Дискриминация красивых, умных и богатых 

0
Люди, открыто признающиеся в том, что хотят сделать нечто особенное, кажутся подозрительными
Богатых людей принято считать расчетливыми, умных личностей – занудами, а красивых – некомпетентными. Но почему? Логика, которая скрывается за этим, довольно интересна.
Одеваться лучше по-мужски?
Философский эксперимент: скажите вслух на вечеринке, что вы стремитесь к деньгам, власти или славе. В лучшем случае другие гости посмотрят на вас непонимающе. Но, по всей вероятности, вам красноречиво объяснят, почему ко всему этому не стоит стремиться: деньги не сделают вас счастливым, власть развращает, а стремление к славе – верный признак болезненного нарциссизма. То есть, вы попались на удочку дурной идеологии. Так ли это?
Людьми, которые амбициозны, хотят достичь в жизни чего-то особенного и не хотят довольствоваться среднестатистическим существованием, действительно чаще всего движет один из этих трех мотивов: они хотят или денег, или власти, или славы (или их комбинации). Однако в обществе, где преобладают эгалитарные ценности, люди, выделяющиеся чем-либо среди остальных, вызывают подозрения. Эгалитаризм – концепция, в основе которой лежит идея, предполагающая создание общества с равными политическими, экономическими, социальными и гражданскими правами всех членов этого общества, как идеал — равенство возможностей. Противоположность элитаризма.
В США с начала кризиса, вызванного пандемией, агрессия направлена на граждан с азиатской внешностью. Хотя поводом для этого стал вирус, появившийся в Китае, враждебность имеет более глубокие корни. К азиатам относятся с неприязнью, потому что они больше зарабатывают, а в университетах их гораздо больше, чем соответствовало бы их доле в американском обществе, равной 5,8 процентов.
В гиперэгалитарных обществах даже красота вызывает вопросы, потому что она представляется естественным нарушением постулата о равенстве. Стоит лишь заговорить об этой теме, как сразу можно услышать поучения о том, что красота – в глазах смотрящего и, вообще-то, все люди красивы, каждый по-своему. Психологические исследования доказывают, что, когда красивые женщины претендуют на ведущие должности, им приходится бороться с большим количеством предрассудков, чем менее привлекательным соперницам.
Исследование Мадлен И. Хейльман и других ученых Йельского университета показало, что 30 с половиной процентов испытуемых предпочли бы выбрать на ведущую должность непривлекательную женщину, в то время как лишь 13 процентов сделали бы выбор в пользу красивой соискательницы. Совсем иначе ситуация выглядела в этом эксперименте, когда речь шла об устройстве на должность среднего уровня. Здесь 47 процентов участников исследования отдали предпочтение более красивой женщине, а 16 процентов выбрали менее привлекательную. Женщинам даже рекомендуется одеваться на собеседование максимально по-мужски. Так, в диссертации Анке фон Ренненкампф, написанной в Мангеймском университете, говорится, что мужской внешний вид способствует ослаблению гендерных стереотипов относительно компетенции женщины.
Шварценеггер: «Я не хотел быть таким, как все вокруг»
В моей работе «Общество и богатые» я разработал следующую теорию компенсации. Когда люди превосходят других людей в какой-либо области, то есть, являются, например, более успешными в финансовом плане, более красивыми или умными, то предполагается, что успешные в одной области люди должны одновременно и неизбежно иметь как минимум такие же большие недостатки в других сферах. Кажется, многие люди верят в компенсирующую справедливость природы, которая в итоге делает всех равными: кто особенно хорош в одной области, должен быть особенно плохим в другой. На самом деле этому нет никаких доказательств.
Стереотипы, что богатые люди расчетливы, у них плохая семейная жизнь или в целом неудовлетворительные межчеловеческие отношения, что они эгоистичны и менее нравственны, служат утверждению собственного превосходства и компенсации чувства неполноценности. Эти компенсационные стратегии, конечно, касаются не только богатых: согласно предрассудкам, красивые люди хотя и выглядят хорошо, но, наверное, не особенно умны. Высокоодаренные люди умны, но в остальном являются оторванными от жизни занудами, которые не справляются с повседневной жизнью и, возможно, трижды проваливали экзамен по вождению.
Уже Карл Маркс писал в первой главе своего труда «Капитал», что в современном буржуазном обществе «идея человеческого равенства уже приобрела прочность народного предрассудка». В сегодняшнем обществе этот предрассудок приобретает все более нелепые формы. Тот, кто верит, что все люди равны не только по своей значимости и достоинству, но и в способностях, талантах и ресурсах, тот в каждом неравенстве видит результат дискриминирующих «структур». Тот, кто приписывает более успешным людям серьезные недостатки в других областях, сохраняет тем самым чувство собственного достоинства.
«Я не хотел быть таким, как все вокруг. Я считал себя единственным и неповторимым, а не каким-нибудь средним Гансом или Францем», – пишет Арнольд Шварценеггер в своей автобиографии «Вспомнить все: моя невероятно правдивая история». Людей наподобие немецкого модельера Карла Лагерфельда или Арнольда Шварценеггера называют нарциссами, потому что одно их существование представляет собой протест против царящего «народного предрассудка» Маркса. Лагерфельд однажды встретил одного журналиста замечанием: «И я когда-то был человеком, как вы».
Конечно, звучит надменно – но разве он не прав? Ведь Лагерфельд не родился Лагерфельдом – он сделал себя сам. Без людей, которые не только лелеют такие мечты, но и воплощают их в жизнь, мир был бы беднее. Не было бы Мадонны или Стивена Хокинга. У всех них было чрезмерное стремление выделиться – и многие сторонники эгалитаризма, несомненно, чувствуют его и в своей душе. И, стоит справедливо заметить, в этом нет ничего предосудительного – совсем наоборот.
Райнер Цительманн, Neue Zurcher Zeitung (перевод  http://inopressa.ru )
Share.

Comments are closed.