Топ-100

Фильмы о пришествии пророков

0
Одним из любопытных и спорных сериалов последних недель стал «Мессия» от вездесущего Netflix, в котором человек, похожий на Ису ибн Марьям аль-Масиха – исламского пророка, отождествляемого с Христом, спасает людей, насылая песчаную бурю на артиллерию ИГИЛ, а затем начинает проповедовать по всему миру. История о возможном втором пришествии настолько тесно переплелась с политическим и шпионским триллером, что «Мессия» держит зрителей в напряжении до самого финала первого сезона. О пророках трех мировых религий сняты и другие фильмы.
«Последнее искушение Христа»
Проблемы веры и/или католической вины, так или иначе, проходят через лучшие работы верующего католика Мартина Скорсезе, начиная со «Злых улиц». Скорсезе много лет мечтал экранизировать альтернативную историю Христа авторства греческого писателя Никоса Казандзакиса, но смог найти финансирование только во второй половине 1980-х гг.
Сценарий написал постоянный соавтор Скорсезе Пол Шредер, удививший фильмом «Первая реформатская церковь», в котором умирающий священник теряет и заново обретает веру. С детства имеющий непростые отношения с родителями, фанатичными кальвинистами, Шредер очень грамотно расставляет акценты, полируя до блеска находки автора романа. Например, Иисус зарабатывает на жизнь, сколачивая те самые кресты, а фанатичный Иуда показан еще большим ортодоксом христианства, чем его учитель.
Но книгу, как впоследствии и фильм, некоторые осудили за еретическое допущение, что Иисус мог отказаться от своей миссии и прожить остаток жизнь обыкновенным обывателем (да еще и в браке с Марией, которая родила ему множество детей). Любопытно, что сегодня это «последнее искушение» – сцены земной жизни, которые сатана показывает умирающему на кресте Иисусу, воспринимаются как торжество веры, преодолевшей сомнения. А кастинг фильма наводит на мысль, что для Скорсезе и Шредера это был не только очень личный проект, но еще и своего рода манифест.
Фильм также критиковали за участие в нем Уиллема Дефо – экранный Иисус ранее исполнял роли преимущественно отрицательных персонажей, но согласитесь: такого «земного» лица не было ни у одного другого исполнителя роли Христа, которые все как один отличались подчеркнутым внешним благообразием.
«Иисус Христос – суперзвезда»
Экранизация мюзикла, который принято именовать рок-оперой. К сожалению, постановщик Норман Джуисон, до того снимавший умное жанровое кино наподобие «Душной ночью в Каролине» и «Аферы Томаса Крауна», оказался, как пишут в таких случаях, заложником материала. После двухлетнего триумфа мюзикла на Бродвее и в Лондоне режиссеру нечего было добавить к прекрасной музыке и вокальным партиям героев, кроме красивого видеоряда. (Кстати говоря, в отличие от остальных фильмов подборки, натурные съемки «Иисуса Христа – суперзвезды» проходили на местах исторических событий.) Но рука мастера все-таки ощущается в таких оригинальных находках, как использование современных танков вместо фаланг римских легионеров и, конечно же, в образе Иуды, которого Джуисон сделал чернокожим.
«Страсти Христовы»
Сейчас фильм «Страсти Христовы» считается современной классикой, а ведь еще совсем недавно он вызывал споры. С одной стороны, раньше большинство лент на библейские сюжеты отличались подчеркнутой иллюстративностью – например, Иисус рассказывал притчу об игольном ушке только после того, как зрителю показывали в кадре верблюда. Но с другой стороны, остается открытым вопрос: в своей третьей режиссерской работе Мел Гибсон переступил ту черту, которая отделяет мистерию от гиньоля (перчаточная кукла ярмарочного театра, петрушка)? Или все-таки нет? Кроме того, эта история последних 12 часов жизни Христа, снятая католиком из самых добрых побуждений, причудливым образом переплелась с сенсационностью весьма дурного вкуса. В участников съемочной группы били молнии, исполнитель главной роли Джеймс Кэвизел сам нес крест весом 70 кг, а роль сатаны исполнила Розалинда Челентано (дочь Адриано Челентано), Моника Белуччи играла Марию Магдалину. И потом, нужно признать, что финальные сцены страстей Христовых в самом деле больше напоминают эксплуатационное кино, чем религиозное.
Между тем, фильм стал сенсацией и большим прокатным хитом. Но таким, пожалуй, и должно быть кино о Христе после Тарантино – с кровью и поп-культурными аллюзиями.
«Евангелие от Матфея»
Любопытно, что Мэл Гибсон снимал «Страсти Христовы» там же, где за 40 лет до этого Пьер-Паоло Пазолини снял свое «Евангелие от Матфея». В определенной степени это фильмы-антиподы, поставленные полярными личностями и художниками. Если Мэл Гибсон – католик-традиционист, человек консервативных политических взглядов, то Пазолини был атеистом, хотя также вышел из глубоко верующей католической семьи. Но, в первую очередь, поэтом – в частности, гордился тем, что именно профессия поэта, а не учителя или режиссера кино, была указана в соответствующей графе его паспорта.
Соответственно, Христос Пазолини, в первую очередь, – бунтарь взглядов на мироустройство, а уже, во вторую очередь, историческая или мистическая фигура. Актер, играющий Христа, даже похож на Че Гевару внешне, а проповедует страстно, как на митинге. То же касается и стиля. Гибсону как режиссеру никогда не пришло бы в голову отойти от голливудских правил и норм, заложенных еще в традиции пеплумов пятидесятых (пеплум – киножанр с использованием античных или библейских сюжетов). В то время как «Евангелие от Матфея» снято в псевдодокументальной эстетике, с непрофессиональными актерами и просто типажами из народа, как это часто практиковал Пазолини. Временами кажется, что вы смотрите не художественный фильм, а документальный, фильм-репортаж.
«Послание»
Вы ошибаетесь, если думаете, что религиозные фильмы возможны только в западной культуре – на данный момент о пророке Мухаммеде снято два полнометражных фильма, один сериал и анимация производства студии Disney. Самый первый в этом ряду фильм «Послание» 1976 г. любопытно рифмуется с «Евангелием от Матфея» Пазолини: в трактовке авторов фильма (в арабском мире он известен под названием «Мухамад – посланник бога»), пророк ислама также показан вождем, который сумел объединить бедных и угнетенных.
С благословения духовных лидеров ислама и на деньги правительств ряда арабских государств режиссер Мустафа Аккад снял богато костюмированное полотно с гигантской массовкой и европейскими звездами Иреной Папас и Энтони Куинном (которые впервые снялись вместе еще в классическом «Греке Зорбе»). Причем для арабского рынка в тех же декорациях снимались местные актеры, то есть, в итоге получилось два фильма. Самого Мухамада, согласно исламской традиции, в кадре нет: в диалогах актеры обращаются напрямую к зрителю, что создает интересный эффект присутствия незримого героя.
По словам Аккада, он снимал историю зарождения ислама для западных зрителей, чтобы преодолеть разрыв между западным миром и миром ислама. Печальная ирония судьбы в том, что спустя почти 30 лет после выхода фильма, в 2005 г., режиссер был убит бомбой смертника «Аль Каиды».
«Жизнь Брайана по Монти Пайтон»
В возрасте 77 лет ушел из жизни Терри Джонс, бывший одной из движущих сил комик-труппы «Монти Пайтон» – сценарист, режиссер и исполнитель ролей британских старушек. После того, как шоу «Летающий цирк Монти Пайтон» выдержало пять сезонов на ВВС, члены труппы взялись покорять Голливуд. Главным героем фильма «Житие Брайана по Монти Пайтон» они сделали соседа, недалекого обывателя Брайана Коэна, которого признают мессией в результате ошибки волхвов. Точно так же случайно этот простофиля оказывается в эпицентре национально-освободительной борьбы с древнеримскими завоевателями, но даже на кресте не потеряет присутствия духа, спев песенку «Всегда находи в жизни светлые стороны». Фильм запрещали в ряде стран – например, в родном для Терри Джонса Уэльсе премьера состоялась только в 2009 г.
Отметим, что сегодня, на фоне того, что позволяют себе карикатуристы из журнала «Шарли Эбдо», юмор «Монти Пайтон» не только по-дендистски изысканен. Что, конечно же, требует от зрителя, помимо адекватной настройки чувства смешного, еще и образованности. Юмор «Монти Пайтон» еще и поразительно добрый, человеколюбивый.
«Маленький Будда»
Фильм – не только самый знаменитый байопик основателя одной из мировых религий, но по сути, единственный. К моменту создания «Маленького Будды» Бернардо Бертолуччи уже снял все свои лучшие фильмы. Но вдали от родной Италии он обрел второе дыхание как автор сентиментальных мелодрам, фантастически красивых с визуальной точки зрения. Гибельная для европейца Африка в романе Пола Боулза «Под покровом небес» превращается у Бертолуччи в сказку из «Тысячи и одной ночи», но самый красивый фильм он снял в Бутане. История Гаутамы Будды в исполнении Киану Ривза настолько красочна и экзотична, что больше похожа на образовательную программу, чем на художественный фильм.
Между тем, именно эта визуальная красота и сказочный нарратив, как в детских фильмах Александра Роу, и принесли ленте массу поклонников, которые открыли для себя мудрость буддизма.
Алексей Росовецкий http://segodnya.ua
Share.

Comments are closed.