Топ-100

Гейтс намерен затемнить планету

0

Миллиардер хочет осыпать Землю мелом. Не вымрет ли человечество?

Основатель Microsoft дал три миллиона долларов на проект: поднять два килограмма мела на 19 километров и рассыпать с высоты. Мультимиллиардер планирует понять, насколько эффективно мел в стратосфере защищает планету от солнечного света, и если результат хорош, распылить его там в гигантских количествах.

«Все равно, что героин по вене пускать»

Ученые критикуют Гейтса. Профессор Эдинбургского университета Стюарт Хасзелдайн заявил Times: «Да, такое охладит планету отражением солнечного излучения, но как только вы начнете делать подобное — это будет все равно, что героин по вене пускать: придется делать это снова и снова, чтобы поддерживать эффект».

Факт глобального потепления из-за выбросов СО2 рассчитал климатолог Михаил Будыко в 1960-х. Исследователь задумался, как бы глобальное потепление остановить? Он предложил делать это с помощью самолетов, жгущих серу в стратосфере. Почему он считал лучшим выходом сжигать серу, а не распылять мел, как нынешние исполнители планов Гейтса?

Все дело в том, что при сжигании серы образуется SO2 — сернистый ангидрид. При этом половина его массы получается из кислорода воздуха, что вдвое уменьшает затраты на транспортировку материала в стратосферу — а она довольно дорога. Это вещество в стратосфере обеспечивает эффективный антипарниковый эффект — не дает солнечным лучам попадать в тропосферу и нагревать поверхность планеты.

Сам собой возникает вопрос. Будыко предложил свой метод полвека назад. Конечно, в западных журналах не пишут, что он сделал это первым, но сам метод, бесспорно, упоминался там с тех пор не раз. Зачем же сейчас предлагать мел? Молекула мела намного тяжелее, то есть, она быстрее будет оседать на поверхность планеты и менее эффективно охлаждать ее. Формальный ответ на этот вопрос таков: SO2 опасен для озонового слоя, разрушает озон. Мы не зря написали «формальный»: спектры поглощения ультрафиолета у SO2 и О3 совпадают, поэтому, разрушая озон, сернистый ангидрид все равно блокирует ультрафиолет. Так что никакого особого смысла в его замене на неразрушающий озон мел нет.

Возможно, тот, кто эту замену предложил, просто хотел увековечить свое имя в борьбе с потеплением — вот и попытался изобрести свой, оригинальный путь. Хотя мел охлаждает Землю и менее эффективно, чем диоксид серы, но он вполне может это сделать. Причем, вопреки возражениям оппонентов, совершенно необязательно, чтобы ввод мела в атмосферу действительно поддерживался постоянно.

Холодно будет везде

Как отмечал все тот же Михаил Будыко, земной климат сегодня — принципиально неустойчив. Происходит это потому, что сегодня есть постоянные полярные ледяные шапки (последние 500 миллионов лет они были редкостью), хорошо отражающие солнечное излучение. Из-за этого охлаждение планеты стало давать ранее отсутствовавшую положительную обратную связь: чем холоднее на ней будет, тем больше образуется льдов, отражающих солнечное излучение в космос. Отчего станет еще холоднее.

Все потому, что если оледенение доберется до критически низких широт — экваториальных, то отражающая способность Земли увеличится настолько сильно, что среднемировая температура упадет на десятки градусов. Холодно станет везде, после чего любая наземная растительность погибнет. Будыко отмечал, что в последнем ледниковом периоде — самом сильном за очень долгое время — планета подошла критически близко к такому состоянию. Поэтому если распылить в атмосфере достаточное количество мела (или диоксида серы), чтобы оледенение достигло хотя бы Северной Африки, дальнейшее оледенение Земли станет самоподдерживающимся.

Около 600-700 миллионов лет назад на Земле был криогений — как раз такой период, когда ледники покрыли ее всю, включая экватор. Однако со временем какие-то неясные процессы все же привели к таянию льдов. Впрочем, с точки зрения нашего вида речь будет идти о вечности — криогений длился как минимум десятки миллионов лет. После гибели автотрофных наземных растений, неизбежной при глобальных оледенениях, человеческий вид вряд ли сможет поддерживать интенсивную активность любого рода.

Собственно, сценарий, когда борьба с глобальным потеплением распылением различных соединений в стратосфере привела к полному оледенению планеты, уже обыгрывался в поп-культуре и кино (тот же «Сквозь снег»). Правда, там постоледененческая фаза существования людей показана несколько нереалистично: в действительно никаких железных дорог, разумеется, в таком мире не будет. Ледники их просто снесут — при своем неуклонном движении на юг…

Утверждается, что затемнение небес — самый простой и дешевый способ борьбы с глобальным потеплением. Другие способы предполагают снижение концентрации углекислого газа в атмосфере Земли до доиндустриальных значений — с нынешних 410 до 280 частей на миллион. Это будет означать как минимум 10-процентное снижение урожайности сельскохозяйственных растений. То есть, либо массовый голод, либо резкое увеличение распашки новых земель. Альтернативные методы охлаждения планеты включают развертывание отражающих зеркал на орбите Земли и распыление соли с кораблей для того, чтобы увеличить отражающую способность облаков над морем.

Плавное вымирание

Глобальное меловое затемнение тоже приведет к снижению концентрации СО2 в атмосфере — потому что по мере охлаждения океана он станет вбирать больше этого газа на единицу объема воды. Но снижение будет не таким резким, как при борьбе с антропогенным СО2 из атмосфере, предлагаемой другими. Это значит, что и сведение тропических лесов будет более плавным, и местные виды проживут чуть подольше.

Не стоит забывать и о том, что глобальное затемнение лишит растения части поглощаемого ими света, что снизит глобальные урожаи на два-пять процентов. Но, повторимся: возврат СО2 на доиндустриальный уровень уронит урожайность сразу на 10 процентов. И если затемнить планету, то падение урожайности культурных растений и биомассы диких будет более плавным, более растянутым во времени.

По расчетам для диоксида серы, хватит 2-8 миллиардов долларов в год, чтобы остановить глобальное потепление без снижения антропогенных выбросов СО2. Для Гейтса это немного, ведь личное состояние этого американского олигарха — 138 миллиардов долларов. А по самым консервативным оценкам, один только переход на возобновляемую энергетику требует 4,4 триллиона долларов в год. Причем, этого не хватит, чтобы остановить потепление: уже накопленный в атмосфере СО2 будет нагревать ее долгие века, даже если антропогенные выбросы этого газа завтра же упадут до нуля.

Имитация вулкана

Увы, глобальное затемнение в истории Земли — регулярное явление, и именно оно было спусковым крючком для многих ледниковых периодов. Такие затемнения случаются каждый раз при сильном извержении надземного вулкана. Последний раз — в 1991 году, когда вулкан Пинатубо на Филиппинах выбросил в стратосферу 20 миллионов тонн диоксида серы (разогретый тяжелый газ может подняться существенно выше более легких молекул окружающего его воздуха). Как отмечает редакция журнала Nature: «Это извержение охладило планету на 0,5 градусов. На полтора года средняя земная температура вернулась к той, что была до изобретения парового двигателя».

Разумеется, извержение Пинатубо было далеко не самым сильным. Намного более сильные извержения в XIX веке дали Тамбора и Кракатау, а 16 февраля 1600 года — Уайнапутина в Перу. Тогда выброс достиг 50-100 миллионов тонн SO2 за раз. В итоге даже в северном полушарии температуры упали на несколько лет. Причем, температура упала настолько, в разных частях планеты случился голод.

А сильнейшее извержение вулкана за время существования нашего вида — это активность Тоба, примерно 75 тысяч лет назад. Тогда в атмосферу попало 6 миллиардов тонн диоксида серы. Насколько именно тогда упала температура — ученые до сих пор спорят (называются цифры от 1 до 15 градусов). Зато генетикам хорошо известно, что численность людей, оставивших свои гены нам, в этот период многократно сжалась. Общая численность размножающейся человеческой популяции около 70-80 тысяч лет назад упала до 1000-10000 особей, что исключительно мало.

К счастью, такое затемнение Земли вряд ли реализуют на практике в ближайшие десятки лет.

Александр Березин, Naked Science

Share.

Comments are closed.