Топ-100

Фаберже в Эрмитаже проверят на подлинность

0

Организаторов выставки «Фаберже — ювелир императорского двора» обвинили в том, что в экспозиции есть подделки. Музей решил перепроверить коллекцию и заодно заявил, что подлинность каждой новой вещи всегда может быть оспорена. Якобы из-за массового характера производства яиц Фаберже возросла активность подражателей. Так ли много в мире имитаций ювелирных изделий?

Скандал вокруг знаменитой коллекции разразился после открытого письма, которое лондонский арт-дилер Андрей Ружников направил на имя директора Эрмитажа Михаила Пиотровского. Коллекционер опубликовал его на своем сайте. «Под видом произведений прославленного мастера зрителям были представлены не просто спорные или сомнительные предметы, а откровенные подделки», — заявил Ружников. Он задался вопросом, каким образом фальшивки получили пропуск в Эрмитаж, и обвинил организаторов выставки в предательстве доверия ее посетителей.

Посчитаны почти все яйца

Историк ювелирного искусства, ученый секретарь мемориального фонда Фаберже Валентин Скурлов рассказал «360», что в 50–60-е годы XX века действительно встречались изделия, которые выдавали за пасхальные яйца Фаберже, например «Всадник». «До сих пор никто не знает, кто его делал. Там конная статуя Николая II. Оно долгие годы позиционировалось как изделие Фаберже. На нем было набито «К 300-летию дома Романовых», а это 1913 год», — пояснил эксперт. По его словам, яйцо сделали в 60-х или 70-х годах, в документах изделие не упоминалось.

Еще одно яйцо, якобы 1917 года, из ляпис-лазури специалисты долгое время считали настоящим. Причем из оборота изделия изъяли не из-за качества их выполнения, не по технологическим или ювелирным причинам. На них не нашлось подтверждающих записей: в год изготовления этих яиц уже были сделаны настоящие. «Сейчас архивные документы обнаружены практически на все яйца Фаберже, кроме 16-го года», – говорит Валентин Скурлов.

Он отметил, что за последние 20-30 лет технология изготовления настолько шагнула вперед, что порой у имитаторов получается создать похожие на оригинал предметы. Особенно в этом деле, по его словам, преуспели китайцы. С приличного расстояние — метров с 20 — можно предположить, что встретил «натуру».

«Самая главная разница для эксперта — Фаберже всегда придумывал что-то новое. <…> Хотя этот вопрос тоже окончательно не решен», — пояснил историк ювелирного искусства. Та же знаменитая серия из семи яиц для Варвары Кельх-Базановой, первое из которых заказали в 1898 году, повторяет пасхальные яйца для императрицы Марии Федоровны. Аналогичная история и с яйцом для герцогини Консуэло Мальборо 1902 года: оно схоже с ювелирным изделием 1985, которое создавалось тоже для супруги Александра III. «Даже в серии 30 яиц для Марии Федоровны и 20 для Александры Федоровны встречаются повторы. Главный мастер Фаберже Франц Бирбаум писал, что с каждым годом было все труднее придумывать идею нового яйца. Обычно она бралась из семейной жизни императора», — подчеркнул Скурлов.

Коллекцию проверят, а толк будет?

После сообщений о наличии подделок Эрмитаж пообещал провести лабораторные исследования новых вещей из экспозиции Фаберже. «Поручено лаборатории центра исследовать историю новых вещей Фаберже, которые у нас на выставке были представлены, на это есть разрешение владельца», — заявил генеральный директор музея Михаил Пиотровский. Специалисты изучат и документы коллекционных вещей. Еще одним способом исследования предметов является искусствоведческий.

Валентин Скурлов заметил, что у него нет полного доверия к подобным экспертизам по причине неточности результатов. «Например, по камню они дают плюс-минус сто лет, а точно не могут сказать. Таких лабораторий еще нет», — пояснил эксперт.

Всего, говорит историк ювелирного искусства, существует шесть экспертиз: архивно-историческая, художественно-стилистическая, ювелирно-технологическая, геммологическая, пробирная и товароведная-органолептическая. И все они не покажут стопроцентно точный результат. «Задача сложная, комплексная и требует усилий многих исследователей», — заключил Скурлов.

Сам Пиотровский во вступительной статье, размещенной на сайте Эрмитажа, указал на массовый характер производства яиц Фаберже. Это породило активность «подражателей, имитаторов и фальсификаторов». «Подлинность каждой <…> новой вещи может всегда быть оспорена. <…> Документы, квитанции, наличие клейм помогают только частично», — указал он.

Александра Ломейко, Татьяна Майорова, 360tv.ru

Share.

Comments are closed.