Финансовая афера Елизаветы II

0
Британская The Guardian заподозрила королеву в сокрытии доходов на миллионы фунтов

Газета The Guardian заподозрила королеву Елизавету II в сокрытии личных доходов.

Подняв Национальные архивы Великобритании, журналисты пришли к выводу, что в 1970-е годы августейшая особа надавила на чиновников Министерства торговли и промышленности страны, в результате чего они спешно внесли изменения в готовящийся законопроект «о прозрачности акционерного капитала». В те же годы была создана подставная фирма, через которую Ее Величество управляла акциями подконтрольных компаний. The Guardian пишет, что сейчас состояние Елизаветы II оценивается в несколько сотен миллионов фунтов стерлингов, однако точные цифры до сих пор неизвестны.

Неловкая ситуация

В 1973 году Министерство торговли и промышленности Великобритании работало над законопроектом, который должен был помешать инвесторам тайно богатеть благодаря подставным компаниям и спекуляциям с ценными бумагами. Документ гласил, что директора любых крупных фирм имеют право знать имена людей, выкупивших долю в их бизнесе, даже через третьих лиц.
Британская газета сообщает, что королеве такая «прозрачность» пришлась не по душе. Общественность могла узнать подробности неофициального дохода Елизаветы II, поэтому за дело взялся ее частный адвокат Мэтью Фаррер. Он отправился к чиновникам и намекнул им на недовольство «своих высокопоставленных клиентов». 9 ноября 1973 года госслужащий и партнер юриста по фамилии Друккер описал подробности личного разговора с Фаррером: «Я говорил с мистером Фаррером. Насколько я помню, он — или, скорее, его клиенты — озабочены риском раскрытия информации директорам компании, акционерам и широкой публике. <…> Он оправдывает это не только риском непреднамеренной или неосторожной утечки информации, но и тем, что раскрытие подобных данных общественности было бы крайне неловким».

Чиновники из Министерства торговли и промышленности намек поняли, однако сразу указали Фарреру на очевидную недоработку: если законотворцы сделают исключение для королевы и скроют ее акции от владельцев компаний, то сразу станет ясно, кто прячется за теневыми операциями. Проблему решили с помощью древней бюрократической процедуры, которая с 1707 года в Великобритании носила статус «формальности».

С вашего согласия

Речь идет о «согласии королевы». В Великобритании монарх почти никогда не участвует в принятии или обсуждении новых законопроектов. Все вопросы решает парламент, а подписание инициатив королевой является чистой формальностью.

Впрочем, монарх может высказать свои претензии народным избранникам в случае, если новый закон каким-либо образом касается королевской семьи, ее личных интересов или заработка. В этом случае законотворцы и должны добиться «согласия королевы». С начала XVIII века эта процедура также носила формальный характер: глава королевской семьи никогда не отказывала парламентариям в их инициативах. Но осенью 1973 года Елизавета II прервала эту традицию. Ее личный юрист заявил, что закон «о прозрачности акционерного капитала» не будет принят без «соответствующих поправок».

После этого авторы законопроекта добавили пункт о том, что британский парламент имеет право освобождать некоторые компании от требования называть имена своих акционеров. Официально позицию объяснили тем, что многие богатые инвесторы не горят желанием разглашать источники своего дохода. Для подстраховки юристы создали подставную компанию, через которую королевская семья выкупала доли у крупных фирм.

По подозрениям журналистов The Guardian, этой компанией стала Bank of England Nominates Limited. Закон Министерства торговли и промышленности вступил в силу в 1976 году. В 2011 году правительство Великобритании объявило, что больше не контролирует Банк Англии, а спустя четыре года Bank of England Nominates Limited официально перестала существовать. Куда делись миллионы фунтов, проходившие через фирму, до сих пор неизвестно.

Главное — налоги

В Букингемском дворце предположения The Guardian не подтвердили. По словам официального представителя, «согласие королевы» — это формальная процедура, которую никогда не нарушали. «Согласие королевы — это парламентский процесс, а его роль — чисто формальная. Согласие всегда дается монархом по просьбе правительства. Любое утверждение о том, что с помощью него заблокировали законодательство, просто неверно», — цитирует представителя Букингемского дворца Royal Central.

Однако, помимо «королевского согласия» (consent) в Великобритании также существует похожее понятие «согласие королевы» (assent). Оба слова можно перевести как «согласие», однако отвечают они за разные процессы. Любой законопроект, который прошел через обе палаты [парламента], королева утверждает своим assent, что можно перевести как «утверждение». А уже в этом случае речь идет о consent, то есть «королевском согласии». О том, нарушили ли этот процесс в 1970-х годах, сейчас уже никто не узнает. Даже сами The Guardian раскопали эти документы спустя почти 50 лет. Вообще, никто и не сомневается в том, что у королевской семьи есть личная собственность. Но все ли налоги платят – неизвестно.

Ранее подобных скандалов с Елизаветой II не случалось. Вероятно, история, рассказанная журналистами The Guardian, имеет под собой реальные основания.

В конце 2020 года пресса оценивала состояние Елизаветы II в 350 миллионов фунтов стерлингов (примерно 480 миллионов долларов).

Роман Самойлов, «Политика сегодня»

Share.

Comments are closed.