Бойня в Новой Зеландии: бунт против либерализма?

0

В результате атаки террористов на мечети в Новой Зеландии убиты полсотни человек, десятки раненых. Главный исполнитель самого крупного теракта в истории благополучной страны приехал из соседней Австралии, а сам себя считает продолжателем легендарных военачальников, которые громили османов-турок на полях сражений. Какими были истинные мотивы стрелка?

Месть

15 марта вооруженные люди ворвались в мечети Аль-Нур и Линвуд в Крайстчерче, где на тот момент находились сотни людей, и устроили стрельбу. Были убиты, по последним данным, 49 человек, около двух десятков раненых доставлены в больницы. Мечеть в Данидине, втором по величине городе на Южном острове новозеландского архипелага (первый по величине – Крайстчерч), также должна была стать целью нападения террористов. О ней говорилось в манифесте одного из стрелков, 28-летнего австралийца Брентона Тарранта, объяснившего свой поступок местью.

Когда в прессу попали фото оружия, из которого стрелял Таррант, то все разглядели на его магазинах массу надписей. Среди них различима фамилия адмирала Дмитрия Сенявина, который прославился победой над турками в Дарданелльском сражении в 1807 году. Заметны надписи на грузинском языке – это имена осетинского полководца Давида Сослана (мужа царицы Тамары) и царя Давида Строителя, а также по-сербски – имя писателя и военачальника, борца против османского ига Марко Милянова. Также британского адмирала Эдварда Кодрингтона, который воевал против турок. Не столько антимусульманская, сколько антитурецкая направленность теракта, совершенного австралийцем и его сообщниками в Новой Зеландии, очевидна. Таррант и не скрывал своих целей.

За день до расстрела Таррант опубликовал манифест, в котором назвал свои действия терактом, а также призвал к убийству германского канцлера Ангелы Меркель и президента Турции Тайипа Эрдогана. Он пояснил, что на совершение атаки его подтолкнул теракт в Стокгольме в 2017 году. Тогда от рук исламистов погибли пять местных жителей, 14 были ранены. Отдельно Таррант выделил гибель 11-летней Эббы Аккрлюнд, подчеркнув, что мстит именно за нее.

Всего по делу задержаны четыре человека, в том числе женщина. О втором стрелке известно, что ему 20 лет и ему предъявлено обвинение в убийстве. Полиция намерена предъявить обвинения всем задержанным по мере завершения допросов. Правоохранители заверяют, что круг подозреваемых полностью известен следствию и поиски других возможных участников преступления не ведутся.

Ни один из задержанных не был в поле зрения полиции или антитеррористических подразделений страны прежде. Как подтвердил премьер-министр Австралии Скотт Моррисон, участвовавший в нападении австралиец придерживается экстремистских, крайне правых взглядов.
После стрельбы полицейские обезвредили несколько самодельных взрывных устройств, обнаруженных в автомобилях, припаркованных возле мечетей.

В Сети появилось видео задержания мужчины, который подозревается в причастности к бойне. На кадрах видно, как полицейские въехали в машину стрелка, вытащили и повалили его на землю.
Власти страны назвали инцидент терактом. Президент Турции Тайип Эрдоган решительно осудил теракт. Соответствующее заявление он опубликовал на своей странице в Twitter. «Пусть Аллах помилует жертв и дарует скорейшее выздоровление раненым людям», – написал Эрдоган, назвавший это преступление проявлением расизма и исламофобии.

Версии

Одни эксперты считают, что фактор исламофобии в Новой Зеландии присутствует. Но главная причина этого явления не терроризм, а демография. Другими словами, основная причина – это страх сокращающегося населения перед усиливающейся другой частью. Огромнейшие диаспоры рассыпаны по разным городам и странам, а не сосредоточены в одном конкретном месте.

Общность, которая не сокращается, а расширяется, создает ощущение, что мусульман в мире становится все больше и больше. По мере демографического упадка других частей человечества проблема религиозных и цивилизационных различий является фактором усиления ксенофобии и исламофобии в разных регионах мира. По этой причине проблема докатилась до островного государства в Тихом океане. Безусловно, демографический дисбаланс усиливается, в связи с этим усиливаются и проблемы – едва ли мир будет спокойно смотреть на эту диспропорцию. Видимо, вопрос о миграции будет, так или иначе, возникать.

Другие считают, что главная причина в том, что нет устойчивого умного сопротивления, несмотря на рост отторжения либеральной политики в обществе. Теракты, подобные случившемуся в Новой Зеландии, – это ответ на леволиберальный поворот политики в странах англосаксонского мира и еврозоны. Он вызывает сильнейшее раздражение в обществе, которое нельзя выражать легальными способами. Люди, представляющие наиболее передовые слои этого буржуазного общества, воспитанные в этике протестантского труда, равенства полов и представительной формы правления, оказываются под давлением либерального идеологического фронта, который говорит им, что они – расисты и по природе своей ксенофобы. Люди не могут сказать, что требуют жесткой культурной политики в отношении переселенцев из исламских стран, потому что тут же попадут под прессинг масс-медиа и судебное преследование. СМИ, партии и общественные структуры находятся в руках западной финансовой элиты, которая стоит за всем этим процессом. Наиболее развитая часть общества, которая может сопротивляться, опасна для нее.

Позитивная дискриминация диктует коренному населению, что оно должно признавать право на культурные особенности, в том числе на радикальный ислам. Бить женщин и заставлять их носить черную одежду – это культурная особенность. А выражать несогласие нельзя, вас объявят гитлеропоклонниками, несмотря на старую социал-демократическую традицию культурной ассимиляции эмигрантов, не всегда добровольно обязывающую сделать их членами общества.
Эта политика направлена на расщепление общества и удержание его под контролем. То есть, на ликвидацию той демократии, которой мейнстримные западные либералы кичатся. В первую очередь сносится свобода слова и свобода иметь собственное мнение, хотя запрещают это все только большинству. Эта репрессивная политика на самом деле направлена на ущемление прав большинства, которое живет не в обрядовых традициях, а в рамках современной экономики и свободных отношений. При этом производственная экономика, на которой эти слои выросли, в упадке. Такое явление можно назвать политикой ложной гуманности. В результате не может возникнуть организованное сопротивление в виде сильных профсоюзов и левых партий. Поэтому и появляются такие одиночки, что на самом деле только ухудшает ситуацию. Не исключено, что подобные теракты еще будут из-за роста пассивной неприязни шокированного обывателя.

С другой стороны, в Новой Зеландии очень патриархальное общество – которое во многом напоминает фильмы про американскую глубинку, люди исключены из либеральной парадигмы, абсолютно не доверяют никаким судам и правительству. Население, охраняющее свой мир и рассчитывающее только на самих себя, и если в их головы начинают закладывать идеи, что этот мир может кто-то нарушить, то происходят подобные события. В Европе общество включено в либеральные процессы, люди выходят на манифестации, если им что-то не нравится, апеллируют к политикам, парламенту, законам. А в Новой Зеландии другой мир, если такие идеи приходят, они просто собираются и решают их, как им представляется, единственно верным путем. Это происходит на периферии глобального мира, потому что там сохраняются наиболее традиционные отношения, которые в меньшей степени завязаны на современные западные либеральные ценности.

Огромное удивление вызывает, насколько это противоречит западному мейнстриму. Один из террористов сказал, что он борец за весь западный мир, и это непросто, нужно смотреть, кто в его голову вложил идеи мессианского спасения, глобального противостояния. С чего вдруг они начали воспринимать себя в таком качестве?

P.S. Одно из самых жестоких нападений на исламских верующих совершил в 2011 году норвежский экстремист Андерс Брейвик. Именно с тех пор количество насильственных акций националистов по всей Европе продолжает расти. Сначала это были нападения на мигрантов и их общежития. В одной только Швеции за 2015 год зарегистрировали более 20 атак на общежития, а в январе 2016 года неизвестные люди в масках собрались толпой и избили мигрантов на вокзале в Стокгольме. Регулярно поджигались центры по приему мусульманских мигрантов и в Германии, только в 2016 году – больше тысячи раз.

Во Франции число нападений на мусульман в 2015 году выросло на 223 процента по сравнению с 2014 годом. Одной из самых опасных акций французских экстремистов стал поджог лагеря беженцев в Кале – знаменитых «Джунглей». Никто не погиб только по счастливой случайности.

Не менее напряженно в Англии. По данным британской полиции, за 11 месяцев, прошедших со дня референдума по Brexit, количество преступлений по мотивам расовой и религиозной ненависти увеличилось на 23 процента – с 40,7 тысячи до 50.

Обычный мотив правых радикалов – месть. Этот тезис подтверждает теракт в Новой Зеландии. Шведские националисты мстили беженцам за убийство молодой девушки-волонтера. Немецкие – за изнасилования в Кельне. Даррен Осборн попытался призвать к ответу мусульман за теракты в Лондоне и Манчестере.

Людмила Суркова, Андрей Резчиков, «Взгляд»

Поделиться.

Комментарии закрыты