Как Грету Тунберг использует господствующая элита

0

Шведская школьница Грета Тунберг выступила в ООН, выкрикивая в лицо собравшимся мировым лидерам тяжелые обвинения – чего стоит только: «Вы пустыми заявлениями украли мои мечты и детство!» Почему ее слова воспринимаются как выступление жертвы крайне циничной манипуляции, которая разворачивается на глазах у всего мира?

Анекдоты и карикатуры становятся реальностью с пугающей быстротой. Совсем недавно по Facebook ходила карикатура, на которой было изображено, как менялось понятие «эксперт»: в 80-е годы это был ученый, в нулевые – журналист, в десятые – девочка из Facebook. Кроме того, в начале сентября по соцсетям традиционно прокатываются шутки о том, что политических экспертов скоро станет меньше, потому что они будут заняты в школе.

Циничный и дорогой проект

Гиперэмоциональное выступление 16-летней шведской школьницы Греты Тунберг на мировом саммите по климату в ООН широко освещалось в СМИ. Речь Тунберг была призвана вызвать у старших поколений чувства вины, стыда и страха. Постоянно подчеркивалась не просто ответственность взрослых за ухудшающуюся экологическую ситуацию, но и повторялись угрозы и едва ли не проклятия: «Мы будем наблюдать за вами… Вы отняли мои мечты и мое детство своим пустословием… Мы стоим на пороге массового вымирания…

Ведь если бы вы действительно понимали серьезность ситуации и все равно продолжали бездействовать, вы были бы негодяями. А в это я верить отказываюсь… Вы нас подводите. Но молодежь начинает понимать, что вы ее предаете. На вас смотрят все будущие поколения. И если вы осознанно нас предадите, вот что я вам скажу: мы вас никогда не простим. Мы не позволим вам безнаказанно так поступить. Здесь и сейчас мы подводим черту. Мир пробуждается. И перемены грядут, нравится вам это или нет».

Дело не в том, кто писал речь Тунберг, а в том, что спекуляция от имени детей призвана поставить западное общество в положение оправдывающегося, виноватого и кающегося. За все – за недостаточные действия по борьбе с глобальным потеплением, за несчастных детей, у которых украли будущее, за гибнущую планету. Но каяться мало. Нужно еще и бояться, и присягать новой мессии, то есть, говорить о том, как права и прозорлива будущий лауреат Нобелевской премии мира.

Слушая речь Тунберг, лидеры улыбались и кивали, они были согласны, что лучше бы Грета была в школе. Кроме того, скорее всего, они, как и большинство жителей земного шара, не до конца понимали, почему шведская девочка, ставшая известной потому, что прогуливала школу ради борьбы с изменениями климата, вдруг стала главным ньюсмейкером серьезного взрослого мероприятия и почему ее мнение должно интересовать кого-то, помимо родителей и одноклассников.

У Греты Тунберг нет главного – она не выглядит естественно. Лично Грета, скорее всего, искренна, учитывая ее диагноз. Люди с болезнью Аспергера не склонны к мистификациям и преднамеренной лжи, наоборот, они говорят то, что думают, невзирая на лица. А вот то, как Грете помогают путешествовать по международным мероприятиям и выступать на тему изменения климата, производит крайне нехорошее впечатление очень дорогой постановки.

Например, из Швеции в Нью-Йорк она добиралась на яхте «Малиция II», ранее носившей название «Эдмонд де Ротшильд». Первое название вызвано тем, что заказчиком яхты был глава французской ветви Ротшильдов, бывший работодатель Эммануэля Макрона Бенджамин де Ротшильд.
Яхта была выбрана, так как Тунберг не летает на самолетах, потому что от них очень большой «углеродный след». На «Малиции II» во время пересечения Атлантики, по требованию Греты, был опечатан дизельный мотор, который должен быть на каждом подобном плавсредстве в целях безопасности.

Молодец? Ну как сказать. Да, путешествие под парусом не оставляет углеродного следа. Но производство современной яхты из углепластика, не говоря о кевларовых парусах, оставляет довольно серьезный «углеродный след», который экоактивисты почему-то игнорируют. Так же, как они предпочитают не замечать, что производство и последующая утилизация солнечных батарей загрязняет природу ничуть не меньше, чем традиционные методы получения электричества. Стоимость яхты составляет, к слову, 4 миллиона евро, а один трансантлантический рейс оценивается в 40 тысяч евро.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Дональд Трамп в своем Twitter назвал Грету Тунберг «счастливой девочкой». У большинства детей и подростков мира нет возможности пересекать океан на построенной по заказу Ротшильдов яхте и выступать перед мировыми лидерами. Ее слова про «украденное детство» – это не более чем слова. У Греты Тунберг было прекрасное детство, насколько оно возможно с синдромом Аспергера – и впереди ее, действительно, ждет замечательное светлое будущее.

Если, конечно, не вмешается природа, как это было в случае с американской девочкой-активисткой 1980-х годов Самантой Смит, чей самолет разбился в непогоду из-за ошибки пилота. Мертвая Грета Тунберг будет ничуть не менее полезна для «борьбы с глобальным потеплением», нежели живая.
Но хочется верить, что у девушки впереди действительно светлое будущее, многие дни и месяцы яхтинга, встречи с единомышленниками, выступления в парламентах и университетах и так далее. Вот только не надо называть это борьбой с глобальным потеплением, а уж тем более «искренним детским протестом». Это проект, причем очень дорогой и очень циничный.

Служит господству реальной элиты

Однако после выступления Греты в ООН действующие западные лидеры не стали рассыпаться в восхищении. И если реакция Трампа, назвавшего ее «очень счастливой девочкой, которая предвкушает светлое и прекрасное будущее», была вполне ожидаема, то высказывания Эммануэля Макрона и Ангелы Меркель стали неожиданными.

Французский президент сказал, что «безусловно полезны все акты мобилизации (на борьбу в защиту климата), предпринимаемые со стороны нашей молодежи и более старших лиц. Однако необходимо, чтобы эти акции были сконцентрированы против тех стран, которые зашли дальше всех, против тех, кто пытается блокировать действия по защите климата». И это, по словам Макрона, вовсе не европейские страны: «Не думаю, что сегодня правительства Франции и Германии – это именно те, кто пытается блокировать действия. Сомневаюсь, что подобные действия (речь о жалобе, поданной Тунберг в Комитет ООН по правам ребенка) являются самым эффективным подходом к решению проблемы, учитывая, что Франция прекращает использование угля, останавливает добычу углеводородного сырья, принимает другие меры».

Макрон сказал даже о том, что «наиболее радикальные позиции экологов лишь вносят раскол в общество». И это ему еще аукнется. Как аукнулись Ангеле Меркель ее высказывания о Грете. Хотя федеральный канцлер даже встретилась с Тунберг в Нью-Йорке и похвалила ее:
«Я встретилась с ней. Но хотела бы отметить, что не согласна с Гретой в некоторых важных вопросах. Вчера она эмоционально выступила в ООН, но при этом не уделила достаточного внимания тому, как новые технологии и инновации существенно помогают нам в сфере энергетики и защиты климата. Я придаю им большое значение, так как они помогают продвигаться к достижению наших целей. Как раз этого я вчера не услышала».

Немецкие «зеленые», которые постепенно выходят на позиции третьей партии страны, обрушились на Меркель с упреками: «Обвинять юную активистку в том, что она недооценивает инновационный потенциал, более чем бесцеремонно, когда большая коалиция сама в корне душит технологические шансы экологической трансформации».

Тут дело вовсе не в экологии. Хотя сама экологическая тематика все сильнее раскручивается в Европе, в первую очередь в Германии и Скандинавских странах. Причем раскручивается в том числе и с явными политическими целями. Во-первых, для того, чтобы перебить внимание к темам, вызывающим недовольство европейцев. То есть, к массовому наплыву мигрантов и вызванным им проблемам: «Как вы можете думать о излишнем количестве беженцев в Германии или Швеции, если весь мир стоит на грани гибели?»

Во-вторых, экологическая тема позволяет накачать популярность «зеленых» партий, чтобы уменьшить рост популярности националистов и евроскептиков, антисистемных и антиевропейских. «Зеленые» на словах тоже против истеблишмента, но по сути давно к нему принадлежат и вполне вписаны в современные европейские элиты. Более того, по мере падения популярности традиционных правящих партий, например, СДПГ и ХДС в Германии, именно «зеленые» могут стать теми, кто перехватит власть. Понятно, что несамостоятельно, но они могут стать ядром новых правящих коалиций, их мотором и лицом, которое будут продавать общественности, разочарованной в правящих элитах и накрученной тревогой о надвигающейся экологической катастрофе. В той же Австрии три года назад удалось, пусть и с третьей попытки, избрать президентом бывшего лидера местных «зеленых» Ван дер Белена. Причем сделано это было именно для того, чтобы остановить кандидата евроскептиков-националистов.

Но австрийскому президенту 75 лет, а новые «зеленые» вожди будут куда ближе по возрасту к Грете Тунберг. Их время надвигается, а пока что старые политики, к которым относится даже 41-летний Макрон, пытаются сохранить хоть частицу разума. Меркель и Макрон говорят совершенно банальные вещи. Но их уже заставили встречаться и спорить с 16-летней девочкой. Дальше их заставят оправдываться перед ней. Ну, или перед будущими поколениями. Ни о какой смене реальных элит, владеющих мировыми финансами и главными мировыми активами, речи, конечно, не идет. Наоборот, ради сохранения их господства и придумана Грета Тунберг.

Антон Крылов, Петр Акопов «Взгляд»

Поделиться.

Комментарии закрыты