Топ-100

История «Бега» экранизация произведений Булгакова

0
50 лет назад на экраны вышел фильм Алова и Наумова
Это была первая экранизация произведений Михаила Булгакова. Фильм, как, собственно, и пьеса писателя, получился о родине, потеряв которую однажды, так трудно обрести вновь.
В черновых вариантах фигурировали разные названия – «Рыцарь Серафимы», «Изгои». Но в итоге возникла пьеса «Бег» в восьми снах – о любви, о сражениях, о чужбине. В работе писатель использовал воспоминания генерала Якова Слащёва, вернувшегося из эмиграции на Родину.
Премьера «Бега» состоялась в 1957, в драматическом театре им. М. Горького. А через год пьесу Булгакова поставили на сцене Александринки. Спустя годы ее взялись экранизировать Александр Алов и Владимир Наумов. Консультантом фильма была Елена Булгакова, которую Наумов называл прекрасной мистической женщиной: «Участие Елены Сергеевны имело колоссальное значение. Она смотрела отснятый материал и говорила «хорошо» или «знаете, мне кажется, что тут как-то грустновато очень». Или еще что-то. Благодаря ей у меня даже было ощущение, что я с Булгаковым лично знаком, – вот такое магическое влияние было у этой женщины. Однажды мы сидели у нее на кухне. И вдруг скрипнула дверь. И вы не поверите, посчитаете, что я это придумал, – но мне правда показалось, что к нам идет Михаил Афанасьевич, который давно умер. Это она своими рассказами о нем создала такую атмосферу.
Мы с Еленой Сергеевной вместе даже частично дописали Булгакова. Мы с Аловым придумали один эпизод: помните, когда белые офицеры во главе с полковником (его играл Олег Ефремов) решают не уезжать из России и хотят застрелиться? Этого не было у Булгакова. Вызывают гробовщика. Полковник ему говорит: «Надо будет похоронить трех человек». – «Кого хоронить-то?» Полковник: «Нас, милейший, нас». Гробовщик сначала пугается, а потом соглашается. Затем эти трое офицеров выходят за дверь. Слышен выстрел: полковник застрелился. Но один из них (его играл Михаил Глузский) испугался и не застрелился, он пытается уйти, но его убивает самый молодой из них – полковой трубач, после чего стреляется сам. Мы сняли эту сцену. Показали вдове Булгакова. Вдруг через какое-то время Елена Сергеевна звонит и говорит: «Володечка, приезжайте ко мне». Приезжаем. «Хороший эпизод. Молодцы. Есть одно предложение к вам. Если вы захотите, конечно. Этот гробовщик в черных перчатках у вас, сделайте так, чтобы он зубами снял перчатку, провел пальцем одному из офицеров по щеке и сказал главному из них: «Ваше превосходительство, побриться бы надо. Мертвого-то брить труднее». Мы пересняли эпизод».
Первоначально предполагалось, что роль Хлудова (прообразом которого для Булгакова послужил белый генерал Слащев) сыграет Глеб Стриженов, которому уже начали подбирать грим и костюмы. А омский актер Владислав Дворжецкий пробовался на другие роли. Буквально в последний момент Алов и Наумов решили рискнуть и предложили Дворжецкому сняться в кинопробе, сыграв одну из самых сложных сцен пьесы, когда есаул Голован читает Хлудову Библию. Внешний облик соискателя, его взгляд, обращенный внутрь себя, графический точеный профиль и речь, будто во сне, – все это и решило судьбу образа. «Мы сняли эту сцену, и оказалось, что она не только лучше того, что мы себе представляли, но и вообще одна из лучших сцен всего фильма – и с моей точки зрения, и Алова тоже. Глаза – вот что было важно», признавался Наумов.
Вообще для создателей фильма подбор актеров стал трудоёмким. После продолжительных кинопроб, даже для эпизодических ролей, утверждены были те, кто оказался наиболее подходящим по массе критериев, таких как психофизика, внешность, выразительность лица, соответствие трагизму и сумрачности эпохи. Оператор Татьяна Логинова говорила: «Алов и Наумов с юности любили актеров. Выбирали их долго, тщательно, придирчиво. Но сделав выбор, верили в них, и эта вера очень помогала исполнителям. Николай Рыбников был не просто открыт Аловым и Наумовым как талантливый актер, но открыт как персонаж отрицательный. Алов и Наумов умели чувствовать актера, умели работать с ним. Они никогда не подавляли».
В Стамбуле снимали общие планы. «Нам важна была атмосфера. Поэтому мы настаивали на том, чтобы сцены, которые разворачиваются в Константинополе, снимались в Стамбуле, если на рынке – так на настоящем, чтоб Айя-София была видна», – вспоминал Наумов. У съемочной группы был громадный объектив – его называли Кузьма, который позволял снимать с огромным охватом. Тяжеленный – около 90 килограмм! Оператору выковали железный жилет, чтобы он смог удерживать Кузьму. «Увы, таможня не пропустила штатив, но мы придумали, как пользоваться этой здоровенной конструкцией. Погрузили Кузьму на согнутую спину одного из наших, оператор встал на свое место, и мы стали снимать. Такого плавного и мягкого изображения ни один стационарный штатив не давал! Правда, двигаться наш «штатив» мог метров десять, не больше, после чего ему нужна была 40-минутная передышка».
Премьера состоялась 14 января 1971 года. В прокате «Бег» собрал 19 миллионов 700 тысяч кинозрителей. Но реакция была разной: «Нас обвиняли в том, что мы сочувствуем белогвардейцам, – рассказывал Наумов. – А потом картину показали в Канне вне конкурса, причем три раза вместо одного. И она довольно хорошо прошла. Но был там один человек, мой бывший приятель, который поднял страшный шум. В свое время он эмигрировал во Францию. И вот он во всех газетах стал выступать: мол, посмотрите, какие белогвардейцы в фильме тупые, какой тупой этот Хлудов, какой безобразный Корзухин (это которого сыграл Евгений Евстигнеев). А наши нам говорили обратное: «Да вы что, с ума сошли? Чарнота получился у вас положительным персонажем». Но исторической точности в фильме нет. Мы снимали художественный фильм – здесь важно слово «художественный».
Подготовила Лина Лисицына,
Share.

Comments are closed.