, он ее нашел». Она вздохнула и отправилась путешествовать по соцсетям.

Вечером Лиля сварила кофе, включила телевизор. Нет, все не то. Она накинула на себя плащ и пошла в дождь. Пусть будет еще хуже. Может быть, подхватив воспаление легких, она сможет, наконец, все забыть. Холодный мокрый ветер ударил в лицо, отрезвляя, возвращая в реальность, заставляя поднять воротник и закутаться поплотнее. Она брела, не зная куда, и чувствовала, как тяжелые капли бьют по плечам. На углу у стены сидела мокрый котенок. Дрожащий и жалкий, он всем своим существом безмолвно просил о помощи.

— Бедняжка, что же ты сидишь тут под дождем? Пошли домой.
Лиля взяла котенка на руки, сунула за пазуху и ощутила, как бешено колотится крошечное сердечко. Придя домой, она хорошенько вытерла малыша. Заварив себе чаю и налив питомцу теплого молока, Лиля неожиданно почувствовала себя счастливой — она стала кому-то очень нужна. Рассмотрев питомца, она обнаружила, что это кот.

— Я назову тебя Марик, — гордо объявила Лилия. — Не совсем Марат, но почти.
Довольная, она обняла теплый мягкий комочек и впервые за три года заснула с вечера.
…А утром, когда они еще крепко спали, в дверь раздался тихий стук. Лиля недовольно заворочалась во сне, но Марик мурлыкнул, лизнул в нос, и она открыла глаза. Стук повторился. Молодая женщина завернулась в одеяло и бросилась в прихожую. Отворила дверь, и тот, с кем она уже попрощалась навек, возник на пороге. Он пришел, чтобы остаться с ней навсегда.

Оксана Бауэр, «Даракчи»

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version