Топ-100

«Форрест Гамп»: как создавали спецэффекты

0
Создателям философской притчи «Форрест Гамп» удалось поместить героя Тома Хэнкса в историческую хронику, снять полет перышка и собрать полные стадионы ограниченным числом статистов.
Для создания эффектов к своему новому фильму Роберт Земекис обратился к старому знакомому — супервайзеру спецэффектов Кену Ролстону из ILM, с которым уже они уже сделали трилогию «Назад в будущее», фильмы «Кто подставил кролика Роджера» и «Смерть ей к лицу». «Когда я читал сценарий, мне не терпелось перевернуть страницу и узнать, что будет с парнем дальше, — говорит Кен Ролстон. — Я понимал, что это необычная история, фильм могут не понять, он требует тонкого подхода. И если мы не нащупаем правильный баланс, у нас будет комедия про идиота».
Работа с хроникой
Фильм требовал присутствия персонажа в нескольких хорошо известных моментах в истории и нескольких встреч с разными президентами страны. «И хотя это был не типичный «фильм со спецэффектами», некоторые сцены, очевидно, требовали визуальных эффектов, — продолжает Ролстон. — Нужно было вставить Тома Хэнкса в архивную хронику и сделать его друга, лейтенанта Дэна, безногим инвалидом, но были и другие, не особо бросающиеся в глаза кадры».
Для создания эффектов на основе архивной хроники заказали архивам копии на пленке 35 мм — только ее можно было сосканировать в компьютер на той технике, что была у ILM. А кинохроника снималась на пленку 16 мм. Значит, потребовалось увеличить этот материал почти в два раза. Изучив архивный материал, Ролстон использовал его как референс для съемки нужных кадров на фоне хромакея. Для идеального совмещения новых элементов с существующими кадрами он сымитировал рост оператора хроники и расстояние до объекта съемки.
Снимали Тома Хэнкса неподвижной камерой, чтобы добавить ее движение позже. Также решили снимать его в цвете, чтобы потом убрать цвет, как потребуется. Кроме того, в кадрах использовался зум, и пришлось бы увеличивать это изображение. Поэтому снимали его на камеру, положенную набок. Так изображение Тома Хэнкса было максимально возможного размера. Это позволило уменьшить пленочное зерно почти до невидимости. Ведь в отснятый материал нужно было добавить зерно, которое идентично текстуре оригинальной хроники. Так «свое» зерно не вступало в конфликт с искусственно внесенным и не портило текстуру. После чего удалили на компьютере движение камеры оригинальной хроники и вручную сделали нужные маски, чтобы скрыть Тома Хэнкса за людьми, которые находились на переднем плане.
Главная сложность работы с архивными кадрами заключалась в том, что их было очень много. Нужно было создать убедительную иллюзию на отрывке в 800 кадров. И там много чего происходило. Например, сцена с губернатором Джорджем Уолласом. Камера начала с крупного плана Уолласа, потом показала общий план, чтобы включить всех. Съемка велась с плеча оператора с дикими зумами и тряской. И не было никаких технических данных о ней. Убрали все движение камеры, превратив ее в статичный шот. Потом создали маски для вставки актеров и инвертировали данные о стабилизации шота для отснятого на хромакее материала, что вставило все движение камеры в эти кадры.
Во время съемки на фоне хромакея кинематографисты постарались как можно точнее воспроизвести то освещение, которое увидели в хронике. А потом и имитировать ее эстетику: тени, плотность, резкость и зерно.
Следующая сцена — это встреча президента Кеннеди с членами всеамериканской футбольной сборной в Овальном кабинете. Здесь вместо того, чтобы вписывать Тома Хэнкса в готовую хронику, кинематографисты отротоскопили президента и перенесли его внутрь отснятой отдельно декорации Овального кабинета. Хэнкса опять сняли на фоне хромакея, помогая ему выдержать темп движения президента и поставив маркеры для глаз и руки. Дублер Тома потратил на эти кадры целый день и так и не попал в нужные точки, а Том Хэнкс сделал эти кадры в два дубля, оба раза идеально уложившись в маркеры и скорость.
На этапе постпродакшна использовали морфинг, чтобы слегка изменить положение руки Тома Хэнкса для полного совпадения ее с рукой президента Кеннеди. Том был очень точен. Но супервайзеры все-таки и не ожидали, что он совпадет до миллиметра. Пришлось заново анимировать его кисть, чтобы она легла в ладонь президента. После чего художница прошлась по материалу и довела его до идеала. Например, во время съемки большой палец Тома смотрел вверх, а во время рукопожатия он должен был огибать руку президента.
В этой сцене также пришлось корректировать артикуляцию президента. Изменение артикуляции проделано с помощью технологии морфинга. Практически нарисовали новые губы Джона Кеннеди, которые произносили нужную фразу, с опорой на артикуляцию дублера.
Среди известных персон, которых Форрест встречает за время фильма — Джон Леннон. Сцену на ток-шоу Дика Каветта частично воспроизвели в павильоне, восстановив декорацию и пригласив самого Дика в роли ведущего, по возможности омолодив его гримом. Здесь создатели спецэффектов заменили Форрестом Гампом Йоко Оно и отротоскопили Джона Леннона с частью декорации. В этих архивных кадрах Леннону тоже пришлось менять артикуляцию, а у него она довольно специфичная. Поэтому дублер не подошел совсем.
Без ног
Главный герой фильма попадает во Вьетнам, где знакомится с лейтенантом Дэном Тейлором. По сюжету Тейлор остается без ног, и актеру Гари Синизу пришлось сыграть инвалида. Для этих сцен его ноги были одеты в синие носки, но в фильме он проделывает вещи, которые нельзя было бы снять, если бы его ноги просто были стерты на этапе постпродакшна. Здесь пришлось изобретать трюки, над которыми зрители ломали головы.
Например, для съемки кадров, в которых медбрат поднимает Дэна с кровати, была сделана специальная кровать с прорезью сверху и сбоку. В эту прорезь и помещались ноги Синиза, когда медбрат поднимает его и переносит на носилки. После съемки команда по спецэффектам восстановила кровать из отснятого позже материала, добавив нужных складок на простынях и убрав тени от свисающих ног актера. Художники студии также восстановили закрытую при съемке ногами часть медбрата, просто дорисовав ее.
Инвалидное кресло Дэна тоже было с двойным дном и прятало ноги артиста. Цифровой композитинг также использовали в кадрах с прыжком с катера и с поворотом в комнате, где настоящие ноги актера сбили бы стоящий рядом с ним столик.
Но на самом деле, когда кинематографисты снимали поворот актера в обеих сценах, ни столика, ни бортика катера на месте не было. Эти объекты просто убрали с пути движения актера. После чего их поставили на место на этапе постпродакшна. К слову, кадр с бортиком яхты потребовал композитинга 48 элементов, включающих нарисованные вручную маски, ретушь теней и многое другое. Не говоря уже о том, что в прорези в бортике мы видим падающим в воду не Гари Синиза, а его дублера.
Самым сложным кадром с ногами был длинный шот с Дэном Тейлором, который опускается сверху на палубу рыболовного катера. Здесь было сложно восстанавливать объекты за ногами актера, потому что ракурс камеры и перспектива все время менялись. Усложняли задачу ноги актера, которые отбрасывали тень на все вокруг, их нужно было убрать и оставить только тени от культей. Но художники справились и с этим.
Локальный ураган
В одной из сцен ураган Кармен застает друзей в море. Обычно такие сцены снимают в павильоне в полностью управляемой среде. Но эти кадры снимались на локации ночью. Прямо у причала рыболовецкое судно вручную раскачивали и заливали водой с помощью водяных пушек. А шквальный ветер создавали с помощью настоящей реактивной турбины. На площадке работала и дождевая установка.
Это был такой локальный ураган, который разразился прямо над маленьким рыболовецким катером. Но эти сцены также потребовали работы на этапе постпродакшна.
Теннисный мячик
По ходу действия фильма Форрест Гамп участвует в чемпионате по настольному теннису. Его «противником» на съемочной площадке был настоящий чемпион по теннису, никогда не игравший без мячика. Ему было очень тяжело подстроиться.
Эти кадры снимались так: актеры играли в теннис без мячика под ускоряющиеся звуки метронома. Щелчок метронома означал удар ракетки по мячу, и актеры должны были попадать в ритм. А мячик был «дорисован» в кадры позже на компьютере. Причем, Том Хэнкс все время закручивал его при ударе, а Валентин — бил по косой. Это нужно было воспроизвести при создании модели теннисного мячика.
Эффект большой толпы
Для экономии денег большие скопления народа во всех сценах, где это было необходимо, снимали с ограниченным числом статистов, просто располагая их в разных частях локации. А потом соединяли кадры методом сплит-скрина.
То же самое проделали с трибунами на стадионе. Здесь массовка по команде поднимала карточки со словами «Беги, Форрест», а часть массовки была дорисовкой. Массовка на китайском стадионе во время чемпионата по настольному теннису тоже была нарисована.
Техасская подмена 
В паре кадров фильма использовали трюк с техасской подменой. В сцене, когда за Форрестом гонятся местные гопники на автомобиле, их сняли поочередно, после чего эти части соединили с помощью ротоскопа. Здесь зрителям кажется, что машина догоняет Форреста, но он сворачивает прямо у камеры. И когда за ним следует машина, он оказывается намного дальше, чем зрители думали изначально. Дело в том, что Хэнкс не бежал дальше, когда сворачивал, вместо него на полу уже был дублер. Поэтому Форрест оказывался так далеко.
Тот же прием применили в сценах во Вьетнаме, когда Форрест вытаскивает своего друга Буббу из-под огня. Сначала вдали бегут каскадеры. Вернее, бежит один, а второй у него на руках. Они падают, а когда встают — это уже Том и Майкелти Уильямсон. Причем, Уильямсон висел на тросах, иначе Хэнкс бы его не поднял — чернокожий актер был намного крупнее Тома.
Только потом съемочная группа отсняла взрывы напалма, которые следовали за персонажами в этих кадрах. На этапе постпродакшна фигуры людей были полностью вырезаны из окружающей среды и вставлены перед огненной стеной. Сбрасывающие бомбы самолеты здесь были компьютерными. Поэтому падение бомб синхронизировано со взрывами.
Вообще, в фильме много сцен, которые нельзя было бы снять без помощи цифрового композитинга.
Белое перышко
С пером, которое летит через весь город и падает прямо на кроссовку Форреста Гампа, тоже пришлось повозиться. Нельзя заставить перо лететь, куда вам надо. Поэтому перышко снимали на хромакее и управляли им за леску, поддувая вентилятором. А потом вставили в заранее отснятый материал.
Интересно, что кадры с падением пера на кроссовку снимались в обратной последовательности: сначала сняли лежащее на кроссовке перо, потом просто кроссовку отдельно, чтобы стереть перо и восстановить обувку. В шоте, когда перо падает на кроссовку, мы видим цифровое перышко, а после его падения — снятое ранее настоящее перо «проявляется» и заменяет цифровое. Фото: Paramount Pictures
Надежда Маркалова, http://tvkinoradio.ru
Share.

Comments are closed.