Топ-100

Где сейчас дневник Тани Савичевой?

0

Более миллиона погибших и пропавших без вести. 872 самых страшных дня истории. Немыслимое преступление против человечности. Блокада Ленинграда занимает особое место в истории. Это событие невозможно игнорировать, а над деталями жизни и мучениями людей в те два с половиной года тяжело не плакать.

Дистрофия, цинга, туберкулез

Одним из главных символов страшной блокады стала маленькая девочка школьного возраста, которая попала в жернова войны и перенесла тяжелые события, так и не сумев от них оправиться. В общем-то, у тысяч детей в те годы сложилась похожая ужасающая судьба. Но Таня Савичева всегда стоит особняком: она оставила после себя записную книжку, пронзительную хронику блокадной семьи, скрупулезно фиксируя происходящий кошмар с конца декабря 1941 по май 1942. Таня ничего не описывала, только констатировала на девяти страницах блокнота смерть своих близких. Умерла сестра Женя, бабушка, брат Лёка (Леонид), дядя Вася, дядя Леша, мама. 125 граммов хлеба едва хватало, чтобы существовать. В декабре 1941 года норму увеличили, но жизнь едва теплилась.

32-летняя Женя трудилась на заводе, от которого до дома нужно было идти 7 километров, а ещё часто сдавала кровь в качестве донора. 74-летняя Евдокия отказалась от госпитализации, ссылаясь на то, что больницы и без того переполнены, хотя ей был поставлен диагноз «третья степень дистрофии». 24-летний Леонид работал, часто в две смены, на Адмиралтейском заводе, от которого нужно было идти домой несколько километров, да еще по Неве. В апреле умер 56-летний Василий, а в мае 71-летний Алексей.

«Мама в 13 мая в 7:30 час утра 1942 г; Савичевы умерли; Умерли все; Осталась одна Таня» – это знаменитые на весь мир строки, последние, которые были записаны рукой школьницы. 23 января 2020 года исполнилось бы 90 лет со дня рождения Тани Савичевой.

Судя по всему, сразу после того, как девочка справилась со смертью матери и сделала последние записи в своей книжке, Таня собралась с силами и пошла к своей ближайшей родственнице. Это была племянница бабушки, которая жила чуть ли не на другом конце города. Савичева уже давно недоедала и была невероятно слаба, но все же смогла доковылять до тети Дуси и рассказать ей о случившемся. Родственница приняла Таню, оформила опекунство, однако, у истощенной девочки начали прогрессировать дистрофия и цинга.

Поэтому тетя отдала ребенка в детский дом №48 Смольнинского района, в котором были в основном тяжелобольные воспитанники и который готовились эвакуировать при первой же возможности. С июля по середину августа 1942 года проходила подготовка к переезду в с. Шатки Горьковской области. Из-за постоянных обстрелов выезд эшелона задерживался. Но в результате 140 детей смогли вывезти в тыл. Там их выхаживали и лечили. Но выжили не все. Здоровье Тани Савичевой было сильно подорвано, да еще и туберкулез развился. 1 июля 1944 года она скончалась. Тане было 14 лет. В медицинской карточке было записано: «Цинга, дистрофия, нервное истощение, слепота…»

Судьба дневника

У Тани остались всего два родственника, о которых она просто ничего не могла знать. Сестра Нина эвакуировалась вместе с работниками завода, но на протяжении длительного времени от нее не поступало никаких вестей. В семье даже говорили, что она могла погибнуть. Брат Михаил ушел в леса в качестве партизана, о нем ничего не слышно было аж до 1944 года.

Когда они смогли вернуться домой после снятия блокады, искать младшую Савичеву было уже поздно: к тому времени она доживала последние дни в Горьковской области. Зато ребята пошли разбирать личные вещи своих родителей, среди которых обнаружили, в том числе и тот самый дневник.

Нина показала блокнот кандидату исторических наук, работнику Эрмитажа Льву Ракову. Он сумел разглядеть в записях девочки огромную ценность для формирования правильного представления о происходившем во время блокады. Именно он впервые помести дневник первой экспозиции, посвященной обороне города.

В 1953 году дневник передали в музей истории Ленинграда, где он и хранится до сих пор. При этом широкой публике оригинал показывали всего два раза. Первый – в 1964 году, на выставке, посвященной 20-летию снятия блокады. Тогда же единственный раз посетители смогли увидеть страницы записной книжки. С тех пор ее стараются не открывать – чтобы не испортить светом довольно хрупкие страницы. Второй же раз блокнот показали уже исключительно в закрытом виде в 2010 году. Впрочем, с книги сняли копии, и теперь каждый может ознакомиться с тем, как выглядят знаменитые страницы.

В поселке Шатки Нижегородской (ранее Горьковской) области на местном кладбище, рядом с могилой Тани Савичевой, расположены запечатленные в металле страницы ее дневника на красной кирпичной стене, которая символизирует разрушенный дом в городе на Неве. Одна из улиц неподалеку также названа именем девочки.

Память о Тане до сих пор живет в мире и даже в далеком космосе. Ведь еще в 1971 году ее именем назвали одну из малых планет Солнечной системы.

Стоит отметить, что дневник Тани Савичевой – далеко не единственный подобный документ в истории блокадного Ленинграда. На самом деле в местных музеях хранятся десятки записных книжек и тетрадей, в которых дети описывали ужасы, происходящие рядом с ними. Но именно лаконичные – и от этого еще более страшные – записки Тани вспоминают и спустя многие десятилетия.

Источник: «Мир 24»

Share.

Comments are closed.